Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Общество23 мая 2012 22:00

Матиас Руст: «Почему я выбрал для посадки Красную площадь? В Москве больше не знал ничего!»

25 лет назад немец на крохотном самолетике сел в центре российской столицы
В этом взрослом человеке сложно узнать желторотого немецкого юношу-авантюриста.

В этом взрослом человеке сложно узнать желторотого немецкого юношу-авантюриста.

- Смотри мне в глаза и говори честно: ты знал, что 28 мая в СССР был Днем пограничника? - строго спрашиваю я у поджарого немецкого мужчины 44 лет от роду. Называть этого господина на «вы» никак не получается, потому что на первый план упрямо вылезает черно-белая фотография из 1987 года: испуганный юноша-ботаник в роговых очках на фоне легкомоторного самолетика. И купола храма Василия Блаженного - в качестве декорации.

- Да не знал я ничего! - оправдывается он. - И про церковный праздник Вознесения тоже не знал. У немецких пилотов раньше была такая поговорка: «Сесть на Красную площадь в день Вознесения». Это означало нечто нереальное.

Как вы понимаете, такого выражения у немецких пилотов больше нет...

- Да, а почему ты, кстати, выбрал именно Красную площадь?

- А я больше в Москве не знал ничего, - простодушно отвечает он и сбивает нам весь ход интервью, потому что мы с режиссером начинаем хохотать и задавать серьезные вопросы становится совсем невозможно.

Вы уже, конечно, поняли, о ком идет речь? Да о Матиасе Русте же - том самом желторотом немецком юноше, который пробил брешь в противовоздушном щите целой ядерной державы! Я бы даже сказала - развалил СССР, если бы не знала, что на это обидятся сразу несколько бывших советских республик, радостно записавших этот подвиг в свою историю.

Версий того, почему именно развалился Советский Союз, по миру сейчас гуляет множество. Даты тоже называют разные - кто август 1991-го, а кто апрель 1986-го, когда рванул Чернобыль. Но есть в этом ряду одна бесспорная: 28 мая 1987 года - когда на Красной площади, лихо обманув всех советских генералов, на крохотном самолетике «Сессна» приземлился 19-летний немец Матиас Руст. Дыры в обороне, политике и экономике шестой части света стали очевидны.

Как Руст снял министра обороны

Этот исторический перелет никто не снял на камеры мобильных телефонов и не выложил, как сейчас, в Ю-туб, но он от этого не стал менее знаменитым.

В Интернете до сих пор - полный спектр версий о том, кто стоял за всем этим безобразием. От самых романтических (якобы Матиас Руст хотел поразить любимую девушку) до самых прозаических (отпраздновал таким образом свой день рождения) и самых конспирологических (помогал НАТО прощупывать советский противовоздушный щит). Целые расследования посвящены выяснению вопросов: почему в этот день в районе Калининской области были выпущены метеошары и случайно ли там на экскурсии находились западногерманские туристы?

Странностей и правда было немало. Ну, например: Руста не сбивают дежурные истребители, аккурат в момент его пролета над Московской областью отключается система ПВО, а у Торжка именно в этот день ведутся поиски разбившегося самолета ВВС, и «Сессну» принимают за вертолет... Объяснить простым везением инцидент, за которым последовала отставка министра обороны и нескольких ключевых генералов, было бы слишком просто. Лучше всего было узнать у самого Руста, что и как?

Искали мы его долго. Нашли. На сантименты товарищ не покупался. «Видите ли, я на интервью зарабатываю», - с прагматичной откровенностью написал он в письме. Так что встретились мы небескорыстно. Но гонорар, равный половине средненемецкой месячной зарплаты, Матиас Руст отработал честно.

Как прощался с мамой

- Так что там с девушкой, Матиас? Или с днем рождения? Кому ты посвятил свою авантюру?

- День рождения у меня в январе, а не в июне, как пишут в Интернете, и никакой девушки у меня тогда не было, поэтому поражать было некого. Это была моя личная операция.

- Ты ее сам задумал?

- Сам, конечно, иначе бы так быстро из тюрьмы не вышел. Идея пришла в голову в 1986-м, когда Горбачев и Рейган встретились в Рейкьявике. Я в этом возрасте очень интересовался политикой и думал, что можно сделать большой шаг в сторону разоружения. Но этого не произошло. Вот и подумал, что надо наладить отношения между Востоком и Западом, используя вместо моста самолет. Я боялся, что, если Горбачев расслабится, соперники его уберут. Поэтому хотел прилететь в Москву, подать ему руку и сказать, что на Западе очень много людей, которые думают, что он все делает правильно.

- А где ты, интересно, взял такие подробные карты?

- В обществе пилотов. Взять в аэроклубе самолет на 2 - 3 недели тоже не было проблемой.

- А ты понимал, что можешь погибнуть? Что могут сбить истребители? А если все обойдется - посадят в тюрьму!

- Понимал, но в этом возрасте мотивация сильнее. Я думал, что Горбачев не позволит, чтобы меня наказали. Я сначала вылетел в Исландию, решив проверить, выдержу ли нагрузку. Оттуда - в Норвегию, в Финляндию и только потом в Москву.

- Ты брал с собой какой-нибудь амулет?

- Фотографию своей собаки. Ее звали Флориан.

- А как ты в то утро прощался с мамой? Вот наливает она тебе кофе, подает булочку, а ты думаешь: прощай, мама, я, может быть, вижу тебя в последний раз...

- Все было не так. 13 мая 1987 года отец, мать и брат отвезли меня на летное поле. Они не очень сильно переживали, потому что знали, что я хорошо летаю, и думали, что я просто прокачусь над Скандинавией. Мать, конечно, немножко волновалась, потому что я долгое время должен был находиться над водой - случись что, никто не помог бы. Конечно, они вели бы себя совсем иначе, если бы знали, что я задумал. У меня самого были смешанные чувства: с одной стороны, я очень хотел это сделать. С другой - боялся, потому что не был до конца уверен, что смогу.

«Сессна» делала три захода на посадку. Поэтому кое-кто из свидетелей сумел ее снять. Жаль, что тогда не было YouTube. Ролик бы побил все рекорды по популярности.

«Сессна» делала три захода на посадку. Поэтому кое-кто из свидетелей сумел ее снять. Жаль, что тогда не было YouTube. Ролик бы побил все рекорды по популярности.

«Я хотел, чтобы меня заметили»

- Границу ты пересек в районе тогда еще советской Эстонии. Когда летел - успевал разглядывать, как пасутся коровы и ездят машины?

- Я летел на высоте 600 метров - мало что можно было разглядеть. Кроме того, я был полностью сконцентрирован на полете.

- Но истребители, которые нарезали вокруг тебя круги, видел?

- Видел (см. пункт 3 схемы. - Прим. ред.). Самолет облетел пару раз и больше не возвращался.

- С жизнью попрощался?

- Очень испугался, конечно, подумал: наступает решающий момент. Либо все будет хорошо, либо конец... Но когда самолет улетел, стало ясно, что цель будет достигнута.

- А зачем ты отключил связь и ушел на низкую высоту?

- Я ничего не отключал, просто был на другой частоте и ничего не слышал. И не снижал высоту, всегда летел на высоте 600 метров, потому что хотел, чтобы меня заметили.

- Это правда, что, когда ты исчез с радаров авиадиспетчеров Финляндии, в Финском заливе на воде было обнаружено масляное пятно. И что финны проводили спасательную операцию, за что потом выставили счет на 100 тысяч долларов?

- Они высылали вертолет и хотели выставить счет, но потом передумали. Поняли, что все это было сделано мной ради мира. Я такому решению, если честно, обрадовался, потому что знал, что немецкие органы так бы не поступили. Нам было бы очень трудно заплатить, хотя мы и принадлежали к среднему классу.

- На территории России где-нибудь приземлялся?

- Нет, я летел нон-стоп.

- А вот умные люди пишут, что в Хельсинки ты сел в самолет в джинсах, а в Москве вышел в красном комбинезоне!

- Все было наоборот: в красном комбинезоне я летел. Но в Москве было холодно, поэтому после посадки надел сверху плащевое пальто.

- Все исследователи твоего полета считают, что ты что-то недоговариваешь: 5 с лишним часов от Хельсинки до Москвы - это многовато. Ну 25 лет прошло - чего там скрывать, расскажи, как было на самом деле!

- Пять часов - это нормально: в 12.21 я вылетел из Хельсинки, в 18.43 был в Москве. Мне пришлось нарезать много кругов, пока нашел Красную площадь.

- А как ты ее узнал?

- По отелю «Россия», который был на карте. С посадкой сначала были затруднения - я видел, что на Красной площади было очень много народу, трижды заходил на низкую высоту, чтобы показать людям, что хочу сесть. Но, как только набирал высоту, они опять сходились. Поэтому и решил сесть на мосту возле Красной площади.

«Я хочу домой!»

- А что означает рисунок атомной бомбы на твоем самолете? Вернее, целых трех!

- Никакая это не бомба. Это все было связано с моей миссией: шар символизировал планету Земля, три ноги - надежду, свободу и мир, треугольник - символ лучшей жизни. Я эту картинку сам вырезал из бумаги и прилепил. Советские следователи углядели в этом тайный смысл и преподнесли это так, что мой поступок должен был иметь такой же эффект, как атомная бомба...

- Это был самый смешной вопрос, который ты услышал на допросах?

- Был еще смешнее - когда сразу после посадки на Красной площади ко мне подошел милиционер и спросил, почему у меня нет визы. Я сказал: если бы я запросил визу, то никогда не смог бы этого сделать, и засмеялся. Милиционер при этом смеялся тоже.

- Что ты испытывал в тот момент? Счастье? Восторг?

- Чувство, что с плеч упал какой-то невероятно тяжелый груз. И еще - что в этот момент преодолел свои страхи.

- Советские люди соответствовали твоим ожиданиям?

- Я не знал, чего ожидать, но за считанные минуты после посадки меня окружило большое количество людей, настроенных вполне дружелюбно. Какой-то мальчик лет 15 - 16 разговаривал по-английски и переводил первые вопросы. Люди хотели знать, откуда я прилетел и зачем. Я ответил, что хотел бы поговорить с Горбачевым, которому очень симпатизировал. Я осознавал, конечно, что, совершив этот перелет, тем самым его оскорбил, поскольку он - Верховный главнокомандующий. Но в тот момент думал, что мир во всем мире намного важнее, чем уважение.

- Но ты понимал, что тебя накажут? Или ждал, что из Кремля выйдет Михаил Сергеевич, вынесет цветов с водкой и пригласит домой поговорить?

- Честно сказать, я думал, что мне дадут условный срок. Но после разговора с адвокатом понял, что это у вас бывает редко...

- Примерно час ты раздавал автографы, а потом?

- Приехали грузовые автомобили с солдатами, огородили самолет. Примерно в 20.00 трое человек подошли ближе, заговорили на немецком и сказали, что они из органов внутренних дел. Они специально не сказали «КГБ», потому что знали, что у этого слова на Западе плохая репутация. Первые 15 минут меня допрашивали прямо у самолета. Потом на черной «Волге» отвезли в какой-то кабинет недалеко от Красной площади. Вопросы были такими: зачем прилетел, есть ли ­соучастники и что, если я не скажу правду, они все равно докопаются... Потом отвезли в тюрьму и допрашивали до 4 утра.

- И как тебе понравился советский тюремный быт?

- Я провел в «Лефортово» 432 дня. Настроение было не очень. В камере был сосед, учитель английского, он сидел за спекуляцию - его специально подсадили, чтобы мы могли общаться. Я пробовал учить русский, но в таком состоянии это было невозможно. Помню несколько слов: «Я хочу домой», «Я лечу домой», «Самолет», «Извините».

- В какой примерно день из проведенных в тюрьме улетучилась надежда на Горбачева?

- То, что он ко мне не придет, стало ясно с первой минуты. Было ощущение, что Горбачев просто не понял, чего я хотел. Он подумал, что это хулиганская выходка, и использовал эту возможность для того, чтобы избавиться от людей, которые не сопутствовали его политическому курсу.

- У тебя есть шанс сказать ему сейчас то, что ты хотел.

- Михаил Сергеевич! Я не собирался доставлять вам трудности тем, что сделал. Я просто хотел протянуть руку и показать, что я тоже приветствую ваши попытки сделать нашу землю мирной. В общем, я очень поддерживаю вас в том, что вы делаете!

- Мы передадим ему, спасибо! А ты знаешь, сколько генералов были уволены после твоего полета? А два полковника даже сели в тюрьму!

- Их довольно быстро отпустили, по моим сведениям, но они были сами виноваты, потому что, сообщив начальству о том, что какой-то самолет пересек границу, не сказали, что он был зарубежным.

- А еще один генерал обещал тебе при встрече набить морду...

- Что ж, ради мира надо приносить жертвы, - философски заключил Матиас Руст. Понять, говорил он серьезно или шутил, возможным не представлялось.

Практическое рустоведение

Наверное, архив нашей редакции теперь - самый богатый в вопросах мирового «рустоведения». Попросили нашего героя принести побольше фотографий, он и расстарался: принес от ясельных карточек до семейных. Вот он с соской. Вот с игрушкой. А вот на руках у папы, который выглядел тогда так же, как Матиас сейчас. «С этой фоткой я летал», - показывает на длинноухого спаниеля Матиас, и взгляд его грустнеет: Флориан умер в 2000 году, и больше собак в его доме не было... К историческим реликвиям можно отнести также фотографию мотоциклетного шлема, в котором он летал в Москву, и длинного пальто болотного цвета, в котором вылез из самолета.

...Наверное каким-нибудь Ломброзо, Юнгу или Фрейду сразу бы стало ясно, кто перед нами: сумасшедший, суперагент, осуществивший натовскую операцию, или инфантильный подросток, сыгравший с жизнью в рулетку?

Нам сложнее: слишком велик разрыв между тем растерянным юношей, который стоял 25 лет назад у трапа своего самолетика, и тем подуставшим от жизни мужчиной, который показывал сейчас семейный альбом. Когда же Руст был настоящим? И кто он на самом деле?

О том, как Матиас Руст распорядился тем шансом, что ему дала жизнь, читайте в номере «КП» от 28 мая 2012 года.

Смотрите фотогалерею: Уникальные фото из личного архива Матиаса Руста