Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Общество14 октября 2013 13:00

«Другой Кавказ» или «другая» Россия?

Почему «понаехавшие» чувствуют себя победителями в захваченном городе
Сейчас едут, как их характеризовал Лев Гумилев, пассионарии. Спустившиеся из аулов и не нашедшие себе места в своих же городах. Необразованные, жадные до легких денег, молодые, наглые,

Сейчас едут, как их характеризовал Лев Гумилев, пассионарии. Спустившиеся из аулов и не нашедшие себе места в своих же городах. Необразованные, жадные до легких денег, молодые, наглые,

Фото: Иван ВИСЛОВ

Только вернулся с Кавказа, а тут, на следующий день - Бирюлево. Контраст дикий. И полное ощущение, что есть два Кавказа, две Средней Азии. Одни там - вежливые, уважительные, гостеприимные. Другие тут, у нас - наглые, хамящие, с психологией завоевателей в побежденном городе. Собственно говоря, если не считать активное выдавливание иноязычных из этих регионов в 90-х, сейчас так оно на самом деле и есть.

Безусловно, в том, что происходит сейчас, прежде всего, виновата власть. И нынешняя, но еще больше та, ельцинская, которую с упоением воспевают либералы. Это команда Ельцина сделала так, что Россия бросила русских и людей других национальностей на произвол местных националистов и бандитов. И там с тех пор привыкли, что русским уготована роль терпил. Везде. И понесли эту уверенность с собой дальше по жизни. Справедливости ради стоит отметить, что и нынешние власти ведут себя если и лучше в этом вопросе, то немногим. И та же 282-я статья УК РФ применяется преимущественно по отношению к русскому населению.

Раньше к нам приезжали мигранты, которые были элитой той нации - доктора наук, профессура, да просто люди, которые выросли в городской среде и которых не требовалось обучать пользованию унитазом и водопроводом. Им не было места в их закрытых институтах и остановленных заводах, и они рвались сюда в надежде, что у нас-то они еще остались, и им найдется место. Но становились дворниками, продавцами, строителями. Они были обучаемы новой профессии, пусть и более низкой квалификации, уже в силу наличия культурного, интеллектуального и профессионального багажа.

Сейчас едут, как их характеризовал Лев Гумилев, пассионарии. Спустившиеся из аулов и не нашедшие себе места в своих же городах. Необразованные, жадные до легких денег, молодые, наглые, они приезжают сюда с рассказами своих старших товарищей, как гнобили русских лет 20 назад там, и убеждаются, что этим можно заниматься и здесь. Потому что сталкиваются не с нашей Россией, а с Россией продажных чиновников, как в штатских костюмах, так и в форме. Которая за деньги согласится все считать божьей росой.

Они живут рядом с нами по принципу «играй, гормон», а когда он переигрывает, они бегут не к старейшинам за советом, а к влиятельным авторитетам диаспоры, у которых есть связи с местной властью, чтобы отмазали. Готовые в ответ исполнить любые, самые криминальные поручения. Под гарантии наших же чиновников, что им за это не будет либо ничего, либо по минимуму.

Так в них ли, в приехавших, корень бед? Или все же в наших олицетворителях власти на местах? Тех, кто выстроил себе вторую, свою Россию, в которой надеется отсидеться, отгородившись как от мигрантов, так и от своего населения.