2016-08-24T03:25:32+03:00

«И пусть нас считают предателями!»

Пятое заседание Координационного совета оппозиции прошло. А могло и не состояться из-за неявки
Поделиться:
Комментарии: comments402
Годовщину акций на Болотной отметят новыми митингамиГодовщину акций на Болотной отметят новыми митингамиФото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

В субботу в Измайлово лидеры несистемной оппозиции провели очередное заседание своего органа – Координационного совета оппозиции (КСО), который, по их замыслу, должен осуществлять всю полноту власти в какой-то мечтаемый ими переходный период. Наблюдая за этим нескладным шапито-представлением, я никак не мог избавиться от мысли, что, если кто-то желает России действительно плохого, тот должен сделать все, дабы мечты членов КСО стали явью.

ВЕСНА ЛЬ У НАС 6-ГО МАЯ?

Начать с того, что анонсированное на 11 часов начало заседания, раз от разу переносилось – никак не набиралось количество необходимых для кворума ответственных членов КСО. Собравшиеся периодически писали в Твиттер о стоящих возле входа в гостиницу автозаках, словно бы желая сделать все, чтобы другие члены КС не пришли на заседание. Наконец, примерно в 11-25 искомое число членов собралось, и Борис Немцов открыл заседание, заметив, что «кворум, к счастью, все же имеется, хотя и на грани». Он же его и вел, хотя вроде как по регламенту должен был это делать Удальцов, но, в силу режима домашнего ареста, Сергей вместе с собравшимися мог быть вместе только мысленно.

Всего планировалось рассмотреть 16 пунктов повестки дня, но от части отказались под теми или иными причинами. Некоторые из них звучали смешно, но об этом позже. Начали заседание, как водится с хвоста, то есть с 15-го пункта. Наверное, потому что он был самым легким – выборы спикера следующего, шестого заседания КС. Им стал Алексей Гаскаров, если кому-то что-то говорит это имя и фамилия.

Что касается опорных пунктов заседания, то одним из таких вопросов был «доклад рабочей группы по международным делам о списке Магницкого» (извините, сохранена орфография авторов, впрочем, выучить фамилию одного из своих знамен оппозиционеры не могут уже не в первый раз – прим. авт.).

Но сначала обсуждали календарь ближайших протестных акций. Докладчик Петр Царьков сделал упор на то, что акции должны быть многочисленными, не меньше, чем пришло 13 января, иначе «оппоненты из числа кремлевских СМИ сочтут их неудачными». То есть, дело частично перешло уже в плоскость противостояния СМИ, а не власти. Левые предложили провести акцию в конце марта, приурочив к началу процесса по «делу 6-го мая». Немцов парировал – никакого процесса в конце марта не начнется, у него точные данные. Предложили весной провести еще антикоррупционный марш, а потом – небольшой митинг, а то без митинга совсем никак, прогулка получается.

Мрачный Яшин, рядом с которым пустовало свободное место, выступил духе ленинского «лучше меньше, да лучше» - зачем на три акции замахиваемся, давайте лучше одну хоть нормальную проведем, а то можем заявить сколько угодно, а никто не придет. Вспомнили, что 2-го марта социальную акцию протеста проводят по инициативе Ильи Пономарева и группы его товарищей. Вопрос об участии в пономаревской акции даже не стоял, хотя ее также обсуждали. И в отношении акции Пономарева решили «рекомендовать членам КС оказать информационную поддержку социальному маршу 2-го марта». Затем опять вернулись к количеству и формату (лозунгам) собственных весенних акций. Согласились, что против коррупции выступить круто, тут тебе и тема воровства в Сочи, и дело «Оборонсервиса», и другие скандалы (Навальный в этом месте огорошил просто афористической истиной свыше: «Коррупционеры делают ужасные вещи, ну, потому что они коррупционеры»), но вопрос в том, что 6-го мая будет годовщина самой крутой акции, а на две сил может не хватить.

Немцов потихоньку начал закипать, оглядывая это безобразие. Видимо, вспомнил свое прошлое в правительстве, где все было не в пример более регламентировано. Смотрел-смотрел, а потом заявил: «Вот что мы простые вещи двадцать раз обсуждаем? Три акции вместе с 6-м мая или две? Сколько можно ходить по кругу?» Борис Ефимович, видимо, не ожидал, что даст пищу новой волне обсуждений.

- Мы обсуждаем весенние акции, а не акцию 6-го мая.

- У нас про акции до конца весны…

- А шестое мая весна? – Весна, весь май весна.

В общем и целом решение удалось принять (конечно, не без дискуссии), и по этому вопросу – провести акцию протеста 5-го или 6-го мая в память о событиях на Болотной год назад. Что же касается других мероприятий, то было решено дать поручение рабочей группе проработать вопрос об их целесообразности, возможности и формате. С учетом того, что следующее заседание КС, на котором эта группа и представит свои рекомендации, назначено на 16-е марта, и на согласование с органами власти требуется еще какое-то время, голосование по этому вопросу вырвало из протестного движения, как минимум, половину весны. К тому же, следует учесть и тот фактор, что дата назначенного мероприятия находится как раз посередине длинных майских выходных, когда большое количество москвичей выезжает на дачи, шашлыки и прочие удовольствия, столь приятные после долгой зимы и слякотной весны.

«И ПУСТЬ, ПУСТЬ НАС СЧИТАЮТ ПРЕДАТЕЛЯМИ!»

Где-то в это время на заседании появилась Ксения Собчак, занявшая пустующее место рядом с Яшиным, и тем самым укрепила кворум. Впрочем, особой активности Ксения не проявляла, а потом исчезла так же незаметно, как и пришла.

Обстановка в зале заседания навевала некоторую скуку, и немногочисленные журналисты и зрители начали откровенно позевывать. Пустующих мест хватало, и некоторые из присутствующих на «задних рядах» решили добрать хронический недосып или просто восстановить здоровье целебным сном после трудной пятницы.

Повестка теме временем дошла до очередного пункта – обращение к участникам событий 6-го мая в связи с общественным расследованием, проводимым по этому поводу. Докладчиком был Сергей Давидис, но всех потряс журналист Сергей Пархоменко, заявивший, что надо учитывать показания всех, даже тех, кто согласен выступить, скрыв свое лицо под маской или вообще исключительно анонимно. Как можно при таком подходе отделить зерна плевел, а врунов от реальных свидетелей Пархоменко не объяснил, но это, видимо, КС и не волновало. Кое-кто из «задних рядов» даже пробудился от этой новизны в подходе к свидетельским показаниям.

- Давайте перерыв на перекур, - заныли некоторые.

- Никаких перерывов пока не обсудим “список Магнитского”, - отрезал Немцов и добавил в духе, знаю я вас, потом никого даже по углам не соберешь, все разбегутся. Вздохнувшие курильщики вернулись к обсуждению.

Наконец дошли и до “списка Магнитского”. Оказалось, что КС намерен просить американцев дополнить список Магнитского главой Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным, главой ЦИК РФ Владимиром Чуровым, председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой. Гарри Каспаров с сожалением отметил, что администрация США не намерена включать в список какие-то знаковые фигуры из России, а потому работа КС в Конгрессе США (этим занимается член КС Кара-Мурза, живущий в США и относящий в Конгресс петиции) может быть не столь продуктивной. Каспарова не услышали. И тут же прозвучало предложение внести в список и Рамзана Кадырова.

- Я Кадырова полностью поддерживаю, - объявил Навальный. В зале повисла нехорошая тишина.

- Алексей, это плохая фраза, - проговорил Немцов.

- Ну, я поддерживаю в смысле, что он злодей, - поправился Навальный, и Кадырова решили «включить».

- А давайте составим еще и «список Развозжаева». Его сейчас пытают, - предложил кто-то.

- Да не хочет американская администрация никого включать. Каждая новая фигура в списке требует громадного бюрократического согласования. Администрация США в этом деле не является, увы, НАШИМ ПРЯМЫМ СОЮЗНИКОМ. Потому можно еще и списки Развозжаева составлять и кого угодно, но этим мы себя дискредитируем (в глазах США – прим. авт.), - теряя терпение, объяснил Каспаров еще раз, видимо, для особо тупых.

И тут свое веское слово сказал Яшин, который заметил, что, обращаясь к иностранному государству, КС оппозиции позиционирует себя в глазах значительной части населения чуть ли не как предатели: «Мы не группа диссидентов и не партия Новодворской, почему мы апеллируем к иностранным государствам, а не к своему народу». Яшин предложил обратиться к общественности, отечественной и международной, но был бит превосходящими силами либеральных интеллектуалов. Сначала Каспаров объяснил, что Кара-мурзе надо знать, с чем он идет в Госдеп, простите, в Конгресс, а потом в ход вступила «тяжелая артиллерия» в лице члена КС, экс-советника президента России по экономике в давние годы Андрея Илларионова.

Илларионов объяснил, что, во-первых, санкции в отношении собственности и денег персон из списка Магнитского принимают органы власти, а не народы и не какая-то общественность, и «чтобы мы могли рассчитывать на некоторые шансы принятия шагов американской администрацией, мы должны обращаться именно к ней». А во-вторых, обращения к иностранным государствам и их органам власти – нормальная практика для любого парламента.

- А КС оппозиции представляет собой в какой-то степени парламент страны, - заключил Илларионов и победно осмотрел зал. «Парламентариям» логика явно понравилась, и даже Дмитрий Быков оторвался от своей тетради, в которой все время что-то то ли писал, то ли рисовал.

Неожиданное эмоциональное подкрепление получил Илларионов и еще от одного участника, который со всей горячностью заявил: «И пусть! Пусть некоторые считают нас предателями! Мы должны решить, нам с шашечками или ехать!»

Решили ехать.

БЕДНЫЙ, БЕДНЫЙ РАБИНОВИЧ…

Яшину хронически не везло в этот день. Мало того, что Собчак испарилась после перерыва, так еще и по вопросу о политической реформе и ее составляющих, где он попытался развернуто выступить, все развивалось по схеме, которую лучше, чем Максим Кац (кстати, отсутствовавший на заседании) в своем микроблоге никто не опишет: «Яшин предложил заняться политической реформой. Сейчас КС наверняка пошлёт его, как он поступает со всеми инициативами. – А давайте что-нибудь сделаем? – иди …, – иди …, – иди …, – иди …, – согласен с коллегами. А может быть всё-таки что-нибудь сделаем? Нет, иди ... Ну, хорошо, снимаю своё предложение» (орфография оригинала сохранена – прим. авт.).

Потом обсуждали бюджетные вопросы. Оказалось, что члены КС стали гораздо более дисциплинированными после того, как СМИ написали про финансовый кризис в оппозиции и бюджет КС уже позволяет проводить заседания за счет сданных взносов. Правда, товарищ Адагамов вроде как не исправился, но тут за отсутствующего вступился Навальный и объяснил, что он вот прямо сейчас после заседания сдаст деньги за «Другого», который в силу объективных причин вынужден находиться за пределами России.

Про объективные причины не забыл член КС от курии националистов Бондарик, потребовавший, чтобы Адагамов в конце концов или подал в суд на бывшего пресс-секретаря движения «Наши» Кристину Потупчик, разместившую в своем блоге информацию об обвинениях Адагамова в педофилии, или вышел из Координационного совета оппозиции. Впрочем, «движуха» Бондарика развития не получила, поскольку толерантные члены КС ее просто не заметили.

Но совершенно потрясающий эпизод произошел спустя 3 с половиной часа после начала заседания, по вопросу о реакции КС «на предложение поддержки Движения в поддержку семьи». Планировавшийся докладчиком Сергей Давидис предложил дать слово представителю Движения Рабиновичу, который присутствует в зале с начала заседания.

- Я против! - взвился аки ясный сокол в чисто небо Яшин. – Этот подлец меня из «Яблока» выгонял, а мы ему тут слово давать будем.

Давать или не давать, спорили жарко. Голосовали несколько раз, потому что проклятый кворум опять куда-то делся. Предложили Давидису доложить самому, но тот сказал, что не сильно в курсе, в отличие от Рабиновича. Вопрос не решался, пошли в обход, через снятие его с повестки заседания. Кворум опять не находился, и Кац даже в сердцах написал, что снятие с повестки решается большинством присутствующих, а не кворумом. Наконец рейтинговым голосованием постановили вопрос исключить, и Рабинович вместе с Движением в поддержку семьи отправился восвояси не солоно хлебавши и с закрытым ртом. Давидису, правда, попеняли, или надо лучше готовиться самому, или о Рабиновиче извещать заранее. Яшин, пожалуй, чуть ли не в первый раз с начала заседания остался явно доволен решением.

Были и другие смешные и не очень моменты, Не очень толерантно пошутил Немцов насчет слова для Рабиновича, схлестнулись московские и региональные оппозиционеры по поводу взносов и льгот, «сошлися и заспорили» члены КС по поводу Квачкова (где националисты, поднявшие вопрос, оказались в подавляющем меньшинстве), но это все смотрелось обычн6ыми бытовыми мелочами. Было ясно, что все хочется все побыстрее закончить.

- Хорошо поработали, - подвел итог Немцов и предложил поехать под окна Удальцова, поздравить его с днем рождения. Члены КС разошлись, и, похоже, никому, кроме Давидиса, не было жаль Рабиновича, которого они промариновали 3,5 часа. Вместе с движением в поддержку семьи.

Не туда пошел Рабинович. Надо было к Кургиняну.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также