Экономика11 апреля 2013 2:00

Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман: «Выход из финансового кризиса простой - напечатать больше денег»

Американский ученый считает: чтобы избавиться от долгов, надо их обесценить
Рис.: Валентин ДРУЖИНИН.

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН.

Экономика - очень странная наука. Она почти как искусство. Одним нравится классика, другим - постмодернизм. Экономисты все время спорят друг с другом. Кто-то ратует за «невидимую руку рынка», а кто-то уверен, что финансами должно управлять государство. Кто-то призывает тратить больше, а кто-то убеждает всех, что надо экономить. Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман недавно выпустил книгу с амбициозным заголовком «Выход из кризиса есть». Что именно советует сделать правительствам видный ученый? И как это отразится на мировой экономике и России?

«ДОЛГ - ПОЛЕЗНАЯ ВЕЩЬ»

О причинах нынешнего кризиса написаны сотни работ. Экономисты всегда сильны задним умом. Кругман предлагает посмотреть на проблему под другим углом.

«На самом деле долг - это очень полезная вещь, - пишет в своей книге американский ученый. - Наше общество было бы гораздо беднее, если бы каждый, кто хочет приобрести дом, был вынужден платить наличные. Если бы каждому владельцу малого бизнеса, желающему расширить дело, приходилось платить за это из собственного кармана. При этом долг не делает беднее общество в целом. Долг одного - это актив другого».

Тем не менее тут нужна золотая середина. По словам Кругмана, после Великой депрессии 1930-х годов в США приняли законы, которые должны были предотвратить будущие кризисы. Создали систему страхования вкладов, а выдача кредитов жестко регулировалась. К сожалению, в конце прошлого столетия о причинах депрессии власти в США и других странах почему-то забыли. И стали играть в опасные финансовые спекуляции.

«РАСХОДЫ - ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ»

Кругман считает, что нынешний кризис очень похож на новую Великую депрессию. А значит, и лечение должно быть схожим.

«Летом 1940 года Америка вступила в войну, и военные расходы резко выросли. Это создавало рабочие места, доходы населения росли. То же самое стало происходить и с расходами. На рост продаж бизнес отреагировал ростом. Так депрессия и закончилась. Дополнительные расходы государства привели к восстановлению экономики. Именно поэтому летом 2011 года я шутил, что нам нужна ложная угроза вторжения инопланетян, которая приведет к масштабным тратам на меры защиты против нападения из космоса».

Естественно, властям тоже надо откуда-то брать деньги. В этом случае и запускается печатный станок. Точнее, выпуск дополнительной порции гособлигаций.

«Бороться со спадом производства несложно: Федеральная резервная система (аналог нашего Центробанка. - Ред.) должна напечатать больше денег...»

Проблема США в том, что госдолг уже огромен - свыше $16 трлн. Кругман считает, что самая лучшая стратегия - обесценить его. А это можно сделать с помощью банальной инфляции. По его мнению, надо довести рост цен в Америке до 4% в год, то есть увеличить его вдвое. Опасности гиперинфляции можно избежать: пока кризис - цены все равно почти не растут.

«На самом деле нет никакой трагедии в том, что долг продолжает расти. По сути, нам требуется лишь платить проценты по нему».

Расчет Кругман делает простой. Все страны мира покупают гособлигации США по мизерным ставкам - 1 - 2% годовых. И если доллар будет обесцениваться со скоростью 4% в год, то со временем реальный внешний долг Америки будет только снижаться.

«В каком-то смысле это означает, что заемщикам прощаются их прошлые излишества, но не стоит путать экономику и мораль», - делает довольно циничный вывод американский экономист.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«СТРОГАЯ ЭКОНОМИЯ ВЕДЕТ К СПАДУ»

Кругман считает, что Европа движется к краху. Им не повезло, что в Старом Свете ввели в обращение евро. С одной стороны, это принесло свои плоды. Торговля внутри Европы стала оживленнее. Но европейские политики не учли важного момента: страны, входящие в еврозону, слишком разные. В итоге зарплаты в южной Европе за 10 лет выросли, а работать там лучше не стали. Отсюда и дисбаланс.

«Наличие собственной валюты имеет преимущества. Наглядным примером может служить девальвация - обесценивание своей валюты по отношению к другим, которая облегчает процесс адаптации к экономическому шоку».

За примером далеко ходить не надо. Именно это произошло в России в 1998 году, когда курс рубля резко опустился по отношению к доллару. Это дало сильнейший толчок для развития российской экономики в 2000-х годах. По идее то же самое сейчас могли бы сделать в Греции, Португалии, Испании и на Кипре. Но теперь это невозможно.

«Можно, конечно, убедить (или заставить) испанских рабочих согласиться на снижение зарплаты на 20%. Но работники всегда возражают против снижения зарплаты. Особенно если не уверены, что у остальных она тоже уменьшится. Но государство может добиться снижения заработка путем девальвации своей валюты на те же 20%».

Еще одна ошибка европейцев, по словам Кругмана, - они решили пойти на принцип и наказать тех, кто транжирил деньги и все глубже зарывался в долги. Такая политика все сильнее погружает страны в пучину кризиса.

«Международный валютный фонд выявил в разных странах 173 случая строгой финансовой экономии за период с 1978 по 2009 год. За этой политикой следует спад производства во всех сферах и рост безработицы».

В общем, рецепт по Кругману один - как можно больше тратить, залезать в долги и параллельно обесценивать свою валюту. Но вот загвоздка: подходит он только заемщикам... А что делать кредиторам, в том числе и России?

МНЕНИЯ РОССИЙСКИХ ЭКСПЕРТОВ

ЗА

Константин СОНИН, проректор Российской экономической школы:

- То, что определяет цены и влияет на инфляцию, это не те деньги, которые печатают, а так называемая денежная масса. Это то, что получается из напечатанных денег, когда они проходят через банковскую систему. И хотя денег после кризиса напечатано много, денежная масса увеличивается очень медленно. Поэтому в Америке инфляции практически нет. И это основной аргумент в пользу того, что печатать деньги можно еще. Это бы сделало инфляцию положительной - 2 - 3%. Тогда бы люди и компании не стали хранить наличные. Если бы они знали, что будет инфляция, им пришлось бы эти деньги инвестировать, создавать рабочие места. Экономика бы начала расти быстрее, и это позволило бы справиться с большим долгом. А России было бы лучше, если бы американская экономика росла быстрее. В этом случае ей нужно больше разных ресурсов.

ПРОТИВ

Андрей ЧЕРЕПАНОВ, руководитель проекта «Национальное развитие»:

- Госдолг США продолжает нарастать. И в конце концов это может быть очень серьезным ударом по всей мировой экономике. Особенно если что-то пойдет не так. Так что наращивать долг и раскручивать инфляцию в надежде на выход из кризиса - это очень опасная штучка. На мой взгляд, затягивание поясов всегда позитивно сказывается. Люди должны обладать тем, что они реально заработали. А кормление населения за счет новых долгов ничего хорошего не несет. Это напоминает принцип «а дальше хоть трава не расти». Такая политика может привести к гонке девальваций, а по сути - к нечестной конкуренции. И если Россия не включится в эту игру, наша экономика просто грохнется.

ШУТКА В ТЕМУ

Как журналисты экономиста «обанкротили»

Радикальные взгляды Пола Кругмана привели к тому, что многие акулы пера стали подшучивать над ним. Пару недель назад во многих СМИ появилась информация, что нобелевский лауреат стал... банкротом. Эту утку распространил американский сатирический сайт Daily Currant. Многие коллеги на нее повелись.

- Говорят же: чтобы стать миллионером, надо одеваться, как миллионер, - якобы объяснял в интервью изданию Кругман. - Вот я и подумал: если буду чаще появляться на работе в костюмах за $70 тысяч, меня сделают совладельцем компании. Тогда я бы смог отдать все долги.

Юмористы даже привели конкретные цифры. Мол, долги Кругмана составляют $8,7 млн. А больше всего он якобы погорел на инвестициях в недвижимость, когда купил в кредит дорогущую квартиру на Манхэттене, которая потом упала в цене более чем на 40%.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Пол Робин КРУГМАН, известный американский ученый-экономист.

Родился в 1953 году в Нью-Йорке. Является потомком евреев, переехавших в США из Бреста. С 2000 года - профессор Принстонского университета и колумнист в газете New York Times. Осенью 2008 года получил Нобелевскую премию по экономике.