2015-02-04T07:45:27+03:00

Елка: "Иногда хочется быть такой роковой женщиной!"

Певица раскрыла карты перед сольником в "Олимпийском" [интервью + видео]
Поделиться:
Комментарии: comments33
Изменить размер текста:

Эту певицу за последние два года критики и публика вознесли до небес - называют чуть ли не первой достойной исполнительницей, появившейся после Земфиры, а так же главной надеждой русской эстрады.

Елка (настоящее имя - Елизавета Иванцив) - самая желанная гостья на корпоративах - под этот Новый год ее буквально рвали на части. И все благодаря затейливой песенке про Прованс, которая буквально вытолкнула певицу на большую сцену из ее «клубной» ниши, где она пела лет пять насмешливые песенки типа «Мальчик-красавчик» и «Девочка в маленьком Пежо».

За «Провансом» последовало еще несколько настоящих «хитяр» и альбом «Точки расставлены», который укрепил певицу в ее статусе «сверхновой». 20-го числа Елка берет новую высоту - концерт в «Олимпийском». - «Олимпийский» для наших артистов - это важная веха. Если ты его собрал - ты действительно крут!

Когда ты становишься на каблуки, у тебя другая осанка, взгляд. Ты по-другому выглядишь

Когда ты становишься на каблуки, у тебя другая осанка, взгляд. Ты по-другому выглядишь

- Просто трепетать перед таким концертом, слишком много важности. Это будет для меня приятный и хороший концерт. Я немножечко перед ним поволнуюсь. После него капельку порадуюсь. Во время него что-то будет происходить и со мной, и с моими зрителями. Это не супервеха в моей жизни. Просто «Олимпийский» - приятная площадка.

- Про «Прованс». Сколько раз она будет звучать на концерте?

- Два. Может, в середине и в конце. Или в конце и в конце.

- Как вы сейчас относитесь с этой песне?

- Я ее люблю очень.Я могу себе позволить постебаться над любой из своих песен. Потому что это мои песни. Достаточно самоиронично отношусь, но трепетно. Каждая песня – это моя история. А уж с этой у меня связано очень много всего интересного.

- Вы сразу, когда ее услышали, поняли, что это будущий хит? Или просто была одна из песен?

- У меня никогда нет такого, что я услышала песню и решила ,что это будущий хит и сразу же поняла, что ее надо записывать. Если бы я так записывала песни, было бы слышно это по моему репертуару. У меня было бы в разы больше песен. Про то, что «ты ушел от меня, но он еще пожалеет, козел». Девочки любят такие песни. И я любила такие песни в 14. Но я предпочитаю выбирать песни, которые полюблю я. Меня она чем-то очень зацепила. Тем, что она, пожалуй, самая на тот момент попсовая была. И для меня это был эксперимент. А почему я не могу? Интересная песня. С интересным ходиком. Плюс, там… Она же поется от лица хитрой кошки. Почему нет? По характеру мое: цап-царап.

- Вы в свое время, мне показалось, пели про героев современности - "девочка в маленьком «Пежо», "мальчик-красавчик", "офисный работник". Про кого приходило, может, спеть сейчас? Есть герои нашего времени?

- Героев масса. Но про них не хочется петь. Надо отметить, что не я была художником этих портретов. Я была исполнителем. Было время таких моих песен. Сейчас, чем дальше, тем больше мне хочется петь о чем-то светлом. О чем-то, что будет заставлять людей думать. Это обязательный критерий в моих песнях. Но думать о чем-то хорошем. Потому что слишком много мрачного вокруг нас. Много мрачных мыслей нам навязывают. Это так. У каждого, кто включает телевизор, день начинается с отвратительных новостей. Если это радио… Мы слышим, где кто-то сгорел, кто-то умер, кого-то… Все плохо. Хочется, чтобы иногда люди от этого отвлекались. Не все так глобально плохо. Есть вещи, над которыми надо задумываться, но не все так ужасно. И мне хочется, чтобы на моих концертах люди отвлекались от плохого и понимали, что все прекрасно, и наше счастье – это дело наших рук. И многое зависит от нас.

- Эти песни, скорее, были насмешкой…

- Ироничные они были. Вполне. Я и сейчас не лишена этого прекрасного качества. - Это правда. Я слышала ваш эксперимент с Алексом Дугласом. Чудесная песенка. У нее достаточно глубокий смысл. Она называется: «Пользуйтесь солнцезащитными кремами». "Танцуйте. Не стесняйтесь", "берегите колени" итд. Там очень много хороших и прекрасных советов. И то, что Алекс именно ко мне обратился за помощью в записи этой песни, а записывали мы ее в прямом эфире, мне очень приятно. Потому что многие мысли, которые звучат там, помогли и мне. Потому что я тогда была в таком странном состоянии, неопределенном. Куча мыслей, все непонятно, что делать и как быть. Этот чертов кризис… есть там некоторые мысли, которые даже мне помогли.

- Некоторые люди кстати считают, что певица Елка появилась как певица с песней «Прованс».

- А до этого она сидела в картонной коробочке?

- А до этого непонятно, где она была.

- Чего делала? Мы недавно посчитали. Я все говорю, что семь лет. Оказывается, уже 9-й год в Москве. Не просто сижу в Москве и жду. Когда у меня «Прованс» появится. Я пела песни. Долго. Просто я была достаточно нишевой певицей. Это, действительно, так. И до какого-то времени меня это устраивало. Поэтому обижаться на это нет смысла. У меня была моя маленькая, но очень верная аудитория. Сейчас она разрослась. Очень многие с тех времен все равно со мной и меня поддерживают меня.

- Я помню, у вас был совершенно другой сценический образ.

- Лысая девочка. Да.

- С синими волосами еще… И я читала во многих ваших интервью, что вы говорили, что у вас пацанский стиль и вас никто не заставит надеть каблуки.

- Никто меня не заставит. Это факт. Меня очень сложно что-то заставить сделать. Другое дело, прийти к чему-то самой. Мне надо самой проникнуться и захотеть, загореться. Девочки растут.

- Тяжело на каблуках?

- Вообще не тяжело. Иногда… Для меня это тоже был эксперимент. Почему все могут, а я не могу? Когда ты становишься на каблуки, у тебя другая осанка, взгляд. Ты по-другому выглядишь вообще. На тебя люди по-другому смотрят. И, конечно, для сцены это превосходно. И для жизни неплохо. Иногда хочется быть …

- … девочкой.

- Даже не девочкой. А роковой такой бабищей. Иногда прямо хочется. А потом сразу не хочется! Потому что кеды никто не отменял. Это любовь навсегда. Просто теперь у меня есть я.

- Я из Википедии специально выписала что к переменам в жизни вас подтолкнула Алла Пугачева. Так?

- Нет. Это гиперболизировано и вырвано из контекста. Приукрашено. У меня был момент, когда просто много событий. И людей. И знаков каких-то. И еще Алла Борисовна сказала, что «не устала ты еще от тесных и маленьких клубов, деточка? Чай, не 17 уже».

И я задумалась. Действительно, такие мимолетные фразочки заставляют задуматься. А она очень умная женщина. И знает, кому можно в лоб что говорить, а кому потихонечку…

- 9 лет назад, когда вы только приехали из Ужгорода в Москву, как вас город… Очаровал или разочаровал? Я знаю, что вы очень настороженно относились к Москве

- Не я. Люди, которые меня провожали в Москву, скорее. У меня в жизни все очень просто. Я стараюсь, если можно к чему-то относиться максимально просто, надо себе дать шанс, позволить. Все очень просто. Если ты открыт к новому городу, тои он тебя спокойно принимает. Было грустно чуть-чуть. Было скучно за родными. Очень. Но так, чтобы «этот город при встрече сразу дал мне пощечину». Не было такого. Да, он огромный. Это не другая страна.

Это другой мир. Тут все совсем по-другому. И когда я возвращаюсь к себе, той, конечно, я была прибита к стенке и ошарашена этими масштабами. Тут все устроено по-другому. Но к этому очень быстро привыкаешь. Потому что… Я не понимаю людей, которые приезжают сюда из своих маленьких и уютных городочков, здесь воплощают свои мечты. И параллельно ругают этот город. Это противоречие себе. Не нравится, есть родной Урюпинск, Воронеж, Ужгород. Откуда мы все понаехали. Если тебе так жестко не нравится Москва, по честному, было бы уехать домой. Но нет.

Я безумно люблю Ужгород. Это прекрасный город. Но Москва дала мне эти возможности, и она сделала меня тем, кем я являюсь сейчас. Я люблю этот город. Искренне. Таким, какой он есть. С этими чертовыми пробками, ужасным климатом, быстрыми людьми, которые не поднимают взгляд. Это часть этого организма, который манит и не отпускает.

- Вы открытый человек. Мне кажется. И для вас было большой разницей, какие люди у вас на родине и какие здесь. Тяжело было научиться общаться в этом ритме?

- Не тяжело. Я считаю, что мы притягиваем подобных к себе людей. Человек магнит. Если ты излучаешь негатив, то все твои ожидания обязательно сбудутся. Если ты едешь в огромный город с ужасными людьми, они обязательно, не замешкаются, нарисуются и испортят тебе жизнь. А если ты открыт, не ожидаешь от новых людей подвоха… В любом городе есть много хороших и плохих людей. Это банальщина. Просто в большом городе и тех, и других больше. И только от тебя зависит, кого ты к себе пустишь. И притянешь.

- Я знаю, что вы раньше работали в кофейне и варили кофе. Сохранили какие то секретики?

- Я не пью кофе уже два года. Перестала. По разным причинам. Есть какие-то общедоступные секретики. Например… По идее, у кофе должна быть пенка, которая несколько секунд держит сахар. Это во всех учебниках написано. А, самое важное, это настроение. Человек с плохим настроением… Конечно, хорошая вода очень важна, хорошая кофеварка. Но если человек с отвратительным настроением сварил кофе, кстати, это еды тоже касается. Кофе будет невкусным. И борщ будет отвратительным.

Кнедли… Это такое! Это такое. Это нельзя есть. Всем девочкам, которые соблюдают фигуру, это нельзя есть. Но не есть это невозможно. Это паровой хлеб. Хлеб белый, но без корочки. Его делают изумительно. Это соусом нельзя назвать. Это подлива. Грибная, белая, на сметанке. Ой… Это очень вкусно. У меня мама так готовит кнедли. Кнедли у нас в каждом магазине продаются. Это готовый хлеб, запечатанный, просто его потом на пароварочке подогреваешь… парчиком.

- Я так понимаю, что вы его себе уже давно не позволяете.

- Нет. Когда приезжаю домой, я ем все вредное. Потом я избавлюсь от этих двух килограммов. Но чуть-чуть… Как можно? Я стараюсь.. Но старания коту под хвост, потому что как можно не есть вкусное домашнее?

- Как вы находите себе песни, которые так вам созвучны?

- Это важно очень. Потому что я честно их все пою. Я не являюсь автором. К своему огромному сожалению. Завидую людям, которые умеют писать песни. Не факт, что мне сложнее. Зато я точно знаю, что должно быть в песне, что меня зацепит. Самое простое сравнение. Оно в последнее время мне больше всего подходит. Это как примерка в магазине. Ты же точно знаешь, какая вещь твоя. Я меряю песни на себя. Если она про меня, меня трогает, если я хочу ее прожить, закрываю глаза и вижу какие-то картинки, знаю, что это кусок моей жизни, увиденной почему-то другим человеком, это моя песня. Я точно знаю, что из любой самой зажеванной демки, записанной на диктофон под расческу вместо гитары, я расслышу свою песню, если это моя.

- А много пришлось пройти, чтобы альбом собрать?

- Да. Я даже не буду этого скрывать. Этот альбом для меня, для всего «Вельвета», для Лизушечки моей, это для нас очень интересный эксперимент. Это первый альбом, который мы собирали. Которые мне не был написан от «а» до «я». Мы сами искали аранжировщиков, студии, летали на два города. Переделывали. Успеваем, не успеваем… В поиске. Когда мы начали по крупицам собирать песенки, которые мне нравятся и подходят, у нас в голове не было мысли о концепции. И когда перед тем, как на общий мастеринг отдавать альбом, я расставила песни, мы вместе расставляли по порядку, было несколько вариантов. Девчонки предлагали, я предлагала. Мы вместе что-то меняли. И когда мы услышали альбом, я поняла, что несмотря на то, что он самый разный, у меня таких разных еще не было, от суперлюбви до мега… Рок. Есть песня рокового направления. Прямо рокеры мне написали. Самые настоящие. И альбом настолько цельный, честный. Я ни разу там себе не соврала. В этом альбоме.

Это было непросто. Но это было так интересно.

- Сейчас, как мне кажется на вас свалилась серьезная слава. Как вам с этим живется?

- Это фан. У меня ко всему очень простое отношение. Это все настолько эфемерно, временно. Я сейчас наслаждаюсь тем, что со мной происходит. Этого времени, славы, давящей на меня… Я очень просто живу. Моя жизнь состоит из моих маленьких радостей. Единственное, что может меня чуть-чуть подгружать – это побочные эффекты, которые неизбежны при таких масштабах. Это желтая пресса, к которой я отвратительно отношусь. Даже не потому, что они меня так задели. Просто они ко всем плохо относятся. Забывают о элементарных вещах. Об уважении, о невторжении в личное пространство. Это единственное. Остальное у меня радужно и превосходно. Моя публика, мои путешествия, мое ворчание. Это все мои маленькие радости. Я их ждала. Я долго ждала. И через полгода устать от этого? Нет. Оно не давит. Это классно.

-А выпить чтобы снять стресс?

- Я никогда не гружусь. Я не сопьюсь, потому что я не пью. В какой-то момент я поняла, что мой плотный график и алкоголь несовместимы. Даже в микродозах, которые присутствовали в моей жизни еще полгода назад. Мне неинтересно, невкусно, не классно. И после плохо. Смысл алкоголя был утерян. Но это моя личная позиция. И я страшно не люблю навязывать ее кому-то. А так, чтобы чем-то… Мне кажется, что тяжелее переживать пик популярности, когда ты осознал, что он позади. Вот где начинаются настоящий кризисы. Но главное, чтобы рядом были люди, которые всегда с тобой, которые до, во время, после, но рядышком. Оно все проходит. И не может быть всегда… И чтобы было вернуться куда. В свою норку. В свой мирок. И чтобы там у тебя было все по-прежнему прекрасно.

- Многие артисты говорят, что у них есть одна муза – это сцена. Я знаю, что многие снимают стресс спортом.

- У меня есть физкультура. Спорт – слишком громко сказано. Но физическая культура… Я на физру хожу. Минимальная нагрузка. Это беговая дорожка. Причем, ходьба. 30-40 минут ходьбы. Вот так. Если есть время и немножечко сил. А серьезный спорт? До йоги надо дорасти. У меня усидчивости не хватает. Это очень круто. И я вижу людей, которые преображаются благодаря йоге. Не только внешне. Внутренний мир обогащается. Но надо этому посвящать огромное количество времени. И относиться к этому с должным уважением

- Не думаете ли вы родителей перевезти поближе?

- У них своя жизнь. И я не хочу, и они не хотят. Они настолько граждане Украины. Они жители города Ужгорода.

- Не тяжело в разлуке?

- Мы видимся достаточно часто. Этого достаточно. Иногда мне хотелось бы чаще с ними видится. Подольше. Но всему свое время. Мои родители из тех, я это очень уважаю, которые… Они, действительно, очень много в меня вложили. Но они никогда не будут меня этим шантажировать. «Я на тебя всю жизнь!»… Это самое страшное, что могут сделать родители. Мне столько людей рассказывают страшные истории о том, что они не могут переехать в город своей мечты, начать реализовывать свои желания. Они действуют по воле родителей, потому что жесткие шантаж со стороны родителей. «Я тебя родила, вырастила, я лучшие годы, все деньги на тебя!». Что это такое? Разве так можно? Рабов себе рожать? Грубо, конечно, но по сути, так. Чтобы было, кому воды принести на старости лет? Великий мудрецы говорили: не забывайте, рожая детей, жить для себя. Дети уйдут. Их надо будет отпускать. Я – отдельно. Я ушла. У меня свое кино. Они спокойно, со стороны наблюдают и радуются. И я никогда их не брошу, не забуду. Я их обожаю. Потому что они лучшие у меня. А держать за ручку всегда своего ребенка – это неправильно. И мне придется набраться этой мудрости, потому что когда я буду мамой, я прикиплю и никуда не выпущу. Потом придется отпустить. Должны быть свои интересы.

- Последний вопрос очень пошлый. Были в Провансе?

- Нет. Хочется, конечно. Я уже обязана там побывать. И напишем статью: «Елка побывала в Провансе». Вот это информационный повод!

Еще больше материалов по теме: «Ёлка (Елизавета Иванцив): досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также