2016-08-24T03:09:43+03:00

Хабаровск продолжает тонуть медленно, но верно

То, что происходит в Хабаровске, не похоже ни на один из водных катаклизмов последнего времени [видео, фото]
Поделиться:
Комментарии: comments157

Уровень Амура у Хабаровска вечером 1 сентября вырос до отметки 794 сантиметра. Прогноз гидрологов: подъем воды продолжится и со 2 по 5 сентября будут побиты все рекорды, река наберет 800 и даже 830 сантиметров при опасном уровне 600Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Изменить размер текста:

Это не шок Крымска, где в город ударила убийственная волна. Не ужасы Нового Орлеана, уничтоженного ураганом в считанные часы. Хабаровск, как и большая часть юга Дальнего Востока, тонет этим летом мучительно долго, постепенно. Сантиметры аномального подъема уровня воды в Амуре и его могучих притоках превращаются в метры: от неблагополучной отметки 450 см в мае до рекордных, сверхкритических в августе - 700, 740, вчерашних 794... И конца этому погружению пока не видно.

Паники в городе нет. Есть удивление на лицах. На набережную - нельзя, потому что там, где недавно гуляли горожане и гости Хабаровска, сегодня гуляют, натыкаясь на мешки с песком, амурские волны. Реки Амур нет, есть море Амур с разливами в 10 - 50 км. Это море находит дырочки в заграждениях, вытекает на улицы, выгоняет людей из домов и квартир. Вот мимо подъезда проплыла рыбка. «Это конек», - говорит мне прохожий и, защелкав мобильником, делает фото на память.

Дома уходят под воду, а вода продолжает прибывать. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дома уходят под воду, а вода продолжает прибывать.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

ОСТРОВ ПОД ВОДОЙ

Как сказал мне начальник городского управления по делам ГО и ЧС Андрей Акимов, за четыре августовских дня на Южный городской округ вылилось полтора миллиона кубометров осадков. Чтобы этот водопад закачать в шланги и спустить в Амур (куда же еще?), все имеющиеся сегодня в Хабаровске насосы всех 158 насосных станций должны работать без остановок десять суток подряд.

Как видим, пока 1:0 в пользу дождей. Механизмы по откачке воды работают именно так - круглые сутки. И, конечно, все бы откачали. И осушили бы улицы и дворы. Но Амур прибывает и, преодолевая метры суши, уже «съел» хабаровский остров Большой Уссурийский с поселком, называемым в народе Чумкой. А заодно поглотил и гордость китайских соседей - огромную торгово-развлекательную зону на островной территории, отданной несколько лет назад КНР.

Река буквально вытекает горожанам под ноги. Ей в ответ возводятся земляные валы. Поток утыкается в них и… продолжает прибывать. В городе есть места, где вода выше уровня естественного грунта почти на 2 метра. Чудовищное давление снизу подпирает и сносит крышки канализационных колодцев.

Местные жители не сдаются. Недавно ездили по дорогам на авто, а теперь плавают по ним на лодках, но свое жилье не оставляют.

Местные жители не сдаются. Недавно ездили по дорогам на авто, а теперь плавают по ним на лодках, но свое жилье не оставляют.

2:1?

В отличие от Благовещенска, скупившего в пик паводка воду, спички и соль, Хабаровск не торопится штурмовать супермаркеты. И поэтому кажется, что люди не слышат призывы местных властей ограничить потребление воды «в связи с аварийной ситуацией на КНС (канализационной насосной станции)» и не видят объявлений «о необходимости сделать запас продуктов питания, питьевой воды, приобрести фонари с батарейками, свечи и спички».

Едва преодолевая на добром японском джипе разливы у пятиэтажек на улице Ремесленной, заворачиваем в один из дворов. Хорошо, что взяла болотные сапоги. Можно, конечно, и босиком по воде - в конце августа было еще тепло. Но утром на совещании у министра по развитию Дальнего Востока - полномочного представителя президента в Дальневосточном округе Виктора Ишаева* прозвучала тревожная информация: в Китае такое же наводнение, но с жертвами - 85 человек погибли, 105 пропали без вести, мощный приток на реке Сунгари - 10 тыс. кубометров в секунду, смыты дамбы, имеют место факты распространения инфекций (стригущий лишай), возможно появление птичьего гриппа… Сунгари, как известно, впадает в Амур… Нет уж, лучше в болотниках.

У нас, слава богу, ни одной жертвы - прежде всего потому что спасатели МЧС, как говорят хабаровчане, работают по-военному самоотверженно.

Бреду к подъезду, воды - по колено. На островке у клумбы с уцелевшими ромашками - три пенсионерки. Рассказывают: мол, два дня, как в доме отключили электричество, не работают телефоны. Но есть газ. И ни одна не собирается ни к родне на постой, ни тем паче - в ПВР (пункты временного размещения пострадавших от наводнения). Подруги, как и другие жители затопленного Южного округа, прошли вакцинацию против гепатита и дизентерии. И теперь терпеливо ждут, когда ж наконец Амур-батюшка образумится, отступит и войдет в привычные берега.

- Ой, девчонки! У меня ж чайник, поди, кипит, - спохватывается одна. - Пошли! Посидим, поболтаем, как дальше жить.

По-моему, счет становится 2:1.

Затопленное футбольное поле превратилось  в бассейн, и его тут же захватили виндсерферы.

Затопленное футбольное поле превратилось в бассейн, и его тут же захватили виндсерферы.

Марта-защитница

Хабаровск еще не раз удивит то ли хладнокровием, то ли тихим отчаянием. Вот вплываем на катере транспортной полиции на улочки Чумки. От поселка остались лишь вторые этажи и крыши домов.

Супруги Николай Степанович и Ольга Евгеньевна Гаврилюк теперь и без Библии знают, что такое Всемирный потоп. Их дом в два этажа, огород, надворные постройки, курятник-утятник, две машины - все затопил Амур. Степаныч курит себе на балкончике. Глубина воды вокруг его «островка» - под два метра. Связь с миром - лодка-моторка. Куда, говорит, уходить? Широка река, а хабаровской пьяни все нипочем. На надувных «резинках» легко преодолевают широченный поток и шарятся по домам. Еще проблема: как оставишь меньших братьев? Домашняя птица, собаки Грэй и Черныш, кот Пушок - куда их потащишь? А вот обваловали бы вовремя остров, построили бы дамбу, как обещали, рассуждает Николай Гаврилюк, может, и выстоял бы Большой Уссурийский. Я сказала ему в ответ, что теперь на совещаниях власти сильно горюют по поводу тех обещаний. Хозяин «Ноева ковчега» Степаныч равнодушно махнул рукой.

На одной из самых пострадавших улиц Хабаровска, имеющей нелепое с точки зрения грамматики название - улица Юнгов, я вспомнила свою командировку в Японию с ее цунами и Фукусимой. Масштаб бедствия там был покруче и значительно побольнее (многочисленные человеческие жертвы), чем нынешнее дальневосточное наводнение. Но - ни одного (!) на всю страну случая мародерства. А на улице Юнгов, утопшей по пояс, люди сидят на вторых этажах и объясняют, что никуда не уйдут, потому что то здесь, то там в опустевших квартирах и гаражах «шалят» мародеры. Их ловят и сдают полиции сами жильцы. А полиция… К примеру, деревянную двухэтажку на восемь квартир по адресу: улица Юнгов, 22, охраняет кавказская овчарка Марта.

- Мы с соседями оставили настежь квартиры, чтобы, если вор куда полез, Марта могла реагировать, - объяснила мне ее хозяйка (имени своего почему-то не назвала). - Я ее, умницу, каждый день кормлю. И еще напишите: спасибо ребятам-спасателям, что подвозят меня к дому на лодке.

Общее недоверие ко всем и всему и боязнь мародерства выражаются числами. Так, по данным властей, всего от паводка на Дальнем Востоке уже пострадали более 85 тысяч человек. Согласились оставить свои жилища всего 22,5 тысячи, то есть эвакуирован практически лишь каждый четвертый. Еще меньше - 3 тысячи дальневосточников - находятся сегодня в эвакопунктах (в это число входят и те, кто не выбирает, куда его повезут, - около 2 тысяч постояльцев интернатов и других социальных учреждений). Если вернуться к Хабаровску, то здесь количество пострадавших медленно, но верно, как воды Амура, растет и подбирается к 10 тысячам человек. Эвакуированы порядка 2 тысяч из них. В эвакопунктах, рассчитанных, по заявлениям городских властей, как раз на 10 тысяч временных постояльцев, находятся всего 50 - 60 человек. Остальные хабаровчане, никому не веря, ни на кого не рассчитывая, выкарабкиваются из паводка сами.

Вход на главный стадион города уже напоминает Атлантиду.

Вход на главный стадион города уже напоминает Атлантиду.

Замки на песке

Улицу Юнгов и Южный округ вместе с овчаркой Мартой спасает сегодня чуть ли не вся страна - солдатики-срочники, стоящие цепью и кидающие на пределе мальчишеских сил мешки с песком, спасатели из Нижнего Новгорода, Калуги, Мордовии, Чувашии, Марий Эл…

Более чем странно идти сегодня по Амуру на катере мимо новенького микрорайона Строитель - гордости местных властей. Кажется, что симпатичные девятиэтажки уже в воде. Но нет: пока от самых крайних зданий до упорно растущей реки остается с полсотни метров. Именно на таком опасном расстоянии идет сегодня строительство жилого дома

№ 7 по улице Павла Морозова. Тут же, на берегу, спешно возводится дамба, и пока строители в этой гонке выигрывают у вспучившегося Амура.

Жители микрорайона, некоторые с детьми да колясками, беспрепятственно гуляют по стройплощадке, огибая кучи песка и стройтехнику. Вместе с народом параллельными курсами гуляют наряды полиции. Странно, почему жителей пускают на опасный объект? Не иначе, чтобы видели: генподрядчик пашет в поте лица. Спокойствие, только без паники!

Однако все знают: микрорайон стоит на насыпном грунте, и, несмотря на то, что люди тут живут уже два года, защиты от паводка до последних чрезвычайных событий не было никакой. Зато дефектов в домах, говорит мне юрист здешнего ТСЖ Александр Панькин, хватит на сотни судебных исков. Почему в новостройках трещат стены и межпанельные швы? Надежно ли, до коренного ли грунта вбиты сваи фундаментов или «болтаются» в искусственной насыпи, которую того и гляди подмоет Амур? Почему начали защищать берег не до наводнения, а в его разгар? Почему жилье строится так близко к воде? И вообще - почему именно здесь возвели этот микрорайон, когда весь Хабаровск знает: раньше тут был «частный сектор» и в подвалах его домов всегда стояла вода?

- Сколько мы ни слали запросов, - разводит руками Панькин, - ответов не получили.

Зейская струя

Невероятный дальневосточный потоп ставит сегодня множество «Почему?». Один из них - «Почему сбросы из водохранилищ Зейской и Бурейской ГЭС произвели лишь в августе, а не раньше, в июле, когда, наконец, всем стало понятно, что идет аномально большая вода?». Этот вопрос задают сегодня тысячи дальневосточников и сами же на него отвечают: «Потому что…» Далее - непечатно.

Этот вопрос задала и я. Услышав его, побывавший на днях в Хабаровске Евгений Дод - руководитель «РусГидро» (компании-оператора обеих ГЭС) заметно вспылил:

- Мы имели долгосрочный прогноз Росгидромета на маловодный год. Информацию об аномальном паводке получили только в конце июня. С 3 по 15 июля провели глубокую сработку Бурейского водохранилища, освободив два с половиной метра емкости для притока воды из Буреи. Сброс из Зейского был невозможен технически, поскольку уровень воды в нем был ниже требуемой отметки. Досрочный сброс - технологическое безумие! Струя не долетает до водобойного колодца и может разрушить плотину. Если бы это произошло, мы бы с вами здесь не сидели. Прекратите дискуссию о досрочных сбросах! Это не кран в квартире. Даже если бы у нас были прогнозы о серьезном паводке, мы не смогли бы раньше сбросить. Таковы технологические особенности. Да если бы не было Зейской и Бурейской ГЭС… Они играют бездискуссионно положительную роль и спасают и Благовещенск, и Хабаровск, и все населенные пункты вдоль Амура.

А назавтра случилось, что называется, дежавю. И Евгению Доду опять пришлось отвечать на «проклятый» вопрос. Только уже не в Хабаровске, а в Сибири, и не журналистам, а президенту страны. Дод сообщил Владимиру Путину приблизительно то же самое (см. выше), но - надо же! - спокойно, нисколько не раздражаясь.

Вот и все. Тему сбросов закрыли. Вместо нее запустили тему важности долгосрочных прогнозов. Хотя зачем он нужен, этот прогноз, если, как сказал глава «РусГидро», технология сброса воды заточена не на предотвращение паводка, а на высокую уровневую отметку водохранилища, а «высокое» водохранилище - на бесперебойное производство электроэнергии? И начиная с этого момента никто вопросов уже не имеет. Наоборот, для всего Дальнего Востока ясно как день, что наши ГЭС только затем и нужны, чтоб «гнать электричество в Китай», что тариф для «своих» почему-то многократно выше тарифа для соседей-китайцев, и поэтому они конкурентоспособны, а вот мы - тра-ля-ля, что дальневосточников с их паводком очередной раз… Далее - непечатно.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Грандиозное наводнение измеряет сторож деревянной линейкой...

Интересно, что бы сказали авторы долгосрочных прогнозов на «маловодный год», если бы им возразили: мол, в своем ли вы уме, господа?! Грядет наводнение, невиданное за всю историю наблюдений. Одна лишь Зея (приток Амура) вберет в себя весеннюю избыточную влагу, затяжные летние ливни и выдаст страшный «личный» рекорд - приток под 12 тысяч кубометров воды в секунду. Точно такая же катастрофа охватит буквально все реки, что впадают в Амур. И ученые из Института водных и экологических проблем ДВО РАН назовут такое повсеместное сверхполоводье грандиозным по своей мощности и уникальным по совпадению многих факторов природным явлением.

Или что бы сказали «акулы» прогнозов, когда бы услышали, что эта природная аномалия будет реально грозить не только большому городу Хабаровску, но и самой большой в мире стране, поскольку еще неизвестно, как изменит свое русло Амур, где после катаклизма окажется речной фарватер, и не поставят ли наши гиперактивные соседи-китайцы - очередной раз ребром - пограничный вопрос?

Впрочем, в дни, когда давно объявлена и все никак не закончится общегородская чрезвычайная ситуация, не до политики. И чего уж там, не до претензий к гидрометслужбе. Она и так полужива. Если еще в конце 80-х в России была самая большая в мире сеть наблюдательных гидрологических пунктов и метеостанций общим числом 7332, то к 2000-му эту сеть сократили наполовину. Совершенно непонятно, зачем. Во-первых, в России угроза наводнений никуда с годами не делась и как висела, так и висит над 400 городами и тысячами поселков и деревень. Во-вторых, «мировая практика позволяет утверждать: затраты на прогнозирование и обеспечение готовности к стихийным бедствиям в 15 раз меньше затрат на преодоление последствий ЧС и восстановление ущерба». Это - цитата из доклада «Катастрофические наводнения в РФ в начале XXI века: уроки и выводы».

Так, может, мы сделали выводы и, сократив допотопные станции и посты, перевооружились по последнему слову науки и техники, закупили для службы погоды автоматику, компьютеры, развернули космический мониторинг?

- Если бы так, - вздохнула руководитель отдела государственных наблюдений Росгидромета по Хабаровскому краю Ирина Дугина. - До современных подходов нам далеко.

«Мягко сказано», - подумала я про себя и вспомнила поистине незабываемую картинку.

Хабаровск. Берег Амура. Стоянка катеров. Между ними - то ли контейнер, то ли железная будка. Прибита табличка: «Гидрологическая станция. Росгидромет».

Разговорчивый сторож Александр Михайлович выдал «гостайну». До последнего времени гидрологи Росгидромета трудились в деревянном доме 1938 года постройки - удобства на улице, отопление печное, рукомойник. В домике не переводились журналисты, в том числе иностранные - где, в какой еще гидрометслужбе найдешь такую «экзотику»? Но Амур так поднялся, что дом, служивший верой и правдой 75 долгих лет, бесславно утоп.

Что делать? Выручил Алексеич, местный предприниматель. Будка-то лично его. Можно сказать, от сердца собственность оторвал, потому что еще совсем недавно контейнер был частью скромного бизнеса и использовался как банька. А теперь в этой будке сидит федеральная служба. Вернее, ее рядовые сотрудники с зарплатой 8 тыс. руб.

Сторож бредет к воде, снимает показания с большой деревянной линейки, прибитой к утопающему столбу. Возвращается и фиксирует в замызганной тетрадке очередные аномальные сантиметры Амура. Диктует по телефону информацию начальству. То, в свою очередь, отправляет данные по «горизонтали» и «вертикали». И страна благодаря бывшей баньке щедрого Алексеича, что ни день, следит за потопом в его динамике.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ Амур у Хабаровска побил очередной рекорд: преодолена отметка 8 метров Всего в настоящее время в регионе подтоплены 58 населенных пунктов, 1929 жилых домов, 2568 придомовых территорий, 3762 дачных участка, 28 социально-значимых объектов, 19 объектов ТЭК и ЖКХ, 2 автомобильных моста, 19 участков автодорог, 45,6 тыс. гектаров сельхозземель, - сообщили «КП-Хабаровск» в пресс-центре краевого правительства. В Комсомольске-на-Амуре река с 8 утра 2 сентября поднялась на 7 сантиметров и достигла отметки 810 сантиметров, в городе продолжается строительство и наращивание дамб до уровня 920 сантиметров, рассказал "Комсомолке" глава управления по делам ГО и ЧС администрации города Юности Сергей Христофоров (читать дальше) ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Жители ЕАО, переживающие наводнение в эвакуационных пунктах: «Голодно нам, и одежи совсем нет» Многие в одночасье потеряли все, но беда, как говорится, не только объединяет, но и заставляет бороться. Эвакуационный пункт в селе Бабстово, в 17 километрах от печально известного на всю Россию села Ленинское ЕАО, стал местом, где люди учатся выживать. Здесь нашли пристанище более тысячи человек, начиная от младенцев и до немощных стариков. Первое, что бросается в глаза - много военной техники. И люди с узлами и авоськами. Ощущение жуткое и гнетущее (читать дальше) НАВОДНЕНИЕ В ЦИФРАХ Ущерб от паводка на Амуре может превысить 30 миллиардов рублей Полпред и руководители ведомств, прибывшие в Хабаровск, обсудили ситуацию, сложившуюся в регионах Дальнего Востока в связи с паводком на Амуре. Виктор Ишаев сообщил, что в результате наводнений пострадало уже 98 тысяч дальневосточников. С начала паводка в Хабаровском крае, Амурской и Еврейской автономной областях оказалось подтопленными 185 населенных пунктов, 9 499 жилых домов, 13787 приусадебных участков, 3763 дачных участков, 374 социальных объектов, 611 километров автомобильных дорог, 566806 га сельскохозяйственных земель с посевами (читать дальше)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Амур у Хабаровска побил очередной рекорд: преодолена отметка 8 метров

Всего в настоящее время в регионе подтоплены 58 населенных пунктов, 1929 жилых домов, 2568 придомовых территорий, 3762 дачных участка, 28 социально-значимых объектов, 19 объектов ТЭК и ЖКХ, 2 автомобильных моста, 19 участков автодорог, 45,6 тыс. гектаров сельхозземель, - сообщили «КП-Хабаровск» в пресс-центре краевого правительства.

В Комсомольске-на-Амуре река с 8 утра 2 сентября поднялась на 7 сантиметров и достигла отметки 810 сантиметров, в городе продолжается строительство и наращивание дамб до уровня 920 сантиметров, рассказал "Комсомолке" глава управления по делам ГО и ЧС администрации города Юности Сергей Христофоров (читать дальше)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Жители ЕАО, переживающие наводнение в эвакуационных пунктах: «Голодно нам, и одежи совсем нет»

Многие в одночасье потеряли все, но беда, как говорится, не только объединяет, но и заставляет бороться. Эвакуационный пункт в селе Бабстово, в 17 километрах от печально известного на всю Россию села Ленинское ЕАО, стал местом, где люди учатся выживать.

Здесь нашли пристанище более тысячи человек, начиная от младенцев и до немощных стариков. Первое, что бросается в глаза - много военной техники. И люди с узлами и авоськами. Ощущение жуткое и гнетущее (читать дальше)

НАВОДНЕНИЕ В ЦИФРАХ

Ущерб от паводка на Амуре может превысить 30 миллиардов рублей

Полпред и руководители ведомств, прибывшие в Хабаровск, обсудили ситуацию, сложившуюся в регионах Дальнего Востока в связи с паводком на Амуре.

Виктор Ишаев сообщил, что в результате наводнений пострадало уже 98 тысяч дальневосточников. С начала паводка в Хабаровском крае, Амурской и Еврейской автономной областях оказалось подтопленными 185 населенных пунктов, 9 499 жилых домов, 13787 приусадебных участков, 3763 дачных участков, 374 социальных объектов, 611 километров автомобильных дорог, 566806 га сельскохозяйственных земель с посевами (читать дальше)

Еще больше материалов по теме: «Паводок на Амуре, лето 2013»

 
Читайте также