Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Общество13 июня 2012 22:00

Люблю тебя, Петра варенье!

Размышления в честь 340-летия со дня рождения Великого императора всея Руси

В 1672-м родился царевич Петр Алексеевич. Детство у него было тяжелое: 14-й ребенок в семье, Стрелецкий бунт, регентство сестрицы Софьи, на троне - с 10 лет... А в 1725-м умер. С тех пор философы, политологи и историки выясняют: кем он был - сатрапом или царем-реформатором.

Начнем с того, что одно другому не мешает. Другой вопрос куда интереснее: оно нам надо было?

Главное, чем прославился Петр, - проталкивание России в Европу. К морям выход открыл, западный опыт перенял, город не хуже, чем у них, построил, флот из ничего сделал, налог на бороды ввел, шведа Карла XII победил... Страна сопротивлялась его нововведениям, как теперь модернизации, но потихоньку двигалась.

И превратились мы из неведомой снежной страны, населенной людьми с пёсьими головами, в, как теперь говорят, «центр силы». Враги тоже стали крупнее - с целыми империями воевали. Ничего без нас не решалось. Великий полководец Суворов из 75 своих побед 74 за границей одержал (дома только крестьянское восстание Пугачева подавил). Позже еще одна сверхдержава возникла - США. С ней мы уже в XX веке конкурировали.

А что Карл XII? Как сложилась его судьба? В родной Стокгольм он так и не вернулся. После сражения под Полтавой он еще потрепыхался, попытался вернуть хоть часть утраченного, но погиб в очередном сражении, став последним европейским главой государства, погибшим в бою.

Пришедшие на смену Карлу его сестра Ульрика Элеонора с супругом Фредриком I осмотрели разруху, сходили на ознакомительную экскурсию в пустую казну, вгляделись в пьяные рожи граждан и резко поменяли политику. С тех пор Швеция стала не мировой сверхдержавой, а тихой уютной страной - с палисадничками, занавесками в цветочек, вареньицем на завтрак и пакетом социальных гарантий для каждого.

Мы себя в таком статусе совсем представить не можем - привыкли за триста лет к мировому лидерству на уровне подкорки. А вот напрячься и вообразить: проиграй мы тогда, в 1709-м, под Полтавой, да и вообще всю Северную войну? Вернулся бы царь в Петербург (а то и вообще в Москву), осмотрел бы разруху, сходил бы в пустую казну, вгляделся в пьяные рожи граждан и бросил бы всю кипучую энергию на палисаднички с занавесочками. Благо варенье и так варить умели. Были бы мы сейчас Восточной Голландией или Швейцарией? Не знаете? Вот и я.