2016-08-24T02:44:02+03:00

«Доктор сказал: «Меняй климат», и я поехал в Сибирь»

Герой Соцтруда Иван Варшавский поделился с «КП» воспоминаниями о «золотой» стыковке и о том, как создал и воспитал на БАМе «дикую» бригаду [видео]
Олег ПОТАПОВ
Поделиться:
Комментарии: comments15
Иван Варшавский с сыном Маратом (справа) на праздновании 40-летия БАМа.Иван Варшавский с сыном Маратом (справа) на праздновании 40-летия БАМа.Фото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

Иван Варшавский - легенда БАМа. Как и Александр Бондарь, чьи бригады 29 сентября 1984 года на разъезде Балбухта в Читинской области уложили «золотое» звено, открыв сквозное движение поездов на всем протяжении Байкало-Амурской магистрали. Что заставило опытного путейца из солнечной Молдавии переехать в Сибирь? Почему карьера на БАМе началась с назначения начальником коммунальной конторы? Из кого собрал свою «дикую» бригаду и как отметили укладку «золотого» звена. Обо всем этом «Комсомолке» рассказал сам Иван ВАРШАВСКИЙ.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Иван ВАРШАВСКИЙ родился в 1938 году в селе Загнитков Кодымского района Одесской области. В 1957 - 1960 годах служил в погранфлоте на Балтике. Трудился на Одесско-Кишиневской железной дороге. В 1972 году переехал в Сибирь. С 1974 года отправился работать на БАМ.

За ударный труд награжден золотой звездой Героя Социалистического труда, орденами Ленина и Знак Почета. Лауреат премии Ленинского комсомола. Заслуженный строитель России.

ЖЕНУ В ОХАПКУ - И ЗА ТУМАНАМИ

- В Сибирь я уехал в 1972 году - за два года того, как Брежнев объявил о строительстве БАМа. Зачем?

Я 12 лет отработал в Молдавии. Руководство ценило, меня награждали. Да и места привычные: я родился и вырос на юге. Но что-то шло не так. Жил в Бельцах рядом с горкой для маневров по составлению поездов. Постоянный стук вагонов был кошмаром, я ночами не спал, думал с ума сойду. Болел постоянно: ангиной маялся в месяц по два раза. Скальпелем вскрывали. Хирург как-то посоветовал: «Уезжай, меняй климат, иначе...» До этого в армии на Балтике фурункулами мучился. Уехал в Сибирь, и за 40 лет ни одного фурункула не вскочило и ни разу ангиной не болел.

Как отреагировала жена на предложение о переезде? Разговоров не было: в охапку жену и детей - в 36 лет у меня уже двое было - и вперед, как говорится, «за туманами». В Сибири красота! Отроги Саян, тайга, речка Бирюса, воздух чистейший. Не то, что на юге - смог сплошной.

В 1974 году вся страна заговорила о строительстве БАМа. Молодежь поехала в Сибирь. Радостные, веселые, и меня к ним потянуло. Пришел в управление Бамтоннельстрой: «Ой, берем!» А когда приехал уже с семьей, другой разговор пошел: «Ты не рано?» Быт строителей в то время был неустроенным. Люди жили во времянках. Необходимо было наладить котельную, проложить теплотрассу. Поставили условие: я иду начальником ЖКО, а жена комендантом. Мне за это дали комнату в многосемейном бараке. В этой клетушке сами едва помещались вчетвером с детьми, да я еще товарищу разрешил пожить с женой беременной.

Котельную запустили, а истопников опытных нет. Батареи от мороза разрывает. Пришлось обучать людей, как топить котел. Я же бывший трюмный машинист, изучал котлы на кораблях разных.

ТЕХНИКА ВСТАЕТ, А БРИГАДА РАБОТАЕТ

Наладил «коммуналку» и сбежал. Ну, как сбежал... Главного инженера не было, начальника тоже. Я обратился к заму по быту, он и подписал заявление об увольнении. Уехал на трассу. Собрал звено из семи человек. «Дикой» бригадой нас называли. Почему «дикая»? Потому что собирал я ее из болтающихся по поселку без дела мужиков. Ведь многие приезжали на БАМ сами - без вызова, без специальности. Люди шибко разношерстные оказались. Но отступать было некуда. Лентяям, конечно, приходилось ставить условия, с кем-то расставаться. С теми, кто хотел - сработались, рвали и метали: и временные линии строили, и временные мосты, перегрузкой рельсошпальной решетки занимались. Работали день и ночь.

Зарабатывали хорошо. Правда, и условия работы были жестокие. Представляете, что такое 55-градусный мороз? Соляра густеет до стояния киселя. Техника встает. Дети в школу не ходят, а бригада-то работает. В полушубке работать невозможно, а без него... В полушубке распаришься, снимешь его - через полчаса на плечах куржак образовывается - замерзший пот. Значит, пора бригаду отогревать в вагончиках.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Бригада Ивана Варшавского доводила до проектных отметок путевое хозяйство Беленькой, Сети, Шахтаум, Сивачкан, Бестужева, трудилась на линии Бам - Тында - Беркакит. Крупным объектом стала станция Нерюнгри-Пассажирская, развитие путевого хозяйства станции Тында.

В1980 году Варшавского направили в головной ремонтно-восстановительный поезд №28. Там он возглавил бригаду имени 68 героев-десантников Константина Ольшанского, погибших в годы Великой Отечественной. И здесь коллектив оказался не из легких. Собственно, Варшавского и прислали на смену другому бригадиру, при котором коллектив сотрясали скандалы. И Варшавский сумел найти подход и наладить работу. Бригада не раз выходила победителем в социалистическом соревновании, отмечалась как лучшая на Центральном участке БАМа. На ее счету укладка «серебряных» звеньев на станциях Ларба, Усть-Нюкжа, Олекма, Хани, Икабья, Чара, Леприндо, Сакукан.

В сентябре 1983 года бригада Варшавского за одну смену уложила 4600 метров пути, установив всесоюзный рекорд.

"Золотая" стыковка на разъезде Балбухта. В центре - бригадиры Александр Бондарь и Иван Варшавский.

"Золотая" стыковка на разъезде Балбухта. В центре - бригадиры Александр Бондарь и Иван Варшавский.

КАК ОТМЕТИЛИ УКЛАДКУ ЗОЛОТОГО ЗВЕНА

1984 год. Вся страна знала, что на БАМе предстоит укладка «золотого» звена. Это дело доверили нам с Бондарем. Журналисты как-то прознали, что стыковка будет на Балбухте. Первого сентября выпал снег, ночью ударил мороз, а бедные журналисты со всего Союза ночевали у костра. А позже, в Куанду, где была вторая, официальная стыковка, уже все начальство приехало. Милиции собралось больше, чем строителей.

Мы заранее договорились с Сашей Бондарем, что с каждой стороны организуем 25-метровые столы и накроем за свой счет: колбасы, закуска, печенье, конфеты. Но у Саши привезти стол не получилось. Народ кинулся на один стол, стали наливать. Народу много, стаканов не хватает. Я встал на стол, каску снял. Шампанского туда, водочки - делаю «северное сияние». Глотнул и передал дальше. Так и пошло.

Разумеется, рассчитывал, что наградят, но не думал, что стану героем Соцтруда. Я узнал, чем меня награждают, только когда увидел звезду в руках секретаря ЦК КПСС Владимира Долгих. Нам с Бондарем он лично нацепил награды на пиджаки, остальным просто отдал в руки. Разумеется, потом отметили. Нам предлагали компанию высокопоставленных чиновников, но мы сбежали праздновать на квартиру к одному товарищу.

На юг я так и не вернулся. После БАМа занимался электрификацией Транссиба. Потом добили участок Бикин - Уссурийск, затем меня бросили делать дорогу на Китай: Спасск-Дальний - Уссурийск - Посьет - Владивосток - Славянка — Краскино.

Вот уже 21 год, как я на пенсии. Не знаю, куда себя деть. Давлю диван: то хоккей смотрю, то футбол. Дача - она мне как зайцу стоп-сигнал. Выращиваю картошку, морковь, свеклу и другие овощи-фрукты. Рыбачу, хожу по грибы и ягоды. Дочка в Тынде живет, сын в Хабаровске. Уезжать не собираются.

Жена ни разу не попрекнула, что увез семью в Сибирь. Когда на пенсию вышли, мне квартиру давали. В Ленинграде предлагали, в Хабаровске. Но мы не поехали, остались в Тынде. Менять в пенсионном возрасте климат нежелательно...

Иван Варшавский, герой соцтруда: "Нам мало было 24 часов в сутки".

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «БАМ: Люди и судьбы»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также