В мире

Турция просится в ШОС

Как Путину удалось добиться того, о чем и кремлевские мечтатели не смели мечтать?
Турция может войти в Таможенный Союз раньше Украины

Турция может войти в Таможенный Союз раньше Украины

Фото: REUTERS

Слухи о близящемся повороте турецкой политики поползли пару недель назад, когда президент Казахстана Назарбаев сказал, что Турция может войти в Таможенный Союз раньше Украины. И вот в эту пятницу 22 ноября в Петербурге премьер Турции Тайип Эрдоган сказал на совместной с президентом Путиным пресс-конференции, что его страна хочет вступить в ШОС. ШОС – это обновленный Варшавский договор, Турция – член НАТО. Долгие годы Турция была ассоциированным членом ЕС, сейчас она заинтересована в Таможенном Союзе. Если бы это могли увидеть Сталин, Брежнев и те поколения советских людей, они бы воскликнули: конец времен и исполнение пророчеств!

Что же произошло? Как президенту Путину удалось добиться того, о чем и кремлевские мечтатели не смели мечтать?

Турки озабочены неожиданным поворотом событий по Сирии и Ирану. Они не ожидали, что их оставят куковать на распутье, когда они согласились выполнить просьбы своих высоких покровителей: поддержали сирийскую заварушку и испортили хорошие отношения с Ираном. Тогда это казалось разумным шагом – падение Башара Асада, мол, близко и неминуемо, а Катар и Саудовская Аравия в знак благодарности осыпали Стамбул нефтедолларами. Поэтому еще в мае, когда сирийские боевики колебались – идти ли на мирную конференцию в Женеве, турки их отговаривали – и отговорили.

Прошло полгода, и все переменилось. Катар вышел из игры, саудовцы недовольны, повстанцам не удалось взять Дамаск, Соединенные Штаты увели свои боевые корабли. Денег нет и успехов нет. В западной печати звучат открытые призывы – слить Эрдогана, мол, устарел, мышей не ловит. Ему пора на покой, как Маргарет Тэтчер в свое время.

В этой тревожной ситуации Эрдоган сделал 180-градусный поворот и сейчас призывает к скорейшему созыву Женевской конференции. Если Турция хочет – сирийская оппозиция придет к столу переговоров, а теперь Турция хочет. Конечно, Турция предпочитает ту или иную группу противников режима Асада, но теперь она готова пойти на политическое урегулирование.

Эрдоган доволен русской позицией – президент Путин отозвался о нем заочно так: «Эрдоган совершил ошибку, но остается нашим другом. А ошибку можно исправить». На встрече в Петербурге два лидера продемонстрировали свою дружбу. На Западе считают, что Эрдоган уже отжил свое, но Россия дает ему новый шанс.

В своих богатых старших товарищах – США, Британии, Саудовской Аравии и Катаре – турки разочаровались. Разочарование связано и с Ираном. Раньше Турция и Иран дружили, в рамках политического курса министра иностранных дел Давутоглу под названием «с соседями – никаких проблем». Затем сирийская война, где турки поддерживали повстанцев, а иранцы – законные власти, их рассорила. Американцы буквально толкали Эрдогана на углубление ссоры. И тут вдруг – США и Британия близки к договоренности и примирению с Ираном. Зачем же турки с персами ссорились?!

Экономика тоже напрягает. Из кризиса 2008 года Турция вышла благодаря помощи богатых исламских стран, но проблемы остались. Турецкая экономика слабо диверсифицирована, и турецкие строители и девелоперы – доминирующая отрасль, а она под ударом. По секрету в Стамбуле говорят об опасности банкротства нескольких самых крупных строительных девелоперских компаний. За чаем мне рассказывают мои собеседники, что русские инвесторы про это прослышали и целят на покупку на особо льготных условиях многомиллиардной недвижимости, принадлежащей этим компаниям – от дворцов на Босфоре до целых жилых районов в Анталии.

Если перед турецкими строителями раскроются пространства России и Казахстана, где непочатый край работ – обрушения отрасли можно будет избежать. Поэтому турки задумываются и о Таможенном Союзе, и о Шанхайском договоре. Что же, это замечательная возможность сблизить две страны-преемника Византии. Это сближение изменит все положение сил в Евразии, исполнит мечты русских правителей, продвинет Россию на Ближний Восток. Конечно, цари видели это по-другому, но времена изменились. Вступление Турции в ШОС даст России контроль над проливами, в то же время не отнимая их у Турции.

Но сирийская война еще далеко не окончилась. Идут отчаянные бои за Каламун, горный регион между Дамаском и ливанской границей. В боях участвуют тысячи боевиков аль Каеды, им противостоят бойцы Хезбаллы, бросившие свою силу на сторону президента Башара Ассада. Чтобы запугать Хезбаллу, вооруженные саудовским принцем-разведчиком Бандар Султаном диверсанты-самоубийцы взорвались в Бейруте, уложив несколько десятков человек. В Каламуне разыгрывается одно из главных решающих сражений сирийской кампании, и за каждым столкновением чувствуется злая и опасная воля Саудовской Аравии, лидеры которой никак не хотят допустить примирения.