Политика6 февраля 2014 20:35

«Передайте русским - мы, на Майдане, не против вас! Нас жизнь достала»

На спецкор Владимир Ворсобин побывал на революционных баррикадах в Полтаве, что бы понять, чем может закончиться протестная волна в регионах Незалежной
Революционные баррикады в Полтаве

Революционные баррикады в Полтаве

МЕСТЕЧКОВЫЕ БАРРИКАДЫ

Если бы не яростный предводитель украинской организации «Оплот» Евгений Жилин, не объявился бы я под Полтавой.

Сама история государства российского подзуживает написать «под» - сердце русское просит. Под Полтавой, как известно, мы хорошо бивали шведа. Заодно и предателя украинского Мазепу били «под» ней, родимой. Вот и Жилин пообещал приехать сюда со своей анти-майданной гвардией, чтоб отметелить «майданутых».

Потому как с точки зрения конкретных харьковских пацанов, полтавские революционеры слишком хорошо устроились. Без какого-либо сопротивления они зашли в зал заседаний Облсовета и обустроили здесь маленький «майданчик». И теперь у Полтавской революции все как у нормальных людей - свое помещение для складирования щитов, касок и развешивания бандеровских флагов. Есть зал, где можно петь революционные украинские песни. Есть игрушечная копия киевских баррикад - из мешков, с самым настоящим боевиком в маске, который греется у самой настоящей бочки. И даже есть свой Янукович. Не совсем настоящий, но зато домашний.

В двадцати метрах от Майдана, в соседнем подъезде того же здания спокойно работает губернатор Александр Удовиченко, которого революционеры частенько вызывают к себе на ковер. И просят написать заявление об отставке. А губернатор на русский взгляд – удивительного смирения человек! Наш бы начальник показал всем кузькину мать и так бы врезал, чтоб неповадно было. И традицию бы уважил и перед своим начальством выслужился бы.

А этот смутьянов ОМОНом не разгоняет (хотя милиция может войти к протестующим не через баррикаду, а просто открыв дверь между корпусами – здание-то одно). На ковер к Майдану послушно ходит. «Банду геть!» - выслушивает. И просит мирно разойтись. Так стороны друг друга упрашивают уже неделю, не нарушая дремоту провинциальной Полтавы. И в этой местечковой революции было что-то щемяще-знакомое… Я живо себе представил, что в какой-нибудь условный Старгород в 1917-м приехал первый революционный комиссар.

В двадцати метрах от Майдана, в соседнем подъезде того же здания спокойно работает губернатор Александр Удовиченко

В двадцати метрах от Майдана, в соседнем подъезде того же здания спокойно работает губернатор Александр Удовиченко

«ВТОРЖЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВОЙСК»

Комиссары собственно и приехали. Из Киева – несколько десятков крепких ребят, которые мгновенно оценив обстановку – не стали врываться к миролюбивому губернатору (тот занял хитрую позицию аля-Янукович – дав приказ милиции не вмешиваться, Удовиченко решил смуту просто переждать) и привычно вышибли дверь местного парламента.

Вручив инструкции и что-то из обмундирования (каски, щиты) местной оппозиции, суровые пропахшие киевскими пожарами комиссары, двинулись освобождать следующие города. Оставив полтавских смутьянов в некоторой растерянности. Что дальше?

И я появился на полтавских баррикадах в тот момент, когда противники Януковича уже, кажется, что-то нащупали.

- Из Харькова могут приехать 200 боевиков, - провозгласил с трибуны после обязательной молитвы молодой активист Александр Кобов, - Но мы их встретим, как полагается. Ведь так?

- Так! – взбодрился мини-Майдан. Причем – ну явно же! - из этой сотни человек, часть была слишком предпенсионна, а другая – слишком интеллигентна для размашистого мордобития, который проповедует добрый Жилин.

- Но главная угроза – провокация, готовящаяся 23 февраля – сообщил Майдану Кобов, - есть данные, что Россия введет в Украину войска. Для расчленения страны.

И я понимал Кобова. Почти сто лет назад, его коллега, комиссар, крикнул бы:

«Ядовитая гидра контр-революции тянет к нам свои щупальца!..»

Это сплачивает ряды. И украшает серые будни в ожидании мировой революции.

- Александр, ну откуда у вас такие данные? И зачем георгиевские ленточки сравнивать с колорадскими жуками? – со вздохом спрашиваю у юного Кобова в коридоре.

Отчаянно краснеет. Говорит, что данные о вводе войск из открытых источников, дескать, некоторые российские депутаты не только в тайне об этом мечтают, но и говорят вслух…

И я уже было подумал, а может права помощник губернатора Тетьяна Устименко, сравнившая Майдан с турецким отелем с назойливыми аниматорами? Песни. Молитвы. Прекраснодушные глупости. Цирк…

Да, цирк. И так нынче считают многие на Руси. И эти «многие» абсолютно правы, как 100 лет назад был прав остальной мир, с недоумением и ужасом разглядывая большевиков.

МЕЧТЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРА

- Передайте русским, пожалуйста, что мы не против вас, нас жизнь достала! – умолял, с трудом подбирая русские слова, мужичок. – Мы не за Бандеру, черт с ним! Мы простые люди, которые устали искать справедливость. Нас безнаказанно сбивают на дорогах «мажоры» (дети состоятельных чиновников. - В.В.), нас обманывают, обкрадывают…

- Передам, – морщусь от крика (но передаю, как и обещал).

- Вам я вижу, нужны только факты, - один из проницательных активистов наконец-то замечает в монолитном штабе революции залетного казачка-скептика. - Я из соседнего города Карловка, где живут родственники нашего губернатора. У них там семейный клан. Вся власть и весь бизнес города под ними. Вы меня понимаете?

Оружие пролетариата

Оружие пролетариата

- Легко – отвечаю, - Мы ж братья-славяне, как нам без кланов…

- Другой начальник, наш мэр, еще в советское время удачно женился на дочери секретаря обкома, – продолжает активист. - И теперь все бывшие комсомольцы держатся друг друга, превратив власть – в мафию. К примеру, людям, отдавшим свои колхозные паи бизнесу, то есть им (показывает наверх) платят за аренду гроши. И найти правды негде, суды тоже принадлежат им. Хотя у нас лучший чернозем мира, образец лежит в музее Рима! Гитлер давал приказ вывозить нашу землю в Германию, а тут платят копейки!

- Нужна люстрация! – в разговор врывается полтавец, типичного для России вида, – эдакий интеллигентный завсегдатай Болотной. - Есть мировой опыт. Надо исключить из власти бывший комсомольцев, членов КПСС, лиц, сотрудничавших со спецслужбами.

- То есть процентов 80 управленцев в «расход» - киваю, - с кем останетесь?

Но он меня не слышит.

- Надо законодательно ввести право следователей на провокацию взятки, как в Грузии. Да, будут ошибки, перегибы на местах. Но надо чистить страну, а не гнить! В нормальных странах главные потребители благ – бизнесмены. Но они же создают и рабочие места, национальный продукт. А в Украине почему-то главные потребители благ - милиция, прокуратура, судьи, чиновники!

Большевистский размах однополчан попытался по-меньшевистски стреножить местный лидер «Украинской справы» Виктор Стебелянко.

- В регионах созданы народные рады, но они не противопоставляют себя действующим управленческим структурам, - говорит он, - Наоборот. Мы ищем подпольные казино, наркопритоны, которые милиция крышует и заставляем их закрыть. Мы заставляем власть делать то, что она и так обязана!

- А нельзя все тоже самое, но без этого спектакля? – указываю на баррикады.

- Теперь уже нельзя, – печально качает головой революционер.

ЖАЛОСТЬ ГУБЕРНАТОРА

Вот тут пора сказать, что в Полтаве Партию Регионов и самого Януковича не любят. И это я еще говорю мягко, с союзнической нежностью.

- Даже если мы открываем для народа шикарный бассейн или стадион: все равно – у людей за пазухой кукиш. Начинают ворчать – а сколько украли на стройке? И обязательно сделают вывод – воры, негодяи! – говорит помощник губернатора Тетьяна Устименко. - Дело дошло до того, что нашим кандидатам на местных выборах теперь главная задача доказать, что к Партии Регионов они имеют лишь формальное отношение.

- В России многие не понимают – почему ваша власть так предупредительна к революционерам? У нас это считается признаком слабости.

Помощница задумалась. Буквально за стенкой кабинета губернатора сидели «революционные матросы».

В Полтаве  есть игрушечная копия киевских баррикад - из мешков

В Полтаве есть игрушечная копия киевских баррикад - из мешков

- Ну как я их разгоню? – пожимал плечами губернатор. - Романтические мальчики водят своих подружек целоваться на баррикады, а я спецназ на них?! Жалко же…

- Но люди все равно злы на вас. У них почти классовая ненависть. Тем более вы - бывший комсомолец и банкир.

- Да я работал в комсомоле и эти связи пригодились. Мы с товарищами создали Приват-банк, и много помогали людям. Ссудами, кредитами. Конечно, с теми, кто деньги не возвращал, проводили процедуры.

- Без бит?

- О чем вы говорите! Спросите в Полтаве любого! Только законные методы.

- Людей раздражает коррупция.

- Согласен. Есть проблема. И мы предлагаем президенту поменять многие вещи. Например, есть у нас архитектурная комиссия, которая дает разрешение на строительство любого объекта. Но решение принимается только в Киеве. И появляются дельцы, выстраивающие схему так, что бесплатно решение не принимается.

- И эти дельцы — теперь одни из самых богатых в Украине?

- (тяжелое молчание) Это сказали вы. (со вздохом) И ведь такая же ситуация с землей. Вроде как благое дело – электронная система регистрации земельных участков. Но кадастровый номер присваивается опять только в Киеве. И опять сооружается схема… Это вызывает раздражение у людей…

Казалось, еще чуть-чуть и настанет идиллия - стенка между Майданом и губернатором исчезнет, и под Полтавой родится что-то новое, лучезарное, власть и общество бросятся в объятия друг друга и растроганно прослезившись, заключат союз за светлое будущее и против проклятого воровства…

- Я знаю местных лидеров Майдана, - вдруг сказал губернатор. - Они уже работали здесь в правительстве и ни к чему хорошему, поверьте, это не привело. Они думают, что завтра, когда придут к власти, они получат хоть что-нибудь. Хоть сумочку, хоть барсеточку…

- То-то и оно – вздохнул я, понимая – что Удовиченко вполне может оказаться правым. И это почему-то раздражало.

Заседание Народной Рады Полтавшины
На спецкорр Владимир Ворсобин побывал на революционных баррикадах в Полтаве, что бы понять, чем может закончится протестная волна в регионах незалежной

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Восток Украины идет войной на Запад Спецкорр «Комсомолки» Владимир Ворсобин побывал во «второй столице» Незалежной - Харькове - и узнал, как здесь готовятся очистить киевский майдан от революционеров (читать далее).

Восток Украины идет войной на Запад

Спецкорр «Комсомолки» Владимир Ворсобин побывал во «второй столице» Незалежной - Харькове - и узнал, как здесь готовятся очистить киевский майдан от революционеров (читать далее).