2018-04-02T14:09:12+03:00

Банды Лос-Анджелеса

Проблемы преступности в Калифорнии актуальны и сегодня
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

На прошлой неделе в Вашингтоне прошла Национальная конференция, на которой обсуждались методы предотвращения насилия среди американской молодежи.

В ней приняли участие представители многих неблагополучных в этом плане городов. Мэр Лос-Анджелеса, Антонио Вилларайгоса, выступая перед собравшимися, поделился собственным опытом. Он рассказал о деятельности созданной им в 2007 году организации GRYD (Gang Reduction and Youth Development) - Управлении по сокращению числа банд и работе с молодежью.

Латинос - впереди

Почему именно в 2007 году и что из себя представлял на тот период в криминальном плане второй по величине город Америки? Уровень преступности в Калифорнии достиг своего апогея в мае 2007. В одном только Лос-Анджелесе насчитывалось до 700 банд и свыше 40 тысяч их членов. Разнились они в основном по этническому принципу. Самыми многочисленными были (они и сегодня есть) банды латинос. Традиционный центр латинского сообщества - Восточный Лос-Анджелес, где концентрируются мексиканцы, рожденные в США. Он же - наиболее насыщенный бандами регион страны (на территории, радиусом 15 км, здесь действуют около 200 банд.) Причем само слово «банда» для этих формирований уже становится нетипичным, поскольку иные из них объединяют от 10 до 20 тысяч членов. Появился даже новый термин: «мегабанда».

И вот эти мегабанды поставили перед собой цель выжить из Калифорнии, для начала, всех чернокожих. Последние, объединяясь в свои банды, пытались им противостоять. Перестрелки и кровавые разборки между ними - дело обычное. Латинос оказались организованнее и сильнее. Есть статистика, что на данный момент темнокожее население, покидающее Калифорнию, сократилось вдвое.

К 2007 году, всего за несколько лет, криминогенная прослойка в Лос-Анджелесе выросла более чем на 40 процентов. Количество подростков от 12 до 17 лет, вовлеченных в преступную деятельность, приближалось к 70,000. До вступления во «взрослую бандитскую жизнь» их натаскивают на грабежах, вымогательстве, торговле наркотиками. Как выразился один из сотрудников ФБР, «банды - это смертельная болезнь, лекарство от которой мы до сих пор не можем найти».

Самое большое количество убийств происходит в Комптоне, южном районе Лос-Анджелеса, в «двух самых криминогенных квадратных милях во всей Америке», по выражению тогдашнего начальника полиции Лос-Анджелеса, Уильяма Браттона. В 2007 их было 80. Тюрьмы Калифорнии трещали от заключенных. По количеству приговоренных к смертной казни (около 640 смертников) Калифорния занимает первое место среди всех штатов Америки. Но из-за многолетних тяжб их содержат в тюрьмах строгого режима годами, пока они не умрут естественной смертью или по какой-то иной причине.

Кстати, смертная казнь в Калифорнии была отменена с 1964. В 1977 законодательное собрание штата восстановило ее, но до 1991 не было осуществлено ни одной казни. А с 1992-го по 2006-й казнили 13 человек. С 2006 года казни снова приостановили, под воздействием общественности штата, считающей, что смертельные инъекции - метод негуманный. Теперь калифорнийцы ведут борьбу за отмену смертной казни, как таковой, собрав 800 тысяч подписей в пользу этой инициативы (SAFE California). А поскольку для того, чтобы заявка приняла форму законопроекта, достаточно и 504 тысяч, законодательное собрание непременно ее рассмотрит.

GRYD на пути криминала

Вилларайгоса, заступивший на пост мэра Лос-Анджелеса в 2005 году, взялся за дело. Перед созданным им Управлением GRYD была поставлена задача остановить процесс затягивания молодежи в уличные банды и найти альтернативный подход для тех, кто уже является их членами. Насколько ему это удалось, сказать трудно, вернее - трудно проверить. GRYD, финансируемая городом, штатом и федеральными грантами - программа не из дешевых. Только за прошлый год ею было израсходовано $26 миллионов. Мэр считает, что Управление прекрасно справляется со своей задачей: «С тех пор, как мы начали эту программу, преступность в городе, связанная с бандитизмом, снизились на 17%».

Однако Институт городского развития (Urban Institute), базирующийся в Вашингтоне, похоже, придерживается иного мнения. В прошлом году, по приглашению властей Лос-Анджелеса, его эксперты взялись оценить результаты осуществляемой работы. Несмотря на наметившееся снижение преступности в целом, авторы исследования воздержались от окончательных выводов, поскольку ими не было найдено подтверждений, что снижение уровня преступности в Лос-Анджелесе - заслуга GRYD. В отчете отмечалось также, что члены уличных банд по сей день проявляют склонность к насилию, включая убийства, и не стали менее агрессивны, чем прежде.

Вилларайгоса с негодованием отверг заключение экспертов, заявив, что он располагает «неопровержимыми данными», подтверждающими положительную динамику в борьбе с преступностью в Лос-Анджелесе. «Утверждения, что предпринятые нами меры, которые растиражированы уже по всей Америке и признаются всей страной, неэффективны, попросту не соответствуют действительности, - заявил он. - Наша борьба с бандитизмом широко поддерживается и высоко оценена, как одна из наиболее эффективных мер в целом по стране».

«Я родился и вырос в Лос-Анджелесе, - подчеркнул 59-летний мэр. - И за все то время, что я живу здесь, никогда еще город не был таким безопасным, как сейчас».

Вилларайгосу, как видимо любого политика, стоящего у руля власти, интересует не столько сама преступность и спокойствие граждан, сколько собственные амбиции и стремление заработать очки в свою копилку для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице. Не потому ли он так рьяно отстаивает утверждение, что преступность в Лос-Анджелесе с его приходом неуклонно падает, и что другие штаты берут с него пример.

Вовсе не вслед за Лос-Анджелесом, а практически одновременно с ним, отмечалось на конференции, другие города США начали борьбу с преступностью, используя аналогичные методы и рассматривая проблему насилия не просто как уголовный вопрос, а как социальное зло с далеко идущими последствиями. А тенденция снижения уровня преступности, вопреки тревожным ожиданиям, наблюдается в последние годы по всей стране, несмотря на тяжелейший кризис - феномен, еще ждущий своего объяснения.

Тут еще стоит отметить, что за последние сто с лишним лет Вилларайгоса, выходец из того самого Восточного Лос-Анджелеса - первый латинос на посту гигантского мегаполиса США. Во время учебы в Калифорнийском Университете он был лидером местной ячейки MEChA - организации, защищающей интересы латинос. Думается, став мэром, Вилларайгоса лишь повысил обязательства перед своим народом. А отсюда недалеко до вывода, что ему невыгодно выворачивать наизнанку криминальное дно города, в котором банды латинос играют главенствующую роль.

И копы - не ангелы

В длящейся уже многие десятилетия борьбе Лос-Анджелеса с уличными бандами - и при, и до Вилларайгосы, есть свои черные пятна. Борьба эта ведется не всегда законным путем. В данной связи можно упомянуть разразившийся в 2001 году, так называемый, «Рампарт Скандал».

При LAPD действовал специальный отдел с длинным названием Collective Resources Against Street Hooligans - сокращенно CRASH (Коллективные Ресурсы Против Уличных Хулиганов). Каждый патрульный участок имел свое подразделение. Самым активным и известным среди них был CRASH в отделении Rampart.

В 1980-х бандитские группировки заметно активизировались, их действия отличались все большей жестокостью, что связывают в первую очередь с широким распространением наркотиков, рекой перетекавших в Калифорнию из Мексики. В работе CRASH отделения Rampart широко практиковалось подкладывание ложных улик подозреваемым, фальсификация силой выбиваемых признаний и сообщений, покрывание неспровоцированных перестрелок, а также повседневные избиения задержанных членов банд во время допросов, вплоть до их убийства.

Когда все это всплыло, началось внутреннее расследование. В 2001 году были рассмотрены дела почти 70 офицеров. 12 из них были временно отстранены, 7 ушли в отставку и 5 закончили карьеру. После этого случая CRASH стали называть «самой агрессивной бандой в городе». Опозоривший себя спецотдел постепенно свели на нет, а на смену ему пришел Отдел по борьбе с бандитизмом, что в принципе одно и то же. Затем, как упоминалось, появился GRYD. Противостояние властей и уличных банд в Лос-Анджелесе продолжается по сей день.

Что же касается Америки в целом, то в настоящее время в криминальную деятельность в ней вовлечено примерно 33 тысячи бандитских формирований, включая байкерские и тюремные банды, в которые входит около 1,4 млн человек. Зачастую они хорошо организованы. С такой информацией на прошлой неделе выступил в Конгрессе директор ФБР Роберт Мюллер. Много это или мало? Если сравнивать, к примеру, с 2009 годом, то банд стало на 13 тысяч больше и соответственно выросло количество их членов.

Но что заслуживает особого внимания не только сыскных организаций, но и общественности, так это качественно новый виток в деятельности преступных группировок. Время не стоит на месте. Бандиты и мошенники умнеют вместе с обществом, их преступления, направленные на наживу, совершенствуются. Продолжая заниматься традиционными беззакониями - грабежами, вымогательствами, убийствами, насилием, проституцией, торговлей оружием и наркотиками, отмечает глава ФБР, они с успехом осваивают и новые методы мошенничества - махинации в сфере здравоохранения, с ценными бумагами и банковскими счетами, кражу персональных данных для снятия денег со счетов и т.д. И тут, увы, далеко не последнюю роль играют наши, постсоветские ловкачи. Причем, деятельность организованной преступной сети зачастую выходит на международный уровень. Такая трансформация, по мнению Мюллера, требует совместных усилий со стороны ФБР, других правоохранительных органов США и международных партнеров.

Еще больше материалов по теме: «Криминал»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: