Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Звезды23 января 2013 11:07

Визиты Высоцкого в Беларусь: 24 песни для белорусского кино и медовый месяц с Влади под Новогрудком

25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 75
Под Новогрудком в невысоком мужчине и скромно одетой женщине не все сразу узнавали
легендарного артиста и французскую кинозвезду.

Под Новогрудком в невысоком мужчине и скромно одетой женщине не все сразу узнавали легендарного артиста и французскую кинозвезду.

Рискнем предположить, что в этот день о Высоцком вспомнят в сотнях городов, куда он доехал с концертами и в которых побывал на киносъемках. В белорусском Новогрудке точно вспомнят - там завтра официально открывается первый в Беларуси памятник артисту. Бюст Высоцкого подарил городу один из уроженцев Новогрудка в знак уважения к музыканту. Тут в 1969 году Высоцкий провел две недели на съемочной площадке фильма Виктора Турова «Сыновья уходят в бой» и написал к фильму песни. Бюст установили еще в октябре, но официальное открытие решили приурочить ко дню рождения Высоцкого.

Наверное, вспомнят о рано ушедшем - всего в 42 - юбиляре в Слониме, Ружанах, Гродно - там он тоже бывал на съемках. Найдется кто-то их тех, кто отдыхал в 1969 году на озере Свитязь и встречал Высоцкого и Марину Влади там.

Есть кому вспомнить Высоцкого и в Минске. Хотя тех, кто встречался с ним тут в 60 - 70-е, все меньше. Режиссера Виктора Турова, лучшего белорусского друга Владимира Семеновича, уже давно нет с нами. В прошлом году ушел из жизни Лев Лисиц, отсидевший пять лет за организацию в 1979-м концертов Высоцкого в Минске.

Высоцкий часто бывал в Беларуси. По разным поводам - пробы, съемки, концерты. Обязательно заезжал к Турову по пути из Москвы в Париж, если ехал на машине. Но больше любил без руля, чтоб можно было хорошо посидеть.

- Если говорить о теме «Высоцкий и Беларусь», то выйдет, что мало кто видел его у нас трезвым, - замечаю я, пролистывая сборник воспоминаний «Владимир Высоцкий. Белорусские страницы», который вышел в 1999 году.

Мой собеседник - Иван Способов, председатель Минского городского киноклуба Владимира Высоцкого. Он никогда не встречался с Высоцким лично, но его белорусский след изучил так тщательно, что мог бы, кажется, защищать на эту тему диссертацию.

- Тут беда вот какая: каждый стремился с ним выпить. Его тянули в это дело, - считает Способов. - Тот же самый Туров был отъявленный собутыльник для Высоцкого. Он хоть и пережил Высоцкого, но тоже умер рано, в 60 лет. С другой стороны, и о Пушкине пишут, что он был дебоширом, бабником и алкоголиком. И когда ж он в таком случае успевал писать? То же самое и с Высоцким. Он сегодня входит в число самых издаваемых авторов планеты. Значит, наверное, не все так, как некоторым запомнилось. А что касается связи Высоцкого с Беларусью, то песни для белорусского кино - это и есть его самый главный след, и он очень глубокий.

Когда мы готовили концертную программу в память о Высоцком, я подсчитал, что он написал для белорусского кино в общей сложности 24 песни. Причем Виктор Туров был первым режиссером, который заказал Высоцкому песни для кино. В итоге для туровских фильмов Высоцкий написал 17 песен. 12 из них вошли в картины «Я родом из детства», «Война под крышами», «Сыновья уходят в бой» и «Точка отсчета». В последнем фильме его песни споет Марина Влади. 5 песен остались, так сказать, за кадром. Что-то было вырезано, что-то изначально не принято худсоветом.

Самая удивительная история вышла с песнями для фильма «Сыновья уходят в бой». Туров снимал его летом 1969-го под Новогрудком, на озере Свитязь. А Высоцкий приехал к своему белорусскому другу не работать, а отдыхать. Перед этой поездкой он попал в больницу, пережил клиническую смерть, едва выжил - это в 31 год-то. Было ради кого выживать - в это время у Высоцкого как раз был бурный роман с Мариной Влади. Вместе они и приехали. Влюбленные поселились в простом деревенском доме в деревне Литовка километрах в десяти от Свитязи. Спали на сеновале, пили по утрам свежее козье молоко, гуляли по окрестностям. Съездили на несколько дней в Новогрудок, остановились в местной гостинице. Это был, по сути, их медовый месяц, хотя официально Высоцкий и Влади поженились 13 января 1970 года.

25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 75.

25 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 75.

На съемочную площадку к Турову Высоцкий ездил просто поиграть на гитаре, понаблюдать. И вся эта атмосфера настолько впечатлила поэта, что однажды за одну ночь он написал сразу четыре шедевра, три из них вошли в фильм Турова - «Он не вернулся из боя», «Сыновья уходят в бой» и «Песня о земле». После этой поездки в Литовку была написана и одна из лучших лирических песен Высоцкого «Здесь лапы у елей дрожат на весу». Высоцкому вообще хорошо писалось в Беларуси. И платили ему здесь неплохо - по 100 рублей за песню. По нынешним деньгам это больше чем по миллиону.

БЫЛО ДЕЛО

«Привезли Высоцкого, а он на ногах не стоит…»

По этим отрывкам из книги воспоминаний «Владимир Высоцкий. Белорусские страницы» можно ярко прочувствовать и силу тяги артиста к алкоголю, и силу тяги поклонников к Высоцкому. Похоже, эти силы были равны.

Актер-дублер Борис Сивицкий:

«Хорошо запомнился приезд Володи с женой и детьми. Остановились они в гостинице «Минск». Мы (Туров, Княжинский, Каневский) пришли к ним в гости в номер. На наши просьбы спеть Володя ответил отказом. Отказался он и есть за стол… Но тут выяснилось, что надо провожать Люсю на поезд. Володя попросил втихаря, чтобы налили ему выпить и спрятали в ванной. Заскочив туда, Высоцкий тут же расправляет крылья и берется за гитару. Прослушав пару песен, мы поехали на вокзал. Люся с детьми уезжает в Москву. А мы начинаем гулять.

Высоцкий уже был страшно взбудоражен. Когда мы выходили на Привокзальную площадь, какой-то мужик наступил Володе на ногу. И Высоцкий, обидевшись, бьет того в ухо. А мужик здоровый, ростом под два метра. Мы сбили его с ног. Схватили Володю, впихнули в такси и быстро в гостиницу. Тут Высоцкий разошелся окончательно. Сделал заказ в номер и начал импровизированный концерт. Было лето, и когда мы выглянули в раскрытые окна, то увидели массу людей, сбежавшихся слушать».

Режиссер Виктор Туров:

«Я оставил их (Высоцкого и Влади. - Ред.) одних погулять в лесу вдоль озера. Вдруг ко мне прибегает кто-то из группы и говорит: «Знаешь, там бить собираются Высоцкого и Влади!» - «Почему? Что случилось?» - «А их, говорят, приняли за самозванцев, потому что никто не поверил, что вот эти два обыкновенных в общем человека - Высоцкий и Влади». Почему-то у тогдашней публики бытовало мнение, что Высоцкий - это бывший белогвардеец, со шрамом на лице, огромного роста и прочее, и прочее, и прочее. Марина Влади в своем скромном неброском наряде выглядела просто обаятельной женщиной. Естественно, они далеко не тянули на этаких суперменов, какими они были в воображении какой-то части публики. Это зародило подозрительность, вот за «самозванство» моих гостей чуть было не отколотили. К счастью, все обошлось…»

Художник по костюмам Алла Грибова:

«Съемки в Ружанах. Костюмерная находилась на месте съемок, а основная группа жила в Слониме. И вот приезжает туда со съемок «Стряпухи» Высоцкий и привозит огромную бутыль вина «Каберне». Они ее там распили, а потом, видно, Княжинский вспомнил, что я в Ружанах. И вот с остатками этого вина на военном джипе Руднев, Туров и Сивицкий поехали к нам. По дороге их остановили пограничники, так как это была пограничная зона. Они угостили пограничников, а те помогли им добраться, так как джип сломался.

Под утро они появились в Ружанах. (…) Я спросила: «А где Высоцкий?» А его, говорят, пришлось оставить.

Утром они стали чинить джип, чуть не сорвали съемку. Далее события развивались не менее странно. Привезли Высоцкого, а он на ногах не стоит. Сивицкий его держал, а мы с Клавдией Тарасовной надевали на него съемочный костюм. Со съемок Высоцкого привозят назад в автобусе в том же виде. Раздевали уже Сивицкий и Клавдия Тарасовна, а Володя при этом очень дергался».

Ассистент режиссера Роза Ольшевская:

«Мой покойный муж Геннадий приглашал к себе на квартиру Высоцкого. Но главное в его рассказах о Володе было: «Приезжал, напились». Будучи у Геннадия в квартире на улице Платонова, Высоцкий предлагал ему сделать в подвале еще одну комнату, чтобы получилось как в песне: «Лечь бы на дно, как подводная лодка». У нас дома жила собака Вега. Тем, кого она признавала, всегда несла тапочки. А Володе даже и игрушки подносила».