Звезды10 февраля 2012 2:00

За что наше время поставило Пушкину ноль?

Риторические вопросы «на смерть поэта»

Вот ведь как оборачивается слово: написал Аполлон Григорьев, не самый выдающийся поэт и критик, что «Пушкин - наше все». Фраза застряла в веках, и теперь даже в каком-то сериале на СТС (видела на днях) однофамильца Пушкина называют исключительно «нашим всем».

В XIX веке Пушкина упрекали в разбросанности и, как сказали бы теперь, гламурности. Слова «солнце русской поэзии», написанные Владимиром Одоевским в извещении о смерти поэта, кого-то смутили, недругов возмутили. Кумир еще не был сотворен, его еще не зубрили.

Два десятилетия спустя, когда сказали про «наше все», уже создавалась «атмосфера своего рода обожествления». И до сих пор школьники пишут сочинения про «солнце», «наше все» - и зубрят, зубрят.

Прочувствуйте ситуацию: вас на свидании спросят, кто у вас любимый поэт. Вы честно ответите - Пушкин. Про вас подумают: отмазалась. И все свидание насмарку.

За что «наше все» получил этот ноль? За что в дурацких рекламах склоняют Пушкина пухлые дамы, обсуждая кредит в неких банках? За что каждый управдом может сказать, что везде виноват Пушкин?

Риторические вопросы к дуэли близ Черной речки не имеют отношения. Со смертью камер-юнкера по крайней мере яснее, чем с убийством Кеннеди. Известно, кто нажал на курок. Человек, пристававший к жене Пушкина и женившийся на его свояченице.

И тут я с ужасом понимаю, что, избавившись от клейма «наше все», мы можем попасть в другую ловушку. Вообразите: шоу «Пусть говорят». На диванчиках дамы с перетянутой талией. Наталья Гончарова, вдова, со слезами начинает рассказ, как злой Дантес в окне маячил. Следующим гостем, конечно, будет сам Дантес…

А попробуйте сейчас, раз уж есть повод, просто почитать. Вспомните фразы, из которых выросла русская литература. «Гости съезжались на дачу». «Она вскрикнула: «Ай, не он! Не он!» и упала без памяти». «Если Бог пошлет мне читателей»… Глупо лишать этого удовольствия тех, кто еще не разучился читать.