Политика2 марта 2012 16:07

Сирия: глубокий раскол за показным единством

Корреспонденты "КП" совершили «экскурсионную» поездку в колыбель сирийской революции, город Дераа на юге страны

- Хотите успеть на выборы российского президента? - осведомилась молоденькая кассирша, когда мы приехали в авиакассы в центре Дамаска менять билеты на более раннюю дату.

- Конечно, - киваем. - Гражданский долг обязывает.

- Если ваши руководители и дальше будут поддерживать Асада, у нас поубивают полстраны, - вдруг резанула билетерша.

Не сказать, что для нас откровение молодой сирийки явилось разрывом шаблона. За 10 дней здесь мы убедились, что за внешним единодушием сирийского общества кроется потаенный раскол. Не бывает так, что целый год власти не могут успокоить народ, который вроде как поддерживает режим. Можно сколько угодно пенять на международных террористов, но очевидно, что без поддержки какой-то части населения мятежники не продержались бы и месяца. И в этом мы в очередной раз убедились, совершив «экскурсионную» поездку в колыбель сирийской революции, город Дераа на юге страны.

Мятежная Сирия [спецрепортаж "КП"] часть 3
Корреспонденты "КП" совершили «экскурсионную» поездку в колыбель сирийской революции, город Дераа на юге страны.

«ЛИКБЕЗ» ОТ ГУБЕРНАТОРА

Выезд был организован Министерством информации, представитель которого инструктировал российских журналистов в автобусе: «На одном месте долго не задерживаемся. Снимаем быстро и едем на следующую точку. Недавно я возил ливанских журналистов в город Дума. По дороге нас остановили вооруженные бандиты. Но ливанцев, слава Аллаху, не стали похищать. С вами ситуация другая, террористы могут быстро узнать о вашем присутствии. Это большой риск». Профессиональная пугалка никак не клеилась с машиной сопровождения, которая присоединилась к нам на подъезде к Дераа. Протяжно завывая сиреной, она разгоняла автомобильный поток перед нашим автобусом, ненавязчиво давая понять - едут уважаемые люди.

- Мы благодарны властям России и российскому народу, за то что они оказались рядом с Сирией в трудные времена, - дежурно встретил очередную репортерскую делегацию губернатор провинции Мухаммед Эль Ганнус.

Как по бумаге он в который раз ознакомил журналистов с общей информацией о своем районе и провел краткий исторический ликбез о событиях годичной давности: «Шестнадцатого марта начались демонстрации. Ситуация обострялась: 21 марта зажгли Дворец Правосудия, Центр уголовного розыска и филиал отдела по борьбе с наркотиками. Среди демонстрантов оказались вооруженные люди, которые стреляли и в граждан и в полицию. Восьмого апреля демонстранты разгромили телевидение - им не понравился репортаж. В тот же день состоялась встреча президента Сирии и видных горожан. Договорились о прекращении демонстраций.

Взамен, представители общественности требовали вывести армию из города. Неделю город жил без полиции. Демонстранты потребовали отставки правительства, жгли государственные учреждения и перекрыли дороги. Поддерживающих режим просто убивали. В одном из районов города перебили всех служащих полицейского участка. Тела убитых четвертовали. Жители города испугались, и стали требовать ввода войск. 25 апреля армия вошла в город и соседние поселки. Порядок был наведен, но начались диверсии и теракты. Их осуществляют салафиты, «Братья мусульмане», контрабандисты и наркоторговцы...»

Ощущение такое, что представителям сирийских властей раздают одинаковые шпаргалки для общения с прессой. Но журналистов интересовали и другие вопросы.

- Сколько за год в вашей провинции погибло людей?

- Когда силовики попадают в руки к боевикам, мы не можем сказать, убиты они или нет, - уходит от ответа губернатор (кстати, в прошлом генерал, командир дивизии). - Жертв среди военных в три раза больше, чем среди гражданских.

- Кто сейчас в городе поддерживает порядок в городе?

- Только органы внутренних дел. Армии здесь нет, город пограничный - до Иордании три километра, Израиль близко. Поэтому, конечно вокруг города войсковые подразделения присутствуют.

- То есть с бандитами борется только полиция?

- Мы работаем по двум направлениям. С одной стороны, ведем диалог с гражданами, видными деятелями города. С другой - пытаемся ограничить деятельность вооруженных людей, наладить с ними контакт. Но они отказываются от переговоров.

- Как здесь проголосовали на референдуме?

- У нас в провинции шесть районов, все разные. В некоторых округах «за» проголосовали около 80 процентов, в других 55-70. В горячих точках, конечно, гораздо меньше. В Дераа бандиты приложили много усилий, чтобы сорвать голосование. Вышли на улицы с оружием, закрыли все дороги... Тем не менее голосование состоялось.

- Сколько в тюрьмах Дераа сейчас задержанных представителей оппозиции?

- В Сирии были три указа об амнистии, - снова уходит от прямого ответа губернатор. - У кого руки в крови, конечно на свободу не вышел. А кто принимал участие в демонстрациях - были отпущены. В последний раз - около пяти тысяч человек.

Если вдуматься, цифра просто ошеломляющая. Пять тысяч человек, которые провели недели в переполненной тюрьме. Слухи об условиях содержания в здешних кутузках и методах дознания ходят самые жуткие. Впрочем, это лишь слухи. Однако с какими взглядами вышли из-за решетки тысячи обычных демонстрантов догадаться не сложно. Режим Асада они восхвалять точно не будут.

- Кем представлены вооруженные повстанцы? - очередной вопрос из аудитории.

- Есть люди из Турции, Иордании, Ливана... - снова все та же мантра.

- Неужели среди них нет ни одного сирийца? - не выдерживает один из репортеров «КП».

- Есть, конечно, и уголовники, и контрабандисты. В розыске по уголовным делам сейчас около 65 тысяч человек...

ПО МЕСТАМ ПРОПАГАНДИСТСКОЙ СЛАВЫ

На этой неоконченной ноте аудиенция у губернатора завершилась, пора было менять место дислокации. Кстати, прибывшие с нами сирийские журналисты к экскурсии отнеслись без восторга. Оказывается, всех журналистов, приезжающих в город организованными группами, возят по одному и тому же маршруту. Сначала - разгромленный офис местного телеканала. Повстанцы вымели телеаппаратуру из здания и куда-то увезли. Разгром довершила армия, занявшая телецентр и закидавшая все вокруг бытовым мусором и пищевыми отходами. Следующая остановка - городской суд. У входа в храм правосудия две огневые точки, бродят люди в штатском, но с автоматами. Что они тут охраняют - непонятно.

Здание выгорело дотла, и власть, скорее всего просто обозначает свое присутствие. Это дисциплинирует. Под ногами разъезжаются влажные и обгоревшие уголовные дела. Многие документы еще можно было бы восстановить, на за прошедший год никто этим так и не занялся - внушительные кипы бумаги раскисают под весенним сирийским дождем. Последняя точка нашего невеселого тура - офис городского отделения полиции и демонстрация трофеев. Один из журналистов «КП» обронил:

- Сейчас покажут ржавые дедовские берданки и всякую неликвидную дрянь. Видали такое сто раз. В той же Чечне.

Точно. Всю информационную войну можно было проиграть одним только показом таких помойных трофеев - автоматы Калашникова с рваными газоотводными трубками и прогнившими (!) прикладами! Пара дешевых турецких помповых ружей, и пулеметная лента. А где бельгийское, израильское и американское оружие, о которых трубят по местным телеканалам? Но полицейские на этот вопрос ответить не смогли. Единственное, что поразило в этой выставке, - кустарное оборудование и заготовки для мин и фугасов. Здесь все было по-честному и серьезно - окислители из бытовой химии, инициирующие заряды, несколько видов минеральных удобрений, самодельные контейнеры для фугасов.

Как ни странно, именно эта выставка пошатнула официальную версию о серьезном западном участии в этом конфликте. Нам было с чем сравнивать - с оборудованием и снаряжением грузинской армии, которой Запад реально помогал. Были образцы западных вооружений и у повстанцев в Ливии. То, что нам показали в Дераа, свидетельствовало лишь о партизанской или бандитской войне гражданских лиц против государства. И не более того.

Было бы больше пропагандистского толка, если бы нам дали просто поговорить с прохожими на улицах. Большинство из них, нахлебавшиеся до сыта «праздника непослушания» длиною в год, пока все-таки однозначно поддерживают нынешнюю власть и президента. Для них - Асад, полиция и армия - символы мира и стабильности.

СМОТРИТЕ ФОТОГАЛЕРЕЮ

Мятежная Сирия [спецрепортаж "КП"] часть 2
Спецкоры "Комсомолки" передают из сирийских городов, где проходят уличные бои.