Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
В мире13 января 2014 15:40

На Майдане начались суды Линча: активистов избивают и пускают по «позорному кругу»

Майдановцы не пускают на «территорию свободы» представителей милиции и вершат правосудие своими силами
На Майдане начались суды Линча: активистов избивают и пускают по «позорному кругу»

На Майдане начались суды Линча: активистов избивают и пускают по «позорному кругу»

Фото: REUTERS

НЕ НАДО ГРАБИТЬ РЕВОЛЮЦИЮ

Майдан играет мускулами. У них уже не просто палатки, но и свои законы. Нельзя пить, воровать, дебоширить. И с недавних пор запрещен сбор денег, кроме как «на нужды Майдана». С этим не согласилась Лидия Балашова. Она волонтер фонда « Глобальная группа помощи». Эти ребята помогают детям, которые больны раком.

- В тот день мы с подругой вышли на Майдан, - говорит женщина. – Собирали ерунду – не более трехсот гривен.

Как вдруг наткнулись на группу молодцов в черных масках. Это так называемая «внутренняя охрана» Майдана. Завязалась перепалка.

- «Охрана» заявила, что мы чуть ли не грабим Майдан. Что деньги нужны революции, а не какой там больной девочке, - говорит Лидия. – Нас с подругой схватили «под белые руки» и потащили в Дом профсоюзов.

Там находится штаб революционеров. По словам Лидии, «штабные» приказали отобрать все пожертвования.

- Я хотела протестовать, но мне заломали руки. Держали четыре человека. Ну и все, а потом с позором по Майдану, - опускает глаза девушка.

С «позором по Майдану» - это «новаторский» метод. Девушку подхватили на манер бревна, задрали ей юбку и в таком виде пронесли между всех палаток. Одни смеялись, другие удивлялись. После «круга почета» девушку выкинули за баррикады. Следом в Лидию полетел ее телефон и сумка. Кошелек оказался пуст, пожертвования тоже не вернули.

- А вдогонку еще травят в Интернете, - говорит Лидия. – Наверное, потому что я написала заявление в милицию.

Да, Лидия рискнула. Другие – молчат. Но «других» наберется уже с десяток. «Охота на ведь» в самом разгаре. Заподозрить провокатора могут в каждом. Расправа потешит публику: могут поставить на колени и заставить молить прощения. Или под общий хохот облить зеленкой, как это случилось с одним из киевским студентов. Его вина лишь в том, что в пылу политических дебатов наорал на майдановца и автоматически стал «врагом народа». Но надо отдать должное революционерам, они не церемонятся и со своими активистами. Некоторых, после допросов увозит «скорая». Как это случилось с Владимиром Яременко. Парень пришел поддержать Майдан. Поселился в палатке с надписью «Сумы» ( каждый город имеет свой шатер). Стоял на баррикадах. Короче, молодец. Но какая –то сволочь чиркнула анонимку, дескать на Майдане торгуют наркотой. И, возможно, Владимир в курсе дела. Далее события развивались кроваво.

- Ночью ворвалось двадцать человек в масках,- вспоминает обитатель сумской палатки Александр Цховребов, усевшись на матрас и поджав ноги. – Все в шоке. Раньше тут ночевала бабулька – ей лет восемьдесят. Поднялась. Так ей орали «Руки за голову»! Ну, представь…Короче, никто ничего не понял. Владимира забрали и в следующий раз ребята увидели его в больнице, когда пришли проведывать.

ПЫТОЧНЫЙ ПОДВАЛ В МЭРИИ

С больничной койки Владимир поведал следующее: выволокли из палатки, завели в подвал киевской мэрии. Избивали. Надевали противогаз и перекрывали воздух. Эта пытка называется «слоник». Правозащитники говорят, весьма популярна в милицейских застенках …а теперь и на Майдане. Короче, выбивали признание как могли. Но Владимир вместо того чтобы расколоться, как все нормальные активисты, потерял сознание. Прибежали «старшие охранники». Вызвали «скорую». В больнице у Владимира диагностировали переломы пальцев ног ( били по пяткам и пару раз промахнулись), ушиб грудной клетки. Пока бедолага приходил в себя, охрана Майдана разбиралась в ситуации. Выяснилось, что предъявить особо нечего. Получается, ошиблись.

- К нам в палатку приходил народный депутат от «Свободы» Игорь Мирошниченко. Сказал, что парни действовали без приказа. Извинялся.

- Получается, это был отряд «Свободы»?

- Получается.

- И что вы дружно простили? – осматриваю армейскую палатку. У стола топчется пару хмурых мужиков. Вопрос «не слышат». Даже со второй попытки. Щекотливая тема.

– Ну случилось недоразумение – так что теперь? Революцию свернуть? - через губу цедит один из активистов, ковыряя консервную банку.

- На самом деле после этого случая состав палатки сменился почти полностью, - шепотом добавляет Александр.

Что касается Владимира, то он уже резво прыгает на костылях…в противоположную сторону от Майдана.

- Хватит с меня такой революции, - взгляд у парня беспокойный. – Они приходили ко мне в больницу. Говорят, лежи тихо. Вылечишься и забудешь про этот случай.

Владимир решил последовать совету. Теперь он пытается забыть и избиение, а главное то как рьяно митинговал на баррикадах. Что говорить, если внутренние порядки не по нраву даже матерым националистам.

- Да уж, - задумчиво кивает уже убеленный сединами сотник УНА УНСО Андрей Пастушенко, оглядывая свою разгромленную палатку. Сотник только что вернулся из пригорода, куда его послал штаб. Ожидал увидеть в палатке своих побратимов, но выяснилось, что их внезапно выкинули за баррикады. Они нарушили «внутренние правила Майдана» - опрокинули по чарке.

- И кто ж выгонял моих бойцов? – ухмыляется сотник, закуривая. – Какие –то молокососы из отряда самообороны. Получили власть в руки…

- А как охрана узнала, что в вашей палатке выпивают?

- Это же Майдан. Везде уши. Стучат, как во времена Союза. Но суд вершат сами. А по какому праву? Если уж ты не пускаешь милицию на Майдан – бери ответственность на себя. Но я не слышал от лидеров оппозиции таких заявлений. Получается, каждый творит что хочет, а крайних нет. И чем эта система отличается от сегодняшнего режима? От ментовского беспредела? Смотришь на Майдан и думаешь: оппозиция собирается менять режим или она просто хочет его возглавить?

- Вы понимаете, что говорите крамольные вещи? Нас обвинят в том, что «подносим патроны врагам», и «копаем» под революцию…

- Провокатора из меня не слепишь, - улыбается Пастушенко. - Я был на языковом Майдане и на налоговом. На меня открывали четыре уголовных производства. Так что уж позвольте говорить то, что думаю. Кажется, мы за это стоим на Майдане?

За свободу слова. За демократию. И за европейские ценности. Вот за это люди стоят на Майдане, но на «территории свободы» видят другое. Странный парадокс. То ли потому что лидеры оппозиции пытаются перехватить удила народной революции. А может в другом проблема. Но факт в том, что борьба за европейские ценности продолжается: и не только в масштабах страны, но и в каждой отдельно взятой палатке.

ОФИЦИАЛЬНО

Начальник отдела по связам с общественностью Главного управления МВД в г. Киев Ольга Билык: Следователей впустили после 12 – часовых переговоров!»

- Активисты действительно отказываются пускать милицию. Так по заявлению волонтерки было возбуждено дело по статье «Грабеж». Следователи отправились в Дом профсоюзов, где находится «революционный штаб». Дорогу загородили люди в масках. Они заявили, что наш «вопрос будет рассмотрено на заседании комендатуры Майдана». Переговоры длились более 12 часов прежде чем милицию впустили.

- А нужны переговоры? Майдановцы препятствуют действию правоохранительных органов – это «до трех лет лишения свободы»…

- Все правильно. Но в данном случае необходимо учитывать и политический момент. Мы взываем к здравому смыслу активистов.

- А вообще много заявлений от обиженных на Майдане?

- Мало. Бывает люди набирают 02, сообщают о нарушениях со стороны митингующих, но отказываются писать заявление. Так было с парнем, которого облили зеленкой и еще в ряде случаев. Сами митингующие за все время передали нам более десяти граждан, в которых они заподозрили либо провокаторов, либо воров. Во всех случаях подозрения оказались беспочвенны.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Валентина Черненко: После визита Автомайдана моя дочь вздрагивает по ночам!»

«Комсомолка» побывала в гостях у киевлян, чью квартиру митингующие штурмовали по ошибке.

На Майдана ничего не происходит. Ну, костер, кричалки... Скучно. Потому новая забава. Называется Автомайдан. Это когда все прыгают в автомобили – и газуют. Пункт назначения – особняк очередного министра. В канун Рождества решили навестить министра образования Дмитрия Табачника. Адрес вроде как известен – старинный дом в центре Киева. Прикатили, поорали, в дверь ногами постучали. По всем телеканалам молодцов показали. И лишь на следующие утро выяснилось: не в ту квартиру ломились. Промахнулись. Жители « не той» квартиры потребовали опровержения. А мы решили пообщаться с ними лично. Хозяйка не впускает – общаемся через домофон.

- Во время акции нас с мужем дома не было – пошли собственно на Майдан, - говорит Валентина Черненко. - На хозяйстве осталась дочка Саша. Ей всего 10 лет. Звонит перепуганная. Говорит, у дверей какие –то люди. Кричат, требуют открыть.

Родители в панике. Когда примчались – Автомайдан уже уехал (пробыли в подъезде 15-20 минут). В подъезде и на дверях наклейки «Это собственность бандитов».

- Я просто не знала что думать. Мой муж – в туристическом бизнесе. Мы не связаны с политикой, - объясняет Валентина. – В чем дело поняла только вечером, когда посмотрела выпуски новостей. Позвонила на ТВ. Требовала опровержения. Зачем нам эта «дурная слава»? Зачем эти нервы? Дочь теперь не спит по ночам. Чуть лифт проехал – уже сидит на кровати с открытыми глазами.

Обращаться в милицию Валентина не планирует. Мол, телеканалы дали опровержение. Активисты Автомайдана извинились лично. Вроде бы инцидент исчерпан. Только вот дочку одну дома Валентина зареклась оставлять, мало ли еще «бумеранг добра» прилетит со стороны революционного штаба.