Экономика

Почему за два месяца 208 тысяч российских предпринимателей закрыли свой бизнес

Малый бизнес уходит в тень из-за двукратного роста социальных отчислений
Валентин ДРУЖИНИН.

Валентин ДРУЖИНИН.

Как решить проблему, чем сейчас живет предпринимательство, «Комсомолке» рассказал президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александр БРЕЧАЛОВ.

УХОДИТ БИЗНЕС - ПУСТЕЮТ СЕЛА

- Александр Владимирович, по информации Федеральной налоговой службы, только за последние два месяца 208 тысяч индивидуальных предпринимателей по всей России прекратили свою деятельность. В чем причина массового бегства людей из малого бизнеса?

- Основная причина - в двукратном повышении страховых взносов, которые предприниматели платят в Пенсионный фонд и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования.

Конечно, тут нужно еще разбираться. Очевидно, что среди этих 208 тысяч предпринимателей, которые поспешили сдать свои свидетельства, есть совершенно разные люди. Кто-то зарегистрировался, попробовал, но бизнес не пошел, и человек просто не вел предпринимательской деятельности. Второе - не секрет, что средний бизнес использует в своих схемах индивидуальных предпринимателей, чтобы оптимизировать уплату налогов. И такие тоже среди прекративших деятельность наверняка были.

И третье - те, у которых действительно есть свой микробизнес. Возможно, не очень прибыльный. Представьте, если у человека оборот 100 тысяч рублей в год и вчера он платил страховые взносы 17 тысяч рублей, а сегодня 35 тысяч - это очень существенная разница!

- Да, но если оборот 100 тысяч рублей в год - это чуть больше 8 тысяч рублей в месяц получается. Разве это можно назвать бизнесом, и зачем такой бизнес нужен?

- Тут речь в первую очередь идет о предпринимателях на малых территориях - в небольших городах, поселках, селах. Представьте себе, есть такие поселения, где живет тысяча человек, и там всего пять предприятий, включая тех же индивидуальных предпринимателей (ИП). Объем потребления мизерный, человек открыл торговую палатку и продает, например, хлеб, бакалею и какие-то товары первой необходимости. Зарабатывать на такой территории 8 - 10 тысяч рублей в месяц - это очень даже неплохо. Так что вопрос нужно ставить, не зачем таким бизнесом заниматься, а о том, что заняться больше нечем.

И вот сейчас существенный процент таких предпринимателей, как мне кажется, попросту будут уходить в тень.

Смотрите, мы получили обращение от замглавы Саткинского района Челябинской области, там проживает чуть больше 40 тысяч человек и малых предприятий не так много, а 247 индивидуальных предпринимателей уже закрылись, снялись с учета.

- Кстати, в Минтруде, в Пенсионном фонде, когда обосновывали необходимость поднять размер взносов для предпринимателей, говорили, что они попросту недоплачивают. То есть эти люди получают права на будущую пенсию в два раза большие, чем сейчас вкладывают в пенсионную систему.

- Ну, во-первых, те, кто сейчас работает, еще ничего от пенсионной системы не получили, а только получат. И права эти пока чисто гипотетические, еще неизвестно, во что они превратятся спустя годы, когда человек соберется на пенсию.

А вот условия для малого бизнеса ухудшили здесь и сейчас. Я согласен, для адвокатов и нотариусов можно поднимать страховые взносы, никаких проблем нет. Но что касается микробизнеса - извините.

Кто-то из губернаторов сказал: «Пусть они совсем налоги не платят. Лишь бы они работали и создавали вокруг себя жизнь». Ведь на той же малой территории, если человек работает сам и дает работу еще пятерым, то, если посчитать и их семьи, получается, что один предприниматель обеспечивает около 50 человек. Закроется и этот бизнес - мы получим мертвые территории, где совершенно нет никакой работы, и последние жители оттуда уедут.

СОБЕРЕМ 100 ТЫСЯЧ ПОДПИСЕЙ

- Какой же можно предложить выход?

- Мы направили письмо первому вице-премьеру Игорю Шувалову с предложением собрать внеочередное заседание правительственной комиссии по вопросам конкуренции и развития малого и среднего бизнеса и более качественно проработать эту тему.

Дело в том, что с 2014 года планируется еще одно повышение страховых взносов для малого бизнеса. И совершенно очевидно, что если уже сейчас нагрузка стала неподъемной для такого большого количества предпринимателей, то что будет дальше?

На своем сайте, в региональных отделениях мы уже начали сбор 100 тысяч подписей индивидуальных предпринимателей за пересмотр величины страховых взносов. (Граждане вправе обратиться с законодательной инициативой, собрав 100 тысяч подписей. - Ред.)

- Все-таки хотелось бы разобраться, в масштабах страны 208 тысяч - это много или мало? Сколько у нас вообще предпринимателей?

- Официальные данные - налоговой службы, Росстата - очень разнятся: от 2,5 млн. до 4,5 млн. Но точно подсчитать действительно очень трудно, потому что малый бизнес очень подвижен, очень многие регистрируются и не ведут деятельность, многие закрываются. Чтобы получить реальную картину, нужно брать среднюю цифру - где-то около 3 миллионов. Поэтому 208 тысяч закрытых ИП за два месяца - это серьезный вызов и большая проблема.

Вообще нам наконец-то надо прописать, определить портрет микро- и малого бизнеса: кто такой предприниматель, что ему нужно, какую нагрузку на него можно возложить. И мы хотим с помощью своих региональных отделений, через социальные сети организовать анкетирование, чтобы была хорошая выборка, 50 - 60 тыс. человек, чтобы получить какую-то реальную картину. Нас, кстати, в этом вопросе и министр регионального развития Игорь Слюняев поддержал.

ТОРГОВЛЯ ВПЕРЕДИ

- Почему малый бизнес у нас в торговле больше занят?

- Это наследие прошлых лет. Когда страна переходила от плановой экономики к рыночной, когда был дефицит товаров в стране, торговать было проще. Я сам начал в 16 лет производить электрошоковые удочки. А потом бросил и стал продавать сникерсы в военном училище. Может быть, производство в перспективе мне дало больший результат, но тогда продажа была проще.

Чтобы бизнес из торгового сектора приходил в производственный, нужна инфраструктура, предпосылки. Сейчас они создаются. В разных регионах дела обстоят по-разному. Есть такие, которые даже не думают об этом.

- Как можно заинтересовать губернаторов, мэров?

- Есть такое понятие - KPI - ключевые показатели эффективности. Если глава государства, правительство ставят соответствующие задачи главе региона, то это не очень сложно, поспособствовать, к примеру, открытию 30 пекарен в каждом муниципальном образовании, 30 мельниц, 30 предприятий… Если говорить о тех же малых городах, селах, есть такие, куда хлеб завозится за 50 - 60 километров.

Есть территории, где за три года по 300 предприятий было создано.

Если такой KPI есть у губернатора, то надо с него спрашивать.

- Было предложение оставлять налоги от малого бизнеса на местах - в городе, районе. Может быть, это заинтересует местную власть создавать условия для «малышей»?

- Мы поднимали этот вопрос на встрече с президентом Владимиром Путиным в ноябре прошлого года. Минфин сейчас просчитывает варианты. Но мне кажется, что это все-таки не главный мотиватор. Это все равно не помешает чиновникам на местах брать мзду, продавать «входные билеты» и так далее.

Если будет KPI плюс программа Мин­экономразвития «Лизинг-грант», которая работает и помогает регионам поддерживать малый бизнес на условиях софинансирования - 5% регион, 95% федеральный бюджет, то так проще будет создавать малые предприятия и новые рабочие места. Тем самым мэр организовывает вокруг себя предпринимательский актив, который и городу поможет в решении насущных проблем.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр БРЕЧАЛОВ родился в 1973 году в Краснодарском крае. С отличием окончил Краснодарское высшее военное училище, затем - Московскую государственную юридическую академию. Работал в крупнейших российских банках. С 2005 года - член президиума организации «ОПОРА России», с ноября 2012-го - президент организации. Женат, воспитывает двоих детей.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ.

ВОПРОС ДНЯ

А вы пробовали заниматься малым бизнесом в России?

Ирина ХАКАМАДА, экс-председатель Госкомитета по развитию малого предпринимательства:

- Пробовала до реформ Гайдара, тогда было возможно. Затем становилось все хуже и хуже. Сейчас кучу законов напринимали - вообще невозможно.

Ярослав НИЛОВ, депутат Госдумы:

- Когда-то давно пробовал. Сейчас на госслужбе уже около 10 лет, а совмещать ее с ведением бизнеса запрещено. Но из бесед с предпринимателями могу сказать, что сегодня очень весомая налоговая нагрузка, которая делает малый бизнес нерентабельным. Другими словами: платишь больше, чем зарабатываешь.

Вадим ДРОБИЗ, директор Центра исследований рынков алкоголя:

- У меня свой авторский проект, я не регистрируюсь, работаю как физическое лицо, проблем особых нет. А вообще в России малый бизнес - преимущественно торговля. Отсюда и беда - ведь без пива и табака такие предприниматели обречены на провал.

Дмитрий ПОТАПЕНКО, предприниматель-ретейлер:

- Первую компанию зарегистрировал в 1989 году. А всяких ООО и ЗАО у меня - как у дурака фантиков. Для человека с умом в Россию вписаться можно. Проблема в том, что государство везде, где есть возможность заработать копеечку, встраивает свой интерес и не пускает туда частников.

Елена ЧИРКОВА, финансист-практик:

- У меня не было своего ИП (статуса индивидуального предпринимателя). Но есть знакомые, которые работали по этой схеме. Одна из них пишет книги. Но это нестабильный бизнес. Доходы не гарантированы, а затраты несешь в любом случае. Теперь срочно ликвидирует ИП, чтобы не платить лишних денег.

Владимир ЛОБОК, президент Ассоциации малого бизнеса, Екатеринбург:

- Возможно, от нового закона кто-то сильно пострадал, но если предприниматель не может уплатить такой взнос, то о каком бизнесе можно говорить? Бизнес не может быть успешным, если не способен выполнять обязательства перед государством.

Валерий МЕЛЬНИКОВ, индивидуальный предприниматель, Ярославская область:

- Я занимаюсь Интернетом. Тяжелее стало, но я считаю себя крупным предпринимателем и осилю платежи. А те, кто занимается ремонтом компьютеров и в месяц получает по 10 тысяч рублей, официально закрывают бизнес и уходят в тень.

Светлана МАРЕЕВА, слушательница Радио «КП» (97,2 FM):

- Успех принесет только дело, которое любишь. Тогда налоги будут незаметны, поклонники станут клиентами и окупятся все затраты.