Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Политика29 декабря 2013 22:00

Сергей Гапликов: «Стройка в Сочи круче, чем БАМ»

Президент «Олимпстроя», сын строителя Байкало-Амурской магистрали рассказал "КП" о завершении грандиозной олимпийской стройки в Сочи

...Московский офис «Олимпстроя» (а именно эта госкорпорация координировала строительство объектов для Олимпиады в Сочи) - в районе метро «Динамо», в пяти минутах езды от нашей редакции. Но встретиться с Сергеем Гапликовым, который в свои 43 года является «главным прорабом» этой всероссийской ударной стройки и который накануне Нового года ненадолго прилетел в столицу, оказалось непросто. А разговорить его - еще сложнее...

«Да я в Тынде жил!»

- ...Нет-нет, сниматься и записываться я не буду! И оператор ваш пусть посидит в приемной, не люблю я эти дела. Так - коротенько с вами поговорим.

- А правда, что вы - родом с БАМА?

- Вы сейчас про что? Мы же про стройку в Сочи собирались... А туда, на БАМ, я маленьким приехал вместе с родителями - мне было три года.

Фото: Иван ВИСЛОВ

- А где жили, помните?

- Конечно. В разных местах. Бывало, и в палатках. Отец прошел путь от главного механика мехколонны до главного механика треста «БАМтрансвзрывпром». Он прошел с первыми стройотрядовцами и Чару, и Усть-Кут, и Беркакит, и Тынду...

- Тынду знаете?

- Да я в Тынде жил!

- Я тоже много раз бывал на БАМе.

- Правда?

- И отец у меня также строителем был, только в Оренбуржье - бригадиром монтажников-высотников. Героем Социалистического Труда. Стройка для меня поэтому что-то такое святое…

- Ну, тогда другое дело. Что же вы молчали? Зовите вашего оператора...

«Мой режим дня: минута - на объект»

- Сергей Анатольевич, а ведь в первые дни Нового года все объекты в Сочи должна уже принять государственная комиссия. Вы в эти предпусковые ночи, как - нормально спите?

- Вам я честно скажу - как у руководителя, который отвечает на стройке за все, иногда в 3 часа ночи, в 4 часа - у меня возникает такое желание, ну во-первых, самому собраться и проехать, посмотреть, что я, в принципе, всегда и реализовываю. И, самое интересное, что, когда люди не ожидают, но знают, что такое может быть, конечно, все на своих местах.

- То есть, вы сейчас вообще не спите, или как?

- Несколько часов, ну 3 часа максимум…

- У вас - уже легкая проседь... Вы здесь поседели?

- Да. За три года. Моя мама говорит - раньше я чернявый был...

- А вот опять про БАМ, вы же знаете, отец же вам рассказывал, какой там был напряг? Сочинские стройки круче БАМа?

- Конечно. Ну, концентрация рабочей силы - раз. Во-вторых, сроки строительства гораздо короче. БАМ строили 20 лет. В Сочи строим пять лет. А количество того, что нужно было сделать - ну просто не сравнимо с БАМом.

А потом - в самый пик у нас трудилось почти сто тысяч человек.

Гордость «Олимпстроя» - центр санного спорта «Санки» в Сочи. Это самая безопасная в мире бобслейная трасса, хотя  и очень сложная.  (На треке протяженностью более 1800 метров - 17 поворотов  и 3 контруклона для гашения скорости.)

Гордость «Олимпстроя» - центр санного спорта «Санки» в Сочи. Это самая безопасная в мире бобслейная трасса, хотя и очень сложная. (На треке протяженностью более 1800 метров - 17 поворотов и 3 контруклона для гашения скорости.)

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- Интересно, на БАМе сколько?

- Статистику не поднимал. Думаю, гораздо меньше.

- В печати периодически говорят: на Сочи планировали столько-то потратить, а стройка вздорожала и потянулся за собой средств в полтора раза больше. Мол, угрохали бюджетных денег больше, чем планировали!

- Все это на самом деле от незнания сути. Около 200 миллиардов рублей всего. Это бюджет на строительство спортивных объектов и сопутствующей инфраструктуры. (Плюс инвестиции. Но это, как вы понимаете, не из государственного кармана, а от частных фирм.)

- А масштаб? Объем?

- У нас сегодня 427 объектов, комплексных, каждый из которых состоит из подобъектов. Если все вместе взять, это 800. Мне однажды был задан вопрос...

- ...сколько вы времени тратите на каждый объект?

- Да, именно этот. Вот смотрите: если вы разделите 24 часа на 800 - получится почти по минуте на каждый объект.

- В смысле, как это?

- Минута в сутки на объект.

- Теперь понятно, почему только сегодня вы даете - и только нам - свое первое большое интервью...

- Вот такой объем стройки, такой масштаб.

- Отец ваш интересуется строительством вот сейчас?

- Очень. Он переживает.

Сережа Гапликов на БАМе. 1975 год. Здесь будущему президенту «Олимпстроя» 5 лет. На обороте снимка - надпись: «Ходил в магазин за хлебом».

Сережа Гапликов на БАМе. 1975 год. Здесь будущему президенту «Олимпстроя» 5 лет. На обороте снимка - надпись: «Ходил в магазин за хлебом».

- А в Сочи ездил?

- Ездил несколько раз, я его приглашал. Ну мне как сыну, конечно, хотелось похвастаться масштабами, объемами, но потом хотелось его какой-то оценки.

– Ну и какая у него оценка?

- Он, конечно, очень горд.

- Ваш отец тоже считает, что эта ударная стройка – она круче, чем БАМ?

- Он вообще ничего подобного в жизни не видел. Я никого не хочу обидеть – у каждого своя задача была. Но если действительно сравнивать – с точки зрения масштабов – ничего подобного еще не было ни в СССР, ни в России.

«Для кого-то - курорт, а для нас - вахта»

...Но вернемся к Сочи. Как - все объекты готовы к приемке Госкомиссии?

- В основном, все объекты, которые касаются непосредственно проведения Олимпиады, - в полной строительной готовности. Они введены в эксплуатацию, они функционируют, на них, начиная с 2012 года, прошли тестовые спортивные мероприятия. Акты ввода уже подписаны на все спортивные объекты, на всю инфраструктуру.

У нас единственное, один не соревновательный, но спортивный объект – это Центральный стадион, он готовится для церемонии открытия и закрытия Олимпийских Игр и Паралимпийских. Поэтому соревнований на нем никаких не будет.

Там было сочетание двух, по сути дела, строительных назначений. Первое – сам центральный стадион с основными конструктивными элементами, который потом остается для Чемпионата мира по футболу. И та конструктивная часть, которая сегодня нужна для подготовки к церемониям открытия и закрытия. Работы здесь проходили синхронно. То есть, не было 100-процентной строительной готовности 100% стадиона, когда мы монтировали там конструкции, необходимые для церемонии открытия. Это сложно. Этого, правда, в мире никто не делал. Но мы это смогли сделать. Я могу вам сказать, что сегодня завершена итоговая проверка Ростехнадзора. В ближайшее время, я думаю, мы получим акт ввода в эксплуатацию этого стадиона.

- Президент Путин часто наезжает в Сочи. А потом он вам не звонит?

- Зачем президенту мне звонить, если он и так получает отчеты обо всех событиях и знает каждый нюанс? А когда приезжает - многим интересуется, задает вопросы, иногда жестко спрашивает. Время такое.

- Почему Путин так жестко себя ведет по поводу Сочи? Кадры менял… Переживает, что не успеем?

- Честно? Думаю, времени нет раскачиваться.

- А вот Путин приедет? Он не найдет никаких недоделок?

- Я не думаю, что это уровень президента искать какие- то недоделки.

- Почему?

- А вы мне расскажите, зачем мы тогда?

- Чтобы устранять.

- Мы, чтобы устранять? Да нам так надо строить, чтобы не надо было ничего устранять. У нас просто парадигма такая – мы постоянно ищем чего-то такое, что в принципе, покажет нас с какой-то плохой стороны.

- Да я не ставлю такой задачи...

- Да нет у нас плохого, правда! Вот поверьте мне - все, кто там работает - настолько люди патриотично настроенные, у них глаза горят! Они за эти годы стройки много чего лишились. Правда! Некоторые - просто чисто нормальных человеческих отношений со своей семьёй. Они просто потеряли комфорт и покой.

- На БАМе любовь согревала. Я много раз про это писал.

- Но и нас в Сочи тоже согревает любовь... Наши строители, ради того, чтобы страна выполнила взятые на себя обязательства, как раньше, в советское время - вот как те же БАМовцы - не считаются ни с чем, лишь бы выполнить свою задачу. Для кого-то Сочи – это курорт. А для нас - вахта.

Все-таки там особый климат – горноклиматический. И когда ты в определенных условиях приезжаешь и когда раньше в этих условиях не работал, по сути дела срабатывает какое-то чутье у людей. У них есть барометр на данную ситуацию, который позволяет им внутри просто сориентироваться. Была такая задача – сделать тестовый вариант секции санно-бобслейной трассы. Делается это не на самой трассе, а где-то в другом месте. И там нужно было показать качество торкретирования – это забивка полости санно-бобслейной трассы цементной смесью.

Это делалось именно так, потому что любым другим способом добиться качества невозможно - а там самое главное плотность и однородность. Там идут каркас и трубки с хладагентом. И если трубки качественно не залить бетоном, то будут пустоты, которые не будут давать качество льда. А это очень плохо.

- То есть это тонкая работа.

- Это ювелирная работа. Могу сказать, это сотни километров трубок…

- Где же вы таких специалистов взяли?

- Самое удивительное, что это наши…

- Это наши все?

- Да. Люди из разных регионов нашей страны. Все в процессе так подобрались, что сегодня для них уже любая задача по плечу, любой сложности. Правда!

- А сами вы чему-то научились на олимпийской стройке?

- Да, я многому научился у этих людей. Во-первых, самообладанию, что очень важно на таких стройках. Иногда бывает так…

- Вот недавно в Сочи снова ураган был.

- О, это испытание! Может быть, и хорошо. Это реальный тест на выживаемость, на прочность сооружений, которые мы построили. Да, порывы ветра были ураганные, где-то что-то сорвало и потрепало. Но в очередной раз мы убедились, что те конструктивные решения, которые мы предлагали, они «работают» очень хорошо.

- Столько сил, энергии, денег потрачено... Вы, как президент «Олимпстроя», каких результатов ждёте от наших спортсменов-олимпийцев?

- Я бы, честно, хотел, чтобы у ребят получилось всё, что они задумали. И на что мы все надеемся...

Светлана и Анатолий Гапликовы с сыном Сережей. Бам. 1975 г. Фото высылаю отдельно. Спасибо!

Светлана и Анатолий Гапликовы с сыном Сережей. Бам. 1975 г. Фото высылаю отдельно. Спасибо!

* * *

- А у вашего отца за БАМ какие награды есть?

- Нет никаких. Как-то не сложилось. То, что он строил БАМ - а отец выполнил свою работу хорошо - уже награда.

- А вас, наверное, наградят теперь?

- Я не знаю. Мне и «спасибо» много. Вот правда! Думаю о том, чтобы было все построено.

- У вас есть детские фотографии? С БАМа?

- Есть.

- Можете дать?

- Боюсь, нет, в Сочи улетаю. Я вам и так все рассказал, вы мне что, не верите, что ли?

- Верим....

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

Не заржавеют ли и в Сочи рельсы?

- Ваш папа хорошо БАМ строил, но потом там сколько проблем возникло. Время прошло, какие-то поселки развиваются, а где-то БАМ ржавеет…. Не получится ли это с Сочи?

- Знаете, не получится. У меня есть глубокая внутренняя уверенность, что действительно интерес к этой территории будет колоссальным. Приведу маленький пример. В какой стране вы еще видели, где на побережье есть несколько арен, где можно вечером покататься на коньках, где можно посмотреть ледовое шоу, где можно трансформировать арену и посмотреть матч - какой-нибудь боксерской федерации или волейбольную лигу, мини-футбол, либо гандбол? Нет таких универсальных арен сегодня.

Мы построили достаточное количество гостиниц с точки зрения расселения и участников Олимпиады, и клиентских групп МОК, спонсоров, маркетинговых партнеров. Все это будет востребовано в перспективе.

- Не возникнет ли проблема такая… Народ сейчас в Турцию стремится, а в Сочи все дорого. Не получится, что вы построили спортивный Сочи для богатых?

- Вряд ли. Почему отели дорогие были, потому что был мизер. Конкурировать было не с кем. Сейчас в самой Имеретинке построено два крупных «пятизвездочника», еще один построен четыре звезды. Ребята поскромничали, но отель тянет на пять звезд. Там колоссальные парки, аллеи, комфорт. Сейчас "Сочи-Парк" если воспримет ту всю свою задумку, которая была и изначально вкладывалась - это мини-Диснейленд со своей гостиницей и инфраструктурой. Большое количество бизнес-центров организовывается. Медиацентр-в перспективе большой торгово-развлекательный центр, Олимпийская деревня, где будут проданы апарт-отели. Комплекс зданий для паралимпийской семьи.

- Все это может понизить цену? Вы старались, и все это будет пустовать?

- Не будет. Например, у инвестора там порядка 400 тысяч квадратных метров и у конкурентов такой же набор. Он что, должен сидеть и ждать, пока будет необходимый уровень цены? Конечно, в таких условиях как бизнесмен он вложил бы голову. Президент Путин на это рассчитывает, что появятся такие люди. Они уже есть сейчас. Приходят не маленькие компании, а Рэдиссон, Тюлип и другие. И наши отечественные операторы зашли. Это достаточно серьезные компании, которые сделают сначала семь расчетов прежде чем принять решение.