Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Дом. Семья8 ноября 2013 12:27

Книжная кулинария, или зачем сидеть на бутерброде?

Корреспондент «КП» попробовала приготовить завтрак по рецепту, найденному в художественной литературе
Вот такие бутерброды без особых хлопот готовят каменотёсы.

Вот такие бутерброды без особых хлопот готовят каменотёсы.

Ну признавайтесь, кто не сглатывал слюну, читая описания пиров или отдельных блюд в художественной литературе? Наверное, у каждого есть и вожделенное «литературное» блюдо, которое ну, очень хотелось бы попробовать. У меня лично это – «арбузный мёд» из книги какого-то восточного писателя. Прочла ещё в детстве, поэтому автора, к сожалению, успела забыть. А вот то, как старательно переписывала из книги два абзаца, где говорилось о том, как этот самый «арбузный мёд» (в книге у него было другое, аутентичное название, которое тоже забылось) готовить, помню до сих пор. Бумажку с рецептом я долго хранила в ящике стола, всё надеясь уговорить маму поэкспериментировать над пятком-десятком арбузов и сварить эту необычную сласть. Потом бумажка потерялась, детская мечта подзабылась. А взгляд при чтении книг всё так же цепляется за особо вкусные описания. Ах, Гоголь! Ах, Короткевич! И ещё десятки ахов и охов.

Кстати, книжную кулинарию берут на вооружение многие заведения. В одном из московских ресторанов подают блюда, которые едали герои Чехова, Бунина, Гончарова, Достоевского, Толстого и других русских классиков. Шеф-повар специально разыскивает, восстанавливает и адаптирует рецепты упомянутых в книгах кушаний. В меню там можно увидеть такие изыски, как томленый бараний бок с кедровыми орехами и белыми грибами по Гоголю или филе гуся с померанцем по Тургеневу. Известный российский кулинар Максим Сырников в своем блоге, в числе прочего, объясняет, что за штука на самом деле колобок из народной сказки и анализирует кулинарные пристрастия литературных персонажей. Так что из пищи духовной, то есть литературы, можно извлечь много полезной информации и в плане приготовления хлеба насущного. Попробуем что-нибудь приготовить? С условием, что рецепт не придется искать дополнительно, а он будет полностью дан в произведении.

Начнём с чего-нибудь попроще. Кулебяки гоголевской, хоть и описывает он подробно, что должно класть в каждый из четырех её углов, среднестатистической белорусской хозяйке, пожалуй, не осилить. А вот «бутерброд каменотёса», который описывает в книге «В доме своём в пустыне» Меир Шалев, пожалуй, как раз из разряда «проще не придумаешь». И описывает его Шалев ой, как смачно!

Каменотес Авраам угощает таким бутербродом главного героя книги – подростка Рафаэля. Причем, интригует не столько состав блюда, сколько способ его приготовления. Очень рациональный способ!

«Женщины не умеют делать такой бутерброд. Они могут трудиться целую неделю, чтобы сварить самую сложную еду в мире, но вот так, просто сидеть на бутерброде и ничего не делать, такое никогда не придет им в голову.» - объясняет каменотес Рафаэлю.

А вот и собственно рецепт.

«Он взял отрезок доски, смахнул с нее пыль, энергично подув на нее и постучав по ней ладонями, поставил доску на две пустые консервные банки, положил на нее батон, отрезал от него горбушку, протянул мне со словами: "Кушай, кушай, Рафаэль, погрызи себе пока горбушку", — и стал прорывать в хлебной мякоти узкий, глубокий канал, вначале пальцами, а потом широким зубилом-тунбаром. Затем с большой тщательностью и в строго установленном порядке заполнил образовавшуюся в батоне пустоту крошками соленого сыра, ломтиками свежих помидор, половинками зубчиков чеснока, очищенных от кожуры тончайшими и осторожными касаниями молотка, черными маслинами и листочками петрушки, которая росла в каждом свободном месте его двора. На все это он вылил полчашки зеленого масла, которое доставлял ему его друг каменотес Ибрагим, арабский каменщик из Абу-Гоша. …Он завернул заполненный батон в тонкую клеенку, скрутил ее концы и затянул их резинками и положил сверток под деревянную доску, на которой обычно сидел весь день, обрабатывая камни. Только теперь началось истинное приготовление бутерброда. Под тяжестью Авраамова тела раздавленный хлеб и его содержимое постепенно проникали друг в друга, и сок помидоров, смешиваясь с соленостью сыра и пропитываясь оливковым маслом и душистыми испарениями петрушки и чеснока, медленно просачивался во все поры и клетки хлебной мякоти»

Ингредиенты все абсолютно доступные (правда, у меня нет друга Ибрагима, который привез бы зелёного масла, поэтому возьму обычное оливковое из ближайшего супермаркета). Нет у меня и зубила, которым Авраам вынимал мякиш из батона, но наверное, обычными столовыми приборами это сделать получится не хуже?

Всё необходимое продаётся в магазине за углом.

Всё необходимое продаётся в магазине за углом.

Ха, проклятая самонадеянность! Выковыривая мякиш из батона сначала ножом, а потом десертной ложкой, я его таки в двух местах слегка продырявила. Может, действительно надо было зубилом? А может, батон неправильный? Утешаю себя такими мыслями, стараясь не думать, что неправильные-то руки, скорее всего, а вовсе не батон и не инструменты.

В батоне проделана "нора", начинка готова.

В батоне проделана "нора", начинка готова.

Далее от рецепта я немножко решила отступить. Каменотес закладывал в батон всё «в строго установленном порядке». А значит, на выходе он получил бутерброд, в котором начинка шла слоями. Мне такой вариант показался не очень привлекательным, особенно впечатлила возможность встретиться где-то в середине батона со слоем чесночной начинки. Поэтому я просто это всё перемешала – сыр, ломтики помидоров, зелень, маслины. И так, вперемешку, заполнила отверстие в батоне. Начинки получилось много, напихивать батон старалась поплотнее. О чём пожалела, когда пришла пора вливать в него «полчашки» масла. Ну, никак не хотело масло быстро и весело вливаться в компанию к сыру, маслинам и помидорке! Пришлось капать его понемногу и ждать, пока просочится.

И еще одно небольшое нарушение технологии приготовления бутерброда я допустила. Главная фишка Авраама была в том, что на бутерброде он сидел весь свой рабочий день. Как я ни примеривалась и не пыталась ради эксперимента заставить себя сесть на завёрнутый в полиэтиленовый пакет начиненный батон – не смогла. Ну, нельзя на хлеб садиться! Поэтому бутерброд, заготовленный с вечера, к завтраку до кондиции для меня доводили Хаксли, Ле Гуин, Серафимович, Васильева, Анатоль Франс, Гончаров и прочие классики и современники. Раз уж кулинария книжная, то пресс для бутерброда из книг и соорудила. Конечно, сила давления была не такой, как если бы я уселась на батон всеми своими не скажу сколькими килограммами. Но и её хватило.

Садиться на хлеб не позволяет воспитание, поэтому в роли пресса - классики и современники.

Садиться на хлеб не позволяет воспитание, поэтому в роли пресса - классики и современники.

Наутро (шесть часов под прессом из разномастной литературы) батон был извлечен, нарезан ломтиками и употреблён. Ну, что сказать? Простенько, но со вкусом. Кушать как бутерброд, руками не получится – пропитанная маслом булка разваливается, если её попытаться взять. Придётся вилкой или ложкой цеплять, кому чем удобнее. Довольно сытно. Начинить батон таким образом можно чем угодно, конечно. И рецепты, похожие на бутерброд каменотёса, в кулинарном пространстве существуют. Например, селёдка под шубой в батоне или рулет из лаваша – отдалённо, но похоже.

Но этот бутерброд – с историей. А значит, есть его просто интереснее.

А какие рецепты из художественной литературы перекочевали в ваши кулинарные блокноты?

Топ-5 самых популярных литературных рецептов

1.Колобок

Пожалуй, рецепт этого блюда, которое хотели скушать дед с бабкой, а съела хитрая лиса, знают все: по амбару подмести (берём муку), по сусекам поскрести (берем остатки опары, ибо в одном из значений «сусек» это чан из цельного липового пня, где замешивали тесто), заводим дрожжевое тесто, лепим шарики. А дальше – вопрос. Как испечь или изжарить именно круглый колобок, чтобы он мог катиться по дорожке, пытались понять многие кулинары. В частности, исследователь русской кухни Максим Сырников склоняется к версии, что колобок бабуля не пекла, а жарила во фритюре (раньше это называлось «пряжение»), либо отваривала.

2.Демьянова уха

Хотя точного рецепта Крылов не даёт, восстановить его по приведенным ингредиентам («вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек!) да по другим источникам при желании нетрудно. А уж как не стоит этой ухой друзей потчевать, дедушка Крылов нам уже рассказал.

3.Гоголевская кулебяка

Современники утверждают, что Гоголь, если бы не писательские труды, превратился бы в высококлассного повара. Во всяком случае, гурманом он был знатным, что и в книгах своих отразил. Гоголевская кулебяка – это целое грандиозное строение. «Да кулебяку сделай на четыре угла. В один угол ты положи мне щеки осетра и вязигу, в другой запусти гречневой каши, да грибочков с луком, да молок сладких, да мозгов, да еще чего знаешь там этакогоДа чтобы она с одного боку, понимаешь, подрумянилась бы, с другого пусти ее полегче. Да исподку-то, пропеки ее так, чтобы всю ее прососало, проняло бы так, чтобы она вся, знаешь, этак растого — не то чтобы рассыпалась, а истаяла бы во рту, как снег какой, так чтобы и не услышал” – так описывается кулебяка в «Мёртвых душах». Досконально, конечно, не повторить, но вариации на тему попробовать можно.

4.Тушёная говядина с картошкой и луком от О`Генри

Рецепт простой – чуть меньше килограмма говяжьей грудинки (2 фунта, если быть точнее), картофель (пара очень крупных картофелин, если очень хочется, чтобы было в точности как в рассказе «Третий ингредиент»), и луковица величиной с будильник. Специй герои О`Генри, помнится, не использовали вовсе, но и без оных блюдо получается вкусным.

5.Мокека из крабов от донны Флор

Рецепт Жоржи Амаду даёт точный, а вот составляющие его вряд ли найти так уж просто. И тем не менее, описано любимое блюдо Гуляки так точно и смачно, что в топ входит заслуженно. Вот как наставляла своих учениц донна Флор:

«Натрите на терке пару луковиц, разотрите чеснок в ступке; лук и чеснок вовсе не распространяют зловония, это самые душистые овощи. Нарежьте мелко кориандр, петрушку, несколько помидоров, головку зеленого лука и положите половину перца. Смешайте все с оливковым маслом и пока отставьте этот ароматный соус.

Промойте крабов целиком в лимонной воде, промойте хорошенько: так, чтобы удалить грязь, но не лишить их запаха моря. Теперь опускайте их в соус, потом кладите на сковороду. Остатки соуса осторожно вылейте на крабов.

Выберите четыре лучших помидора, возьмите перец, луковицу, нарежьте все это кружочками и красиво уложите на блюде. Крабы должны пролежать часа два на сковороде и как следует пропитаться соусом. Затем поставьте сковороду на огонь.

Когда крабы будут почти готовы, добавьте кокосового молока, и уже перед тем как снять их с огня, полейте пальмовым маслом.»