Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+24°
Boom metrics
В мире29 мая 2013 21:46

Стоит ли Сирия американской обедни?

Почему Белый дом не торопится с решением в отношении режима Асада
В США мнения разделились - на тех, кто считает, что вмешательство Америки в непредсказуемую сирийскую гражданскую войну связано с большими рисками, и на тех, кто полагает, что невмешательство также недопустимо.

В США мнения разделились - на тех, кто считает, что вмешательство Америки в непредсказуемую сирийскую гражданскую войну связано с большими рисками, и на тех, кто полагает, что невмешательство также недопустимо.

Как бы противники президента Обамы не пытались бросить тень на сегодняшний белодомовский плетень, особенно уповая на несколько разразившихся в последнее время скандалов, о которых мы рассказывали в прошлом номере, большой радости это им не принесло - рейтинг Барака Обамы устоял под ударами политических цунами. И хотя до необходимой прочности ему еще далеко - деятельность президента одобряют 53% американцев против 45%, которые им недовольны. Это не только позитивный результат, но он превосходит апрельский рейтинг. Иначе говоря, на данном этапе в Белом доме могут спать спокойно. Тем более, что для этого есть еще несколько обнадеживающих факторов.

К важнейшему из них, несомненно, относятся экономические показатели последних дней, которые уверенно подтверждают, что американская финансовая система, как и экономика в целом, выздоравливает после затяжной болезни. При этом одним из самых весомых тому доказательств является тот факт, что бюджет страны не превысит уровень 642 млрд долларов, а значит госдолг будет минимальным за последние пять лет. При этом стоит напомнить, что в прошлом году дефицит составлял 1,1 трлн долларов, а всего три месяца назад специалисты «ошиблись» на 203 млрд, прогнозируя больший на эту сумму дефицит госбюджета, чем сегодня. Разумеется, это вовсе не означает, что можно расслабиться и недавняя угроза дефолта растаяла как дым, просто вероятность этого, по мнению экспертов, отодвинута, по крайней мере, с августа на ноябрь. И такая отсрочка, считают они, дает демократам в Конгрессе возможность более энергично сопротивляться дополнительным сокращениям госрасходов, в том числе в области здравоохранения и пенсионной системы, на которые их толкают законодатели-республиканцы.

Президент вспомнил о Гуантанамо

Однако, несмотря на улучшающуюся ситуацию, нынешняя администрация не рискует пока идти на ужесточение монетарной политики и выключать «печатный станок», то есть сокращать денежные вливания в экономику через так называемую программу количественного смягчения (QE). Об этом недвусмысленно предупредил на днях глава ФРС Бен Бернанке, напомнив те реальные выгоды для стимулирования еще не пришедшей в себя полностью экономики, которые несут сегодняшние низкие процентные ставки.

Разумеется, если говорить об общем политическом фоне, на котором сегодня приходится действовать нынешней администрации, то он далек от идеального, тем более, что Обаму нет-нет да попрекнут невыполненными обещаниями, например, закрыть тюрьму на Гуантанамо. Причем этот упрек ему бросают не только в родных пенатах, но и за их пределами. Как бы то ни было, но президент США решил показать, что является хозяином своего слова и объявил, что конкретно приступает к выполнению данного пять лет назад обещания, в связи с чем назначенные спецпредставители начинают заниматься переводом заключенных из Гуантанамо в третьи страны. Заметим попутно, что это было лишь частью его программной речи, посвященной глобальной борьбе с террором, которая вызвала неоднозначную реакцию на обоих политических флангах - и слева, и справа, причем некоторые увидели в ней попытку отвлечь внимание от нескольких потрясших недавно Вашингтон скандалов. Что же касается конкретно проблемы узников тюрьмы в Гуантанамо, то остался открытым вопрос - кто будет финансировать их содержание в других странах, если, по версии президента, Соединенным Штатам это обходилось в 150 миллионов долларов в год?

Понятно, что дело не только в этой, пусть и немаленькой сумме, а в том, что Белому дому хотелось бы избавиться от гуантанамовского пятна в американской биографии, причем, чтобы это деяние было записано «на счет» нынешней администрации и ее лидера. И упреки Москвы в этой связи не имели бы существенного значения. Тем более, что настоящая большая игра велась на другом поле, о чем недвусмысленно свидетельствовал обмен личными посланиями между двумя президентами, в которых они попытались отделить зерна от плевел - то есть реальную политику от пропагандистской шелухи. Во всяком случае, этот вывод напрашивается из разъяснений главы российского Совбеза Николая Патрушева, который привез в Вашингтон ответное послание российского президента, где предлагается расширение «честного и основанного на взаимном доверии» диалога, призывая не допускать «появление новых раздражителей», которые могли бы негативно повлиять на отношения между Россией и США. Забегая вперед заметим, что к числу таких «раздражителей» сегодня в особой степени относится ситуация в Сирии, к которой мы позже вернемся. Однако, если даже оставить за скобками обычную в подобных случаях дипломатическую стилистику, сам факт обмена такими посланиями, а также сделанный в них акцент на нерешенные проблемы, связанные с системой ПРО и контроля за вооружениями, свидетельствует о том, что обе стороны понимают опасность дальнейшей конфронтации, особенно, когда от них зависит решение таких горячих и не терпящих отлагательств проблем, как сирийская. Так что ответ Путина вряд ли можно отнести к классическому варианту - «Я к вам пишу - чего же боле?», он имел более прагматичный характер.

Пентагон предупреждает...

И это сегодня особенно важно для Белого дома, учитывая, что в США все сильнее разгорается дискуссия о возможной роли страны в сирийском конфликте. Причем мнения здесь разделились - на тех, кто считает, что вмешательство Америки в непредсказуемую сирийскую гражданскую войну связано с большими рисками, тем более с афганской войной не покончили мы счеты, и на тех, кто полагает, что невмешательство также недопустимо. Примечательно, что если к первому лагерю принадлежит небезизвестный Збигнев Бжезинский, то ко второму - сенатор-республиканец Джон Маккейн, на днях решивший самолично вдохновить «на поле боя» противников Асада. Не вдаваясь в детали позиций того и другого, обратим внимание на реплику Жоэля Кунца в швейцарской газете Le Temps, в которой он напоминает, что «между Боснией Билла Клинтона и Сирией Барака Обамы был еще и Ирак Джорджа Буша, и лозунг «никогда больше», которому действующий президент-демократ во многом обязан своим избранием в 2008 году», а потому он не имеет права на ошибку.

И вот здесь возникает самый сложный для США вопрос - где грань, которую страна не может переступить, дабы не сделать роковой шаг, поддержав вместе с оппозиционными Асаду, но вполне вменяемыми силами, и исламских радикалов из таких экстремистских движений как «Фронт аль-Нусра» и «Аль-Каида», активно участвующих в сирийской междуусобице? Не случайно встревожился сенатор-республиканец Рэнд Пол после того, как члены сенатского комитета по международным делам недавно санкционировали вооружение сирийских повстанцев и их обучение военному делу. «Сегодня вы будете финансировать союзников «Аль-Каиды», - предупредил он коллег-сенаторов. - Такова ирония судьбы, против которой вы ничего не сможете сделать». И его опасения не случайны - ведь даже в Пентагоне сомневаются, что можно проследить судьбу поставляемого оружия в зоне конфликта, как замечает в этой связи Foreign Policy.

Тем не менее, выжидательная позиция Вашингтона в отношении прямых поставок оружия противникам Асада вызывает критику европейских лидеров, которые в минувший понедельник фактически открыли «зеленый свет» таким поставкам, сняв существовавшее в этом отношении эмбарго. Однако доводы в пользу таких действий довольно сомнительны, замечает Financial Times, тем более, что у Запада нет единого взгляда на Сирию и многие встревожены могуществом джихадистов среди повстанцев. При этом утверждает она, «страх перед сирийскими джихадистами или иранской бомбой сильнее, чем желание свергнуть Асада».

Москва показывает «козыри»

Тем временем, сполохи сирийского конфликта уже опаляют соседние страны. Регион в результате затяжной гражданской войны в Сирии оказался на грани распада - иракские курды ждут выгодного момента, чтобы объявить свою независимость от Багдада, в Ираке суннитские и шиитские радикалы «выясняют отношения» с жестокостью, напоминающей страшные годы гражданской войны после свержения Саддама Хусейна. Столь же пожароопасная ситуация складывается в Бейруте, напоминает Тagesspiegel, предупреждая, что действующая в Сирии в открытую «Хизбалла» может по собственной инициативе втянуть Ливан в войну. Предпосылки к этому уже наметились - тот же «Фронт аль-Нусра», который тесно сотрудничает с «Аль-Каидой» и противостоит силам Асада, уже объявил, что главной целью «джихада» должны стать не сирийские правительственные войска, а сторонники «Хизбаллы» - как в Сирии, так и за ее пределами, прежде всего, понятно, в Ливане. В этой связи и возникает вопрос о последствиях активного участия США в сирийской междуусобице. Не случайно некоторые наблюдатели, рассматривая перспективы приближающейся международной конференции по Сирии, задаются закономерным вопросом: не готовит ли Россия, являющаяся одним из ее инициаторов, западню для США и их союзников, попытавшись разыграть карту разобщения в лагере повстанцев? Тем более учитывая, что упомянутый «Фронт аль-Нусра» находится в сфере влияния «Аль-Каиды», а Свободная сирийская армия пользуется поддержкой Запада.

Вопрос совсем не случаен, ведь в последнее время силам Башара Асада, «сдавать» которого Москва пока не намерена, удается потеснить силы повстанцев, вернув контроль над важнейшими районами страны, хотя еще не так давно считали, что его дни сочтены. Это дает Москве дополнительные козыри в сирийской игре, где она по-прежнему ставит на нынешнего правителя, который позволит ей сохранить свои позиции в этой стране. В то же время аналитики отмечают, что президент Обама отступился от разговоров о «красной черте», переход которой мог бы положить начало активному американскому вмешательству в сирийской бойне. Тем более, что эта «красная черта» предупредительно обозначена российскими противокорабельными ракетами «Яхонт», препятствующими нападению с моря или осуществлению морской блокады, и наземными комплексами ПВО того же происхождения.

Однако, судя по последним данным, это не последняя защитная броня режима Асада. В то время как генсек ООН призывает великие державы «положить конец великой бойне», рассеивается туман вокруг российских зенитно-ракетных комплексов С-300, поставки которых режиму Асада, якобы, были «заморожены» после переговоров израильского премьера Биньямину Нетаниягу с российским президентом Владимиром Путиным. Судя же по последним сообщениям, в том числе из авторитетных израильских и российских источников, информация эта оказалась преждевременной, причем представитель правительства Израиля назвал такие сообщения «сказками» и «фантазиями». Но дело, разумеется, не в определениях, а в сути, тем более в Москве дали понять, что не собираются отменять выполнение контракта, заключенного еще в 2010 году. Правда, с тех пор кое-что изменилось в стране, куда эти комплексы должны быть направлены, но в Кремле делают хорошую деловую мину при весьма рискованной политической игре, уверяя, что это не более, чем выполнение деловых обязательств. Все сомнения относительно колебаний Москвы в этом отношении были в начале недели развеяны представителем российского МИДа, который подтвердил, что поставки будут осуществлены, дабы отвратить некоторые горячие головы от вмешательства в сирийский конфликт. В свете решения стран Европейского союза нетрудно понять, о каких «горячих головах» идет речь, но, возможно, это и предупреждение США на случай, если они решат более активно вмешаться в сирийские события.

В случае развала Сирии, Израиль «должен быть готов к войне за считанные часы».

В случае развала Сирии, Израиль «должен быть готов к войне за считанные часы».

Израиль предупреждает: «воздух» не отдадим

Командующий израильских ВВС генерал-майор Амир Эшель в связи с возможностью поставок российских зенитных комплексов в Сирию откровенно сказал, что израильское превосходство в воздухе «является главным залогом будущих побед, а потому потерять его мы не имеем права». При этом он предупредил, что в случае развала Сирии, чего нельзя исключить в нынешней ситуации, многочисленные террористические группировки захотят заполучить контроль над оружием Асада, а потому Израиль «должен быть готовы к войне за считанные часы».

Некоторые считают, что часы уже пущены и Израиль может прибегнуть к превентивным мерам, не дожидаясь пока на другой стороне границы появится оружие, под прикрытием которого существованию еврейского государства будут реально угрожать. Тем более опыт такого рода уже есть, если вспомнить 6 сентября 2007 года, когда был нанесен авиаудар по сирийскому ядерному центру в Дир аз-Зуре, а также эпизод в начале мая, когда самолеты ВВС Израиля ликвидировали под Дамаском склады с ракетами «земля-земля», предназначавшимися движению «Хизбалла». Возможно, это и имел в виду министр обороны Израиля Моше Яалон, когда говорил, что в случае поставки в Сирию комплексов С-300 «мы знаем, как надо будет поступить». Последние события вынуждают Израиль быть готовым к любым неожиданностям, особенно учитывая, если верить арабским источникам, что Ирану удалось уговорить Асада не препятствовать «Хизбалле» в открытии «фронта против Израиля на Голанских высотах», куда, как сообщается, подтягиваются и другие мусульманские боевики, в том числе противники режима Асада. В этой связи и возникает невольный вопрос: как поступят Соединенные Штаты, если поддерживаемые ими противники сирийского режима в один не прекрасный момент повернут оружие, в том числе американское, против главного союзника США на Ближнем Востоке? И стоит ли в таком случае Сирия американской обедни?

Конечно, теоретически можно надеяться, что июньская конференция по Сирии предотвратит развитие событий по худшему сценарию. Но сегодня не очень много найдется оптимистов, которые бы предложили благополучный финал в многосерийной сирийской трагедии. Слишком много в ней участников, которые яростно тянут на себя изрядно искромсанное сирийское одеяло.