Политика20 декабря 2013 21:40

Ходорковский улетел. И не обещал вернуться

Репортаж из карельского городка Сегежа

На дежурство у колонии общего режима № 7, в народе «семерки», журналисты заступили, как только узнали, что Ходорковского помиловали. А в карельском городке Сегежа их уже ждали: колонию за 500 метров оцепили плотным кольцом полицейских. Наверное, столько гостей в Сегеже не припомнят с 2011-го года, когда Ходорковский только прибыл сюда.

Впрочем, как тогда, так и сейчас журналистов к осужденному не подпустили. Те, ежась на холодном ветру (в Сегеже было всего минус два, зато начался снегопад с ветром), пытались вычислить, как и на чем Ходорковского повезут на «большую землю».

"Ходорковский покинул колонию" - это сообщение в интернете появилось в 12.20, через двадцать минут после того, как был опубликован президентский указ о помиловании.

- Это правда?! - опешили журналисты.- А чего мы тогда тут мерзнем?

- Вранье! - отрезал сам начальник карельского УФСИНа.

- А где он тогда?

- Комментарии будут позже.

В три часа дня повалил снег. Видимость такая, что и забор колонии за 500 метров просматривался едва-едва. Если Ходорковский уехал, то как? Машины из колонии не выезжали. Вертолеты не взлетали. И вообще погода явно нелетная.

Сама колония №7 находится в пяти километрах от Сегежи. Рассчитана на 1500 заключенных. Здесь практически нет убийц - в основном, воры, грабители, налетчики. Условия проживания сносные. Летом клумбы в цветах. Зимой все также чистенько и прилично. В общем, не то чтобы рай, но бывает хуже.

- Борисыч прилежным был, - сказал нам охранник, уходивший со смены домой. - Порядка не нарушал. Распорядок дня соблюдал. Чем занимался? В последнее время убирал металлическую стружку в цехе, где производят разные предметы из металла. Нарекания? Нет, не было. Характер? Знаете, Борисыч - он умный, но жесткий человек.

Кажется,ему нравится называть Ходорковского вот так, по-свойски - Борисыч.

Ближе к вечеру в небе вдруг появился вертолет. Журналисты сделали стойку: вот оно, дождались!

Вертолет приземлился довольно далеко от колонии и через некоторое время взлетел.

Звонию в полицию:

- Нет! Это не за Ходорковским, - отвечают бодро. - Машина прилетела за пострадавшими во вчерашнем ДТП.

Странно. В сводках не было нашли никаких сообщений о серьезном дорожном происшествии в Сенеже, ради которого стоило поднимать в нелетную погоду вертолет.

Звоню в аэропорт Петрозаводска - не было ли у них "Борисыча"?

- После обеда погода нелетная, аэропорт закрыт.

Вот и гадай, как Ходорковский ускользнул от кордона журналистов и улетел при нелетной погоде.

Около пяти вечера на сайте ГУФСИНа наконец-то появился комментарий: "При освобождении Ходорковский М.Б. обратился с личной просьбой об оформлении документов для выезда за границу. После освобождения вылетел в Федеративную Республику Германия, где проходит лечение его мать. Подчеркиваем, что вылет состоялся по его просьбе и документы на выезд оформлялись по его личному обращению".

Кстати, в самой Сегеже помилование Ходорковского никого особо не потрясло. А некоторые вовсе только сегодня узнали, что в "семерке" мотал срок самый известный сиделец страны.