Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Общество23 августа 2016 23:50

Хроники сибирского путешественника: «Я впервые посмотрел на себя, как на муравья»

В поисках себя и правды жизни омич отправился в кругосветное путешествие пешком
.
Некоторое время назад наш герой поставил себе цель объехать весь мир

Некоторое время назад наш герой поставил себе цель объехать весь мир

Мы продолжаем публиковать записки сибирского путешественника, которыми он поделился с корреспондентом "Комсомолки". Некоторое время назад наш герой поставил себе цель объехать весь мир. В поисках Бога или себя — об этом он говорить не любит. Летать самолетами, путешествовать машинами в наше время очень просто. Поэтому он решил прощупать Землю своими ступнями. Кто-то из вас покрутит у виска, кто-то недоверчиво хмыкнет, кто-то разглядит в его путешествиях аллегорию своих мытарств - из его истории каждый сможет сделать собственные выводы.

Начало: Пролог и Часть 1, Части 2 и 3

Окончание:

Часть 4. Лаос-Тибет-Россия-Таджикистан-Киргизстан

Мне очень хотелось дойти до Индии. После попытки попасть в Индию через Мьянму, закончившейся арестом и депортацией в Таиланд, я не оставил надежды добраться до этой страны.

Оставалась еще одна не пройденная дорога с восточной стороны в Лхасу. Оформив как всегда в Лаосе китайскую визу, я пересек границу. Добравшись до Ченду, изменил свое направление на запад в Тибет. Добравшись до границы, миновал четыре поста и на пятом я был арестован и вновь возвращен в Ченду. Был конец февраля. Я болел уже дней десять. Надо было возвращаться и снова набираться сил.

Из денег у меня оставалось 70 юаней, и я направился в сторону дома, на север. Границу пересек в Забайкальске, китаец-пограничник посадил меня к двум парням в «Газель» из Читы. Мы познакомились. Они начали мне задавать разные вопросы. Больше всего их интересовал и в то же время беспокоил вопрос – как же я не боюсь путешествовать один по этому страшному миру.

Они рассказали мне, как буквально недавно вот в этих местах был зарезан японский путешественник. Все, что я мог ответить на это: видимо, такова была его судьба. Многое, что делает Бог, для нас непонятно. Много людей умирает у себя дома, за запертыми дверьми, в кроватях, привитые и застрахованные от всевозможных случаев. Наверно, этому японцу Бог предусмотрел такую жизнь и смерть. Для чего? Зачем? Я не знаю. Все мы рано или поздно конечны. Единственно, что важно, — это душа.

В Чите, в придорожном кафе, разговорился с подвыпившим бурятом-опером.

Узнав, что я путешественник, он тоже вспомнил случай с убитым японцем и в подробностях описал мне это убийство. В заключение он добавил: «Я и шагу не могу сделать без пистолета, и мне очень страшно за моих детей».

Мы продолжаем публиковать записки сибирского путешественника, которыми он поделился с корреспондентом "Комсомолки"

Мы продолжаем публиковать записки сибирского путешественника, которыми он поделился с корреспондентом "Комсомолки"

В поезде из Читы в Новосибирск, на станции в Иркутске зашла компания уже пьяных вахтовиков-газпромовцев. Наступило 8 марта. Вагон праздновал.

Один из вахтовиков начал предлагать девушке, которая со своим мужем ехала в Новосибирск, сделать ему минет. Парнишка-муж перепугано молчал. Вахтовик настаивал. Он был за моей спиной. Обернувшись, я попросил его быть потише и уважать хотя бы женщин, тем более в их праздник. Он стал оскорблять меня. Я отвернулся. Брань не прекращалась. Он подошел и ударил меня в нос. Из глаз хлынули слезы, я стал бить его в ответ, потом схватил за кадык и стал вырывать. Ребята попросили отпустить его. Он уполз на четвереньках. Его друзья не проснулись или сделали вид, что не проснулись. Меня мучило чувство вины – из-за того, что вошел в кураж. Подъезжая к Новосибирску, я увидел этого человека в тамбуре. Объяснив ему, за что он получил вчера, я извинился. Извинился и он. Это уже был совсем другой, улыбчивый, добрый и трезвый человек.

В поисках себя и правды жизни омич отправился в кругосветное путешествие

В поисках себя и правды жизни омич отправился в кругосветное путешествие

В Таджикистане, чуть дальше Душанбе, рядом со мной остановился белый тонированный «Прадо». Опустилось окно. Я увидел две «бороды», лет 30-35, одна в чалме, другая в тюбетейке. Жестом показали садиться. Я сел. Первый вопрос был: кто я? мусульманин? Ответил: христианин. На пассажирском месте ехал имам, по-русски он говорил очень слабо.

Переводил водитель. Мне включили на чистом русском диск с исламскими проповедями. Я молчал и слушал.

В какой-то момент напор на меня стал сильнее. И весь мой народ, и вера была объявлена неверной. Терять в принципе было особо нечего, и я начал говорить с ними о своем представлении о Боге, о Христе, о любви как силе, о путешествии, о том, что я в их стране и в принципе в их власти, но я пересек уже около 20 стран и вот сейчас здесь.

Они сказали, что свобода у меня есть, но они должны мне проповедовать, иначе Аллах их не простит, да и очень много чего им будет прощено, если они обратят в ислам неверного. Миновав два перевала, мы остановились, эти двое пошли делать намаз. Я впервые видел, чтобы намаз исполнялся стоя.

Перед этим они заказали обед. Меня пригласили к столу. Пообедав, мне дали с собой оставшийся хлеб и мы поехали дальше в Худжанд, приехав, мы попрощались, и они пожелали мне удачи.

Приехал на окраину Бишкека поздно ночью, было очень холодно, шёл мелкий снег. Остановиться было негде. Чтобы не замерзнуть, я решил идти в город пешком, к утру как раз должен был дойти. Остановилась машина, парнишка-киргиз спросил меня, что я здесь делаю. Сказал, что еду из Таджикистана в Китай. Он сказал что, его жена и младенец-ребенок в больнице, пригласил меня в машину, и мы поехали к нему домой. Попили чая, переночевал на диване. Проснувшись, я отправился дальше…

Часть 5. Китай-Камбоджа-Таиланд

В Китае уйгуры-мусульмане могут накормить и не оставить без ночлега, а могут запросто ночью в пустыне Такла Макан остановить машину и показать на выход, узнав, что ты не мусульманин.

Добрался до Камбоджи. Проснулся в 6 утра в хостеле, и первое, что мне бросилось в глаза – одиноко торчащая, как поросячий хвост, зарядка ноутбука. Пока я спал, украли всё – деньги, бук, документы. Я поехал по полицейским участкам. Никто не спешил мне помочь. Видел шестипалого полицейского!

Ночью добрался до столицы страны. Нужно было где-то ночевать, но денег не было. Часть ночи провел в компании проституток — они позвали меня к себе «на работу», но быстро утратили интерес, поняв, что денег у меня нет.

Утром пришел в российское посольство — огромная территория в центре Пномпеня. Приемная состояла из двух комнат, ко мне вышел кто-то, представился консулом по имени Павел. Мы прошли в дальнюю комнату. Я рассказал ему о произошедшем. Без лишних формальностей выписали временное удостоверение на вылет.

В следующее путешествие планирую поехать на велосипеде

В следующее путешествие планирую поехать на велосипеде

Я объяснил консулу, что не имею денег и возможности выбраться из Камбоджи. Прямых самолетов до России нет. Единственное, что мне остается - это незаконно попасть в Таиланд, там по крайней мере я буду иметь возможность заработать эти деньги на билет.

Павел сказал, что сделает вид, что этого не слышал и предложил мне 40 долларов из своего кармана, чтобы я оплатил штраф. Я взял деньги и вышел. Купил билет до горда Пойпет, что на границе с Таиландом.

На границу я приехал поздно вечером, и она уже была закрыта. У меня оставалось 35 баксов из тех 40, что дал консул. Нужен был ночлег, но Пойпет очень дикий город.

На границе было казино, я пошел туда и поставил оставшиеся деньги на выбранное число в рулетке — в случае выигрыша получил бы в 35 раз больше, этого хватало на билет до России. В случае проигрыша не терял по сути ничего. На билет не хватало — границу оставалось пересекать незаконно.

Мы не в Голливуде, ставка не прошла. Поднявшись на третий этаж казино, нашел комнату, в которой шла реконструкция, в углу лежал матрац. Я рухнул.

Проснулся около 8 утра, сходил в местный туалет, умылся. Попросил чистый листок формата А4, сложил его пополам и убрал в задний карман. Помолился и, ни о чем не думая, направился к границе.

На камбоджийской линии стояло три пограничника. Я уверенно шел в сторону Таиланда. Когда расстояние между нами сократилось до тридцати метров, их внимание привлек кто-то другой. На стороне перехода границы из Таиланда в Камбоджу. Все трое резко развернулись в ту сторону. Началось обсуждение и переговоры по рации. Звучит неправдоподобно, но именно в этот момент я миновал их и оказался в нейтральной зоне. Других вариантов у меня просто не было. Я оказался в крайнем правом тоннеле из трех.

В 50 метрах от меня стояла таможенная будка с турникетом, возле которой стоял пограничник таец. Справа от меня двигалась группа кхмеров с телегами. Нас разделял полутораметровый металлический забор. Я уловил момент, когда пограничник отвернулся, и одним движением перемахнув через забор, оказался в ряду с кхмерами. Через несколько мгновений я сравнялся с будкой и пограничником. В следующее мгновение, он остался слева у меня позади.

Вроде бы кто-то невидимый снова провел меня за шиворот через очередную границу, но тут я услышал:

— «Мистер! Мистер!» — обращались явно ко мне.

— «Айм гинг ту де май паспорт» — ответил я и, не оборачиваясь, поднял свернутый пополам лист белой бумаги, продолжая путь.

— «Мистер! Мистер!» — продолжали кричать в спину.

Не остановился. Услышал только, что никто за мной не побежал.

Пойпет очень дикий город

Пойпет очень дикий город

Я попал в Таиланд.

Не стану рассказывать как, но мне удалось достать деньги и купить билет из Бангкока в Новосибирск. Все пять часов полета я провел у иллюминатора.

Небо было ясное. И все те места, над которыми мы пролетали, были мне знакомы. Я видел, как Таиланд переходит в Лаос, и как равнины рисовых полей переходят в джунгли и горы. Как пустой и немноголюдный Лаос с несколькими ветками горных дорог сливается с Китаем, с его мощной инфраструктурой и паутиной всеохватывающих дорог и городов. Как горы переходят в пустыню Такла Макан, и как она сливается с пустыней Гоби, а та постепенно покрывается снегом. Пять часов. А ведь я пересекал эти места пять раз. Был там. Проживал, прочувствовал эти расстояния. Все эти люди, эти истории. Но как же все меняется с высоты 10 километров, как же мы выглядим незначительно вместе со своими историями. Нас даже не видно! И если случится какой-то коллапс, даже в пределах, на наш взгляд, огромной территории, то для природы ничего не изменится. Она поглотит и всё восстановит. Она вечна и могущественна. Я впервые посмотрел на себя, как на муравья.

В следующее путешествие планирую поехать на велосипеде.