Общество3 июля 2012 2:00

Избирательность «элитного» милосердия

В 2008 году двое молодых парней разрисовали свастиками синагогу в Оренбурге

Суд приговорил их к 6 (!) годам лишения свободы по ст. 282 УК РФ (разжигание розни). Спору нет, два урода заслужили наказание. Они оскорбили чувства верующих, причем той конфессии, которую фашисты стремились уничтожить вместе с исповедующим эту религию народом.

Или есть спор? Чем их поступок отличается от того, что, например, сотворили девицы из Pussy Riot, которых обвиняют в хулиганстве (ст. 213 УК РФ)? Отсутствием телекамер и широкой огласки в СМИ, обеспеченной «случайно оказавшимися в кустах» знакомыми журналистами, или чем-то еще? Я, когда узнал об оренбургской истории на прошлой неделе, подписался бы, что заключение на такой срок - это излишне жестоко.

И почему тогда наша творческая элита и цвет интеллигенции не сказали свое веское слово? Где водораздел между вступиться и наплевать - в разнице между псевдохудожеством и псевдомузицированием или между синагогой и православным храмом? Или где-то еще? Почему в одном случае никто не сказал ни слова, когда впаяли на полную катушку, а в другом отрицают наличие состава уголовно наказуемого преступления и требуют переквалифицировать действо на административное правонарушение? Ведь те ребята тоже никого не избили, не ограбили, не убили. Они даже не входили в какую-то серьезную неонацистскую группу. Скорее всего, просто маялись дурью.

Для меня разницы между ними и «пуськами» нет. А вот для творческой элиты есть. В чем я убедился, когда письмо в защиту панк-группы мы обсуждали в телерадиоэфире «КП» с режиссером Марком Захаровым и киноведом и культурологом Кириллом Разлоговым. Оба они осуждают «панк-молебен», оба подписали, как и я, «из жалости», но вот на вопрос о том, видят ли они различия в двух указанных случаях, Захаров мудро промолчал, а Разлогов ответил, что для него разница неоспорима.

Кстати, подписался я и за новый суд в отношении офицера Сергея Аракчеева, обвиненного в убийстве трех жителей Чечни. И хотя судом присяжных он дважды был оправдан, в третий раз его приговорили к 15 годам лишения свободы. Только среди подписавшихся за Аракчеева я мало кого увидел из нынешних радетелей за «пусек».

P. S. Многочисленным комментаторам моей предыдущей колонки. Когда я подписывался в защиту Pussy Riot, то обозначил, что я не против наказания, а лишь за то, чтобы выпустить из СИЗО до решения суда.