Общество

Шесть столетий наш народ совершает Крестный ход

Корреспонденты «Комсомолки» Николай Варсегов и Наталья Ко отправились с паломниками в село Великорецкое

На исходе первого дня пути перед ночевкою в селе Бобино нашу колонну в 35 тысяч паломников накрыли мощные грозовые тучи. Во все небеса засверкали молнии. Ливнем всех замочило так, что боевикам в сортире - не снилось! Потому мы отвергли мысль – поставить палатку под проливным дождем и решили искать пристанище под какой-то крышей. Вспомнив, что мы на репортерской работе, нарушили паломнический канон и забежали вперед колонны. Жители Бобино поджидали процессию. В магазинах прекратили продавать спиртное, включая пиво. Зато дымились полевые армейские кухни с бесплатной гречневой постной кашей и кипятком. Стояли десятки огромных МЧСовских палаток. В каждой можно расположить-положить человек до 30 рядками. Также под лежбища пилигримов подготовлены были все общественные учреждения – школа, техникум, клуб, столовая… . Мы же подались в школу, и директор определил нас в маленький кабинет, где кроме стола и полок с книгами стоял небольшой диван. А на полу было место для одного человека в спальнике.

Откушавши вдоволь горячего чаю, развесив на просушку одежды и почитав учебник истории за восьмой класс, мы скоро уснули усталым сном. Очнулись за полночь, и очень нам захотелось выйти. Но… двери нашего кабинета оказались замурованными с той стороны телами спящих паломников. По счастью у нас была пустая бутыль из-под кваса «Очаковский».

В два часа ночи люди за дверью зашевелились и начали собираться в путь. Мы тоже решили собрать манатки, но холодный сырой туман остудил наше рвение топать в столь ранний час. Окончательно мы проснулись в шесть, когда Крестный ход далеко ушел. Солнце на чистом небе пригревало уже вовсю, и шагать по протоптанному десятками тысяч ног пути было весело и легко. В этот день предстояло пройти нам километров так… пятьдесят. Дорога вела то сосновым лесом, то через клеверные луга, пахнущие ядреным мёдом. Наталья пела псалмы и порою крестила лоб, а Николай размышлял о вечном. После вчерашней сырости у Николая немного першило в горле, и Ко, как опытная таежница, предложила Варсегову пожевать младые иголки сосен. Буквально через пару часов першение прекратилось, что будет полезно знать всем путешествующим в лесах.

ХОД ИСЦЕЛЯЕТ ОТ РАЗНЫХ НЕДУГОВ

Надобно рассказать, что Крестный ход имеет действо весьма лечебное. Еще вчера мы наслушались вдоволь историй самых невероятных об исцелениях.

- Если б не Крестный ход, - рассказал, например, один уж немолодой паломник, - то мне бы давно лежать в могиле. Такая болезнь была нехорошая, о которой и поминать не хочется. А в 2005 году, хоть я верующим-то тогда и не был, но отправился в Крестный ход. Жена убедила. Еще ни разу в жизни не было мне так мучительно. И болезнь, и дорога тяжкая так вымотали, что на второе утро хотел вернуться назад. Но супруга уговорила и пособила двигаться дальше. Жена всю дорогу молится, а меня распирает злоба: зачем я пошел, дурак, на такие муки?! После дома отлеживался неделю и вдруг начал чувствовать самого себя все лучше и лучше. А через какое-то время болезнь вдруг совсем прошла! Через год инвалидную группу сняли, пенсию сократили, но о том не жалею. Вот так с тех пор и ходим с женой ежегодно. Ныне седьмой раз вместе. Теперь уж не так и тяжко…

По мнению Натальи Ко. дело все в силе веры. Ежели в данном случае мужчина больной в Господа и не веровал, то молилась его жена, и вера её могучая переломила недуг.

По мнению же Варсегова - исцеления, скорее всего, происходят от диких нагрузок на организм. Когда человек протопает 180 км, часто по вязкой глине, по тяжким подъемам

с поклажею на плечах, отбиваясь от насекомых – организм включает все дремлющие резервы, черпает космическую энергию. А когда мученья пути кончаются, то весь включенный резерв обрушится на болезнь и убьет её.

Крестный Великорецкий ход – один из самых тяжелых в мире. Вот и для нас он выдался далеко не легким.

Колонна паломников подзастряла на топкой лесной тропе, где мы её и догнали. Пилигримы здесь по колено утопали в глинистой жиже. Многие разулись и шлепали босиком. Особенно трудно было людям с маленькими детьми. Своих чад они несли на руках, а другие им помогали тащить по грязи коляски. Мучились женщины в длинных юбках, намокших почти по пояс. И совсем мало женщин, включая Ко, шли в этом ходе в брюках. Наверно, выход из дома в церковь в длинной тяжелой юбке был бы для православной барышни совершенно оправдан. Но в тяжких условиях Крестного хода, по мнению Николая, женщинам просто необходимо юбки сменить на брюки, дабы, избавившись от неудобства, глубже предаться вере.

…К обеду мы прибыли в село Загарье. Здесь двухчасовой привал. Паломники изнуренные распаковали свое съестное. Харч настоящего пилигрима должен быть постным и очень скромным. Поэтому в большинстве своем люди вкушали хлеб с вареной картошкою и с зеленым луком. Тут же валились чуток поспать, пока солнечная погода благоприятствовала тому.

Здесь же в селе Загарье мы подошли к владыке Вятскому и Слободскому Марку.

- Поведайте нам, владыка, зачем люди идут ежегодно в столь тяжкий Великорецкий Крестный ход?

- За духовным объединением, - отвечал владыка. – Всюду в природе притягиваются друг к другу заряды разноименные. И только здесь в Крестном ходе притягиваются друг к другу люди единомыслящие, единоверующие. Конечно же, Крестный ход выматывает и отымает немало силы физической. Но взамен он дает человеку такую силу духовную, что всякий, кто побывал в сем ходе, стремится опять и опять его повторить.

И это правда. Варсегов пошел в Крестный ход уже третий раз и может сказать, что действо сие приносит какую-то смутную радость, которую хочется испытать еще и еще.

Исповедь

Исповедь

НЕ БЕГИТЕ ВПЕРЕДИ ИКОНЫ

Во второй половине дня мы снова подались вперед процессии, ибо сил у нас было еще достаточно. Нас обогнали двое нижегородских тинейжеров, а так же молодая семья москвичей с младенцем в коляске. Семейным хотелось пораньше попасть на вторую ночевку в село Монастырское, дабы ребенка меньше мучить в пути. Комары и слепни искусали младенца так, что у него уже не было силы плакать. Тинейжеры (лет 13 – 14) сказали, что были в ходе в прошлом году и дорогу знают прекрасно. К тому же свежий тракторный след через луга и лес проложен был явно к селу Монастырскому. А куда же еще мог поехать трактор, если других поселений в округе нет? Вот эта логика и уверенность малолеток сбила нас с истинного пути! Километра через четыре Варсегов забеспокоился. Последний раз он был тут семь лет назад и уже не помнил тропу: «Что-то мы все круче и круче поворачиваем за трактором на восток, когда путь наш лежит на север?!». Но Наталья Ко успокоила: «Я читала в инете, что правительство Кировской области накануне Крестного хода исследовало дорогу. Значит, это правительство запустило трактор до Монастырского, чтобы паломники ориентировались по его следу».

Еще километр и мы оказались в такой болотине, где и тракторный след пропал. А вокруг были зимние вырубки леса, впереди холм. Наталья рванулась к холму, но ее тут же засосала опасная трясина почти по пах. Тинейжеры нашли какой-то обход и увлекли за собой семью. И лишь, забравшись на холм, все поняли – дальше дороги нет.

Мы взяли на руки измученного младенца у измученных родителей и… обратно по гусеничному следу трактора. Через час повстречались с процессией и повернули по правильному пути. Наталья сделала глубокомысленное заключение: Святитель Николай специально послал нам сие испытание, чтобы сказать через наши уста иным непутевым паломникам – не бегите впереди иконы, иначе попадете в трясину.

Возможно, в этот момент у Натальи со Святителем Николаем завязался некий духовный контакт, о чем свидетельствуют следующие события.

Трудный путь к Богу

Трудный путь к Богу

Традиционно в ход взрослые идут вместе с детьми

Традиционно в ход взрослые идут вместе с детьми

КАК СВЯТИТЕЛЬ ПОМОГ НАМ СОГРЕТЬСЯ

К Монастырскому мы, уж порядком вымотанные, подошли в 22 часу. Разбили палатку на отшибе села, развели костер, поужинали, чем Бог послал. И вроде бы завалиться спать, но подул северный ветерок и дневная температура резко пошла к нулю. Холодная сырая земля под днищем палатки обещала ночлег несладкий. К тому ж мы забыли в бобинской школе кусок поролона и рассчитывать на тонкие спальники при нуле градусов было нелепо. Наталья велела Варсегову поискать в Монастырском какие-то старые одеяния. Однако, десятки тысяч паломников уже оккупировали все избы и сгребли у хозяев под свой ночлег все, что можно было сгрести – даже драные картофельные мешки. Все дома до единого были заняты паломниками, лежащими на полу, в сенях, на сеновалах, в сараях, в банях. Иные верующие сельчане пускают заночевать бесплатно, неверующие – за триста рублей с паломника.

Попытались купить хоть какое-то одеяние – бесполезно! Тогда Варсегов предложил Ко свой спальник, а сам-де покемарит и у костра. Но Наталья возвела руки к небу и со скорбящим взором запричитала: «Отче наш Николае, вразуми раба Божьего Варсегова на поиск чего-то теплого! Не дай ты нам околеть от стужи! Поможи рабу оному во делах сиих!».

Варсегов, поругиваясь, опять потопал в село. Ноги его привели почему-то к сельскому магазину, в котором шла бойкая ночная торговля. А магазинский грузчик выбрасывал на задний двор большие картонные коробки из-под продуктов. Варсегов вынул походный нож и попросил у грузчика порезать те короба на подстил в палатку. Грузчик не возражал, и таким образом у нас появился теплый и мягкий картонный матрац, который Ко у Святителя вымолила и на котором мы благостно почивали до восхода светила.

…Люди в Крестном ходе встречаются интересные. Более все – душевные и охочие рассказать о разном пережитом. Раб Божий Василий, лет сорока пяти, из Петербурга, отправился в Крестный ход впервые шесть лет назад по веленью своей начальницы. Дела в их конторе шли тогда не очень-то хорошо. И начальница, хоть и баба не шибко верующая, но решила на всякий случай кого-то послать помолиться и попросить Святителя об успешном бизнесе. Выбор пал на Василия, как на работника самого бесполезного, да и к тому же не в меру пьющего. Начальница терпела его только по причине родства. Дала она Васе немного денег и фотомыльницу, чтобы делал фотоотчет о ходе, а то ведь засядет где-то в кировском кабаке, а после доложит, что-де ходил и просил за бизнес…

Прибыл Вася на Вятку, с утра похмелился, да взял с собою запас водяры, чтобы весело было шагать по просторам. И под конец уж первого дня так надрался, что в селе Бобино где-то и пал в канаву, и мыльницу потерял. Вряд ли бы завтра смог он продолжить священный путь, но оказалась случайно рядом вятская раба Божия Валентина.

Мораль её христианская не позволила пройти мимо падшего во канаву Васи – брата-мученика во Христе. А может даже почуяла Валентина своим милосердным сердцем, что в этой сырой траншее лежит её счастье женское, непростое такое счастье - с пагубною привычкой, простатитом и алиментами. Но взвалила она тогда сей крест на плечА свои, да и тащит его с молитвою по сей день. Шесть лет уже неразлучны оне. А пагубную привычку Василий давно променял на любовь к Валентине и благодарен ходу за такой поворот событий.

Да уж, сколько в сем Крестном ходе познакомилось и после переженилось народу! А где еще подобраться в пары людям кротким и богомольным? На танцули они не ходят, а церковь для знакомства не место. Зато в Крестном ходе поддержать кого-то за локоток, подать руку при переходе лужи – святое дело. Так и соединяются люди в семьи.

Порой стоянки длились до 4 часов

Порой стоянки длились до 4 часов

Лечить мозоли приходилось многим паломникам

Лечить мозоли приходилось многим паломникам

МОЛИТВА ГРЕШНИКА СМЕРДИТ, А НЕ БЛАГОУХАЕТ

Превозмогая сильную боль в ступнях, Наталья решила топать шаг в шаг с хромающим стариком, который, как и она, еле передвигал ногами.

- Вам сколько лет, дедушка? – неделикатно спросила Ко.

- А тебе, внучка, какое дело? – недовольно пробурчал дед, но тут же ответил, возможно, слегка занизив, - 78 мне.

- И зачем же вы в таком возрасте в Крестный ход пошли?

Интеллигенту Варсегову даже стало неловко от столь бестактных вопросов и он попробовал осадить коллегу, но старичок-паломник взял Ко под локоток и давай излагать доверительно ей свою историю.

- Я уже больше 10 лет хожу и еще ходить буду, пока Бог силы дает. Много лет назад Святитель Николай спас меня от смерти. Я попал в аварию, от моего «жигуленка» ничего не осталось, а я чудом выжил, потому что успел прокричать: «Николай-чудотворец, помоги!». С жуткими переломами полгода по больницам мотался. Тогда и дал обет, что буду каждый год в благодарность за свое спасение вославлять имя этого святого в Великорецком крестном ходе. …Ты сама-то зачем пошла? – спросил дед Наталью, и Ко поняла в сей миг, что нету пока у нее ответа на сей непростой вопрос.

На самом деле у всех здесь идущих одною дорогой очень разные пути к пониманию веры. Иные идут и тропою ложной – чего-то вымаливая, выпрашивая у Святителя в обмен на свои страданья дорожные, в обмен на неискренние моления. Кому-то думается, что отношения со святым Николаем можно строить как, например, с лукавым каким-то земным судьей: я вот воздам тебе, а ты за это мне пособи! Я, конечно, грешу-грешу, но зато ведь и каюсь-каюсь! Но зато ведь и свечки ставлю и часть моих взяток на церковь жертвую. Даже мяса не ем в посты… . Вот это ложное представление о христианской вере, по мнению Варсегова, приводит прямою дорогой в ад.

Корреспонденты «Комсомолки», одевшись как паломники, отправились в Великорецкий крестный ход

Корреспонденты «Комсомолки», одевшись как паломники, отправились в Великорецкий крестный ход

Есть притча на этот счет. Она называется - Молитва грешника смердит, а не благоухает.

«Некий неисправимый вор имел суеверную любовь к Николаю Угоднику, и всякий раз, идя на воровство, ставил святому свечку. Не смейтесь над этим вором, братья. Это только со стороны кажется, что глупость очевидна. При взгляде изнутри зоркость теряется, и мы сами часто творим неизвестно что, не замечая нелепость своих поступков. Так вот, вор ставил святому свечи и просил помощи в воровстве. Долго всё сходило ему с рук, и эту удачу он приписывал помощи Николая. Как вдруг однажды этот по особенному «набожный» вор был замечен людьми во время воровства. У простых людей разговоры недолгие. Грешника, пойманного на грехе, бьют, а то и убивают. Мужики погнались за несчастным. Смерть приблизилась к нему и стала дышать в затылок. Убегая, увидел он за селом павшую лошадь. Труп давно лежал на земле, из лопнувшего брюха тёк гной, черви ползали по телу животного, и воздух вокруг был отравлен запахом гнили. Но смертный страх сильнее любой брезгливости. Вор забрался в гниющее чрево и там, среди смрадных внутренностей, затаился. Преследователям даже в голову не могло прийти, что убегавший способен спрятаться в трупе. Походив вокруг и поругавшись всласть, они ушли домой. А наш «джентльмен удачи», погибая от смрада, разрывался между страхом возмездия и желанием вдохнуть свежего воздуха. И вот ему, едва живому от страха и вони, является Николай. «Как тебе здесь?» — спрашивает святитель. «Батюшка Николай, я едва жив от смрада!» — отвечает несчастный. На что святой ему отвечает: «Вот так мне смердят твои свечи!».

Так некоторые паломники прятались от дождя

Так некоторые паломники прятались от дождя

ДАЖЕ АМЕРИКАНЕЦ ПОДАЛСЯ В ПАЛОМНИКИ

Грех, исповедь, покаяние – предметы наших глубоких споров. Ко полагает, что и заблудшие, но кающиеся тоже полезны Господу, аки праведники. Что и оные в конце жизненного пути обязательно вразумятся, обрящи Истину. Вера, считает, Ко, подобна незнакомому языку. Ежели человек его хочет выучить, то поначалу слышит лишь непонятные звуки. После среди мемеканья и бебеканья начинает улавливать какой-то туманный смысл. А после уж понимает ясно и глубину, и краски ранее не знакомой речи.

Служители Вятской епархии нам рассказали про одного журналиста из США, который, пройдя Крестный ход впервые, написал, примерно, так: «Удивительная страна! Более шестисот лет русские ходят в свой Великорецкий Крестный ход, утопая в грязи, перелезая через поломанные деревья, спят под дождем и снегом, но до сих пор не могут там проложить нормальную дорогу! Не выстроят кемпингов, не обработают лес от комаров и слепней…».

Но что-то торкнуло американца, и уж который год подряд он ходит в сей Крестный ход.

После он же писал: «Это ж как надо любить свою страну и своих близких, чтобы принимать за них такие мучения!».

В следующем ходе все тот же автор высказался против строительства хорошей дороги и кемпингов для крестноходцев, поскольку тяжелый путь обернется легкой прогулкой и потеряет всякий священный смысл.

В 35-тысячной толпе не довелось нам встретить того американца, зато немало перезнакомились с соотечественниками. Отрок четырнадцати лет из Дивеево с гордостью нам поведал, что идет уже пятый год. На вопрос «И зачем тебе это надо?» - мальчиш ответил: «Хожу, потому что тянет».

Елена из Мурманска, лет тридцати, с шестилетним стажем паломницы.

- Мой первый Великорецкий Крестный ход был очень тяжелым, вспоминает она. - Огромный неподъемный рюкзак, кровавые мозоли от резиновых сапог. В общем, приятного было мало, но Божия благодать, которую мне, несмотря на трудности, удалось ощутить на себе, покрыла все эти мучения. На другой год я уже не взяла ничего лишнего.

К тому же опытные паломники посоветовали от мозолей — облепиховое масло, которое продается в любой аптеке. Смазываешь ступни и никаких проблем. А в этом году вообще придумали отличный сервис – передвижные камеры хранения. В Кирове утром сдаешь палатку, спальник и прочие тяжести в эту камеру, а вечером к ночлегу в село Бобино тебе все это привозят. Утром опять сдаешь и получаешь к следующему ночлегу. На все дни это стоит 500 рублей. Поэтому я иду налегке, наслаждаюсь красотами… .

Так про камеру-передвижку и масло от мозолей узнали мы уже очень поздно. На исходе третьего дня Ко до крови смозолила пальцы ног и спина ее ныла под тяжестью рюкзака. Но требованье Варсегова отдать рюкзак, упертая кореянка стоически отвергала. Она также отвергала и предложение посидеть на пне: «Если я сяду, то уже не смогу подняться». Наконец-то на горизонте показалось село Великорецкое! Именно здесь 629 лет назад и явилась икона Святителя Николая. Наша колонна, мокрая, грязная, покусанная паразитами и растянутая на несколько километров уже шла молча. Не было сил на разговоры. Только певчие впереди колонны распевали молитвы. По обочинам стояло много встречающих, они предлагали воду паломникам. В храмах Великорецкого радостно зазвенели колокола, отчего у многих паломников на щеках появились слезы.

В деревнях люди проходили под иконой

В деревнях люди проходили под иконой

ЕДА НЕВКУСНОЙ ОКАЗАЛАСЬ…

…Поставив палатку на бреге реки Великой, мы окунулись в ее студеные воды. И это сняло нашу усталость. Очень уж захотелось есть. Благо, что по всему селу понаехавшие торговцы понаставили много ларьков со всякой выпечкой, шашлыками, чаями и прочим.

Здесь надо отметить, что шашлыки (90 рублей – 100 грамм) и всякая прочая пища оказались малосъедобными, ежели не сказать - сущей дрянью. Лопать, конечно, все это можно, но даже и с голодушки совсем не вкусно. Видно торговцы подрассчитали: смиренные богомольцы в харю обратно куском не бросят, жаловаться не станут, поэтому можно скормить все то, чего не предложишь в городе. Мясо четвертой свежести, вымоченное трехкратно. Пирожки с повидлом, яйцом, изюмом…, в которых, практически, не найти начинку.

Оно бы и промолчать, но обидно, что россияне в этом году будут судить о вятской кухне, как о чем-то неподобающем.

И еще одно омрачающее явление следует нам отметить. На месте явления иконы Святителя Николая вытекает из хОлма святой источник. К источнику гигантская очередь, чтобы набрать воды. Старые, малые, хворые выстаивают всю ночь. Без очереди, никто не лезет, не видели. Однако ж, иные люди, не в меру алчные, набирают воду в огромные канистры, в большие бутыли, во все, что есть. Воды, понятно, не жалко, но надобно много времени, чтобы из тонкой струйки налить канистру. Но наливающему плевать на очередь, и это наше невежество российское выпирает даже в таком вот священном месте.

Не нам, конечно, давать советы священникам, но все же… Может, стоило бы в день прихода в Великорецкое у источника сделать надпись: «Дорогие братья и сестры! 5-га и 6-га июня набирать из источника более 2 литров воды в одни руки не благословляется! Уважайте стоящих в очереди».

Но закончить рассказ о Великорецком ходе нам бы хотелось более радостно, поведав о таком вот еще событии. По прибытии хода началась в храмах служба и Наталья Ко решила поставить на счастье свечку за сестру нашу мученицу во Христе – Наталию Грачеву (кто не знает по неграмотности своей, это писательница современная). И надо же так случиться, что через пару дней позвонила сама Грачева и радостно доложила, что дела ее творческие вдруг пошли очень даже успешно.

А коли так, то и страдания наши напрасны не были.

Много всяких чудес хороших связывают со Святителем Николаем. В давние времена случилось Варсегову беседовать с актрисой, ныне покойною, Любовью Соколовой. И в «КП» была напечатана та беседа.

- 31 июля 1941 года, - рассказывала актриса, - мне исполнилось 20 лет. Я жила тогда в Ленинграде. И в этот день моего рождения мы поехали со свекровью по делам за город. Вышли из вагона, идем по улице, вдруг подходит ко мне статный бородатый старичок. Он очень мягко меня остановил, заглянул в глаза и говорит: «Имя мое Николай. Ты будешь есть по чуть-чуть, но выживешь». А мы ведь тогда еще голодную блокаду и представить не могли. Далее он сказал: «Выучи молитву «Отче наш» и еще выучи по-немецки: «Gottes Mutter, hilf mir». Это по-русски значит: «Матерь Божья, помоги мне». Сказав эти слова, старичок отошел и скрылся за забором, а свекровь моя оцепенела и говорит: «Это же Николай Чудотворец! Догони его!». Я бросилась за забор, а там огромный пустырь и никого нет... Человек не мог здесь никуда исчезнуть столь быстро. Мы тут же пошли в церковь, и там на иконе Николая Чудотворца я сразу узнала того старичка. Потом в блокаду голод скосил всех моих близких, в том числе и свекровь. А я одна вопреки логике выжила. Молитву «Отче наш» читаю и теперь каждое утро.

Такие запреты касались всех сельских магазинов

Такие запреты касались всех сельских магазинов

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ

Родился Святитель Николай в 234 году нашей эры в городе Патара (Турция). Рос в состоятельной семье, получил хорошее образование и посвятил свою жизнь людям. Еще юношей отправился поклониться святым местам Иерусалима. Морское путешествие чуть не закончилось трагедией - шторм грозил разбить корабль о скалы. И тогда Святитель начал молиться. Люди спаслись, а он с тех пор стал покровителем и святым моряков и всех путешествующих. После Святой Николай стал Епископом Миры, где он проповедовал до самой своей смерти, отдав все свои знания и силы на благо людей. Чудеса, при помощи которых он еще при жизни помогал людям, передавались в рассказах от человека к человеку, переходили из века в век и дошли до наших дней. А после смерти, согласно церковным летописям, «Мощи его начали источать благоуханное миро, обладающее даром чудотворений. Мажущимся им с верою в святителя Божия оно сообщает исцеление от всех болезней, отгоняя также нечистых духов, которых так часто побеждал святитель еще при жизни».

В село Великорецкое икона возвращают каждый год в день ее явления

В село Великорецкое икона возвращают каждый год в день ее явления

ИЗ ИСТОРИИ ХОДА

Святой образ нашел крестьянин

История Великорецкого Крестного хода такова. В 1383 году на реке Великой под селеньем Великорецким, верстах в 70 от Хлынова (так называлась тогда будущая Вятка) крестьянин Агалаков пришел в лес по делам хозяйственным, где и явилась ему икона Святителя Николая под ярким лучом света, спускавшегося с небес. Икону Агалаков забрал и скоро выяснилось, что обладает она огромной лечебной силой. Немощные, болящие со всей округи исцелялись, коснувшись образа.

Скоро прознали об этой иконе в епархии Хлынова и запросили образ к себе. Однако пообещали жителям Великорецкого, что каждый год будут приносить икону в село. Так вот уже шесть столетий и носят икону Святителя Крестными ходом.

Перерывов до большевистского переворота было только два - иконы на Вятке не было. Иоанн Грозный и Михаил Романов испрашивали св. образ в Москву (на 2,5 и 1,5 года). Хотя однажды: В 1551 году по неизвестной причине вятичи своим делом пренебрегли. И немедля ударили крепкие морозы, все покрыл вполне зимний снег и пролежал до 25-го июня. Спохватившиеся ослушники поспешили на Великую по холодку. И собрали в тот год небывалый урожай, да уж больше так со святым Николаем не шутили.

В годы советской власти был взорван храм, где хранилась икона. И ныне судьба образа неизвестна. Есть мнение, что икона хранится у кого-то в частном владении. Крестный же ход совершает путь свой с копией той иконы.

Рекомендуемые