Звезды30 июля 2014 2:00

Бенисио Дель Торо: Я влетаю в ресторан и думаю: кого бы прикончить, чтобы душе было приятнее?

Один из самых эксцентричных голливудских актеров рассказал журналу «Телепрограмма» о том, как на него повлияла детская дружба с аллигатором
- Это как будто тебя из темной комнаты выпускают на яркий солнечный свет и командуют: «Мотор!».

- Это как будто тебя из темной комнаты выпускают на яркий солнечный свет и командуют: «Мотор!».

На экраны выходят «Стражи Галактики» - десятый фильм из серии, основанной на комиксах «Вселенная Marvel». Как и в «Торе-2», Старейшину Галактики - Коллектора Танелира Тивана - играет Бенисио.

- Зритель привык видеть Бенисио Дель Торе в драматических ролях. Чем привлекла вас работа в фантастической ленте? Вы поклонник комиксов?

- Это может показаться странным, но меня привлекает фантастика «Вселенной Marvel», хотя, казалось бы, она далека от моей природы: обычно мне нравится покопаться в психологии, найти экстремальные эмоции, привнести в роль сумасшедшинку. Очевидно, на формирование моего характера повлияла детская дружба с нашим домашним аллигатором (смеется). Не верите? Чистая правда - в нашем пуэрто-риканском дворе жил аллигатор, и мы с ним были в прекрасных отношениях. Прелесть комиксов в том, что на фантазию вообще не надеты никакие поводья - полет безграничен. А конкретно роль Коллектора, собирающего межзвездную фауну, привлекла тем, что режиссер дал мне непривычную свободу поведения на площадке. Делай что хочешь, как хочешь и в какой хочешь последовательности.

- То есть? Есть же сценарий, есть отношения с партнерами...

- Это как будто тебя из темной комнаты выпускают на яркий солнечный свет и командуют: «Мотор!». В одной сцене мне нужно было войти в ресторан и убить посетителя. Я спрашиваю кого, потому что там сидят двое: девушка и какой-то тип в парике. Мне никто не отвечает, зато включаются прожекторы и начинает работать камера. Делать нечего: я влетаю в ресторан, сам про себя думаю, кого бы лучше прикончить, чтобы душе было приятнее, выбираю, стреляю, и вот с этим, выбранным мною покойником, кадр входит в окончательную редакцию. Вот вам та самая сумасшедшинка, которую я люблю. Ну а кроме того, когда приходишь работать в новый жанр, то встречаешься с актерами, с которыми раньше не работал. Для меня замечательным сюрпризом стало партнерство с талантливой и очаровательной Зои Салдана, с Крисом Прэттом и Дейвом Батистой.

В картине «Стражи Галактики» Дель Торо появится на несколько минут, но запомнится надолго.

- Не появилось ли у вас желания надолго прописаться в блокбастерах? Многие первоклассные актеры это уже сделали.

- Пока нет, но в принципе я этих актеров понимаю. Кинематограф как искусство забывается Голливудом. Голоса независимых кинематографистов, которые были хорошо слышны, когда я пришел в индустрию, становятся все тише и тише. Приоритетами стали финансовые категории: бюджет, прибыль, выручка. Это можно, конечно, воспринимать как брюзжание, но правильнее будет - как объективное наблюдение объективной же тенденции. А актеру нужна работа, особенно в силу бешеной, просто дикой конкуренции. Америка - страна огромная, талантов в ней хватает, а возможность достойных заработков засасывает в индустрию тысячи людей, и ты все время чувствуешь за собой чье-то дыхание.

- Сейчас, когда вы стали полноправным членом мировой киноэлиты с «Оскаром», главным призом Каннского кинофестиваля, «Золотым глобусом» и еще добрым десятком наград, можете ли вы вспомнить, что послужило первым толчком в выборе профессии?

- Конечно, могу! В возрасте девятнадцати лет я посмотрел фильм Франсуа Трюффо «400 ударов» и был потрясен, обнаружив, что в нашем мире существует еще один, совершенно отдельный мир кинематографа, со своим языком, со своими законами, со своими жизнями. Мгновенно понял, что хочу жить в этом мире, хочу быть его частью, и дальнейшее знакомство с творчеством Феллини, Эйзенштейна, Бергмана только укрепило меня в желании стать актером. И я им стал. Пришлось при этом проникнуться специфическими тонкостями американской киноиндустрии, но о выборе я никогда не жалел.

Персонаж Бенисио в «Большом куше» звался Фрэнки Четыре Пальца и имел привычку спускать все деньги в казино.

- Что вы имеете в виду под специфическими тонкостями?

- Одну я уже назвал - нигде в мире нет такой бешеной конкуренции. Вторая - система звезд. Для того чтобы состоялось полноценное кинематографическое явление, на площадке должен быть один хозяин - режиссер. Но исторически сложилось так, что кинозвезды в Голливуде, за редким исключением, значат куда больше, чем режиссеры. И это во многом определяет, что получится из работы над картиной. Третья, конечно, мегаломания. Больше, ярче, громче, объемнее - вот девиз. Я не говорю, что это пороки или недостатки американского кинопроизводства, это его особенности, с которыми необходимо жить.

- В России долгие годы и в театре, и в кино царила система Станиславского. Здесь она тоже довольно популярна. Среди тех, кто работает по ней, такие звезды, как Аль Пачино, Дастин Хофман, Роберт Де Ниро. А вы?

- Я взял из нее очень много полезных инструментов, но отнести себя к ее последователям не могу. По-моему, рядом с актером, который работает по системе Станиславского, должен постоянно находиться психотерапевт (смеется). Очень уж ты погружаешься в характер персонажа, буквально всасываешься, и выйти из него ужасно трудно.

Дель Торо настолько сросся с образом Че Гевары в драме «Че», что после съемок вполне мог бы податься в революционеры.

- А вы, получается, выходите из ролей легко?

- Надеюсь, что легче, чем те, кто работает по Станиславскому. Хотя иногда это такая засасывающая трясина... особенно если работаешь с талантливым режиссером, который погружает тебя в историю. Так, скажем, у меня произошло с ролью Ладо в картине «Особо опасны», которую снял Оливер Стоун. Уже и работа закончилась, и рекламная кампания прошла, а я все чувствовал себя мексиканским гангстером и ловил себя на его жестах и фразах. Дело дошло до того, что, снимаясь в роли Джимми Пикара в одноименном фильме, я буквально давил в себе Ладо. Джимми - индеец, страдающий от психологических последствий военных действий, ну совершенно никак не похож на бандита, а этот бандит лез из меня. Но я справился сам - без психотерапевта (улыбается).

- У Ладо и Коллектора есть общие черты. Ладо беспощаден, Коллектор тоже. Ладо по-своему эксцентричен, и Коллектор эксцентричен. Разве нет?

- Трудно сказать. Все-таки мексиканский бандит был донельзя конкретен, он не гонялся за фантазиями, он не убивал для удовольствия, его привлекали две обыденные вещи: власть и деньги. Коллектор - натура гораздо более широкая: он бессмертен и немыслимо богат, под его властью - миллиарды, так что он может предаваться самым безудержным фантазиям. Что он и делает.

В «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе» напарником Бенисио стал сам Джонни Депп (слева).

- Вселенная Marvel расширяется почище нашей реальной Вселенной. Какие перспективы вы видите для себя?

- Пока что тенденция мне нравится. В «Торе-2» Коллектор появлялся практически на мгновение и практически без слов, в «Стражах» у него уже есть целая сцена. Если дело пойдет правильно, то он может оказаться и в центре какой-нибудь следующей космической интриги (улыбается). Поживем - увидим. 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Бенисио Монсератте Рафаэль Дель Торо Санчес родился 19 февраля 1967 года в Пуэрто-Рико в семье адвокатов. Большинство родственников Бенисио были связаны с судебной системой, но мальчик выбрал другой путь. Переехав с отцом после смерти матери в Пенсильванию, Бенисио бросил колледж и подался в актеры. Поначалу ему в силу специфической внешности доставались роли гангстеров, как, например, в сериале «Полиция Майами: отдел нравов» или в бондовском фильме «Лицензия на убийство». Прорыв случился в 1995 году благодаря «Обычным подозреваемым». Закрепил успех Дель Торо с помощью «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» (1998). А в 2001-м актер получил «Оскар» за работу в «Траффике». Роль Че Гевары («Че», 2008) принесла артисту награду Каннского фестиваля.

Дель Торо никогда не был женат. В 2011 году Кимберли Стюарт (дочь рок-звезды Рода Стюарта) стала матерью ребенка Бенисио, девочки, которую назвали Дилайла.

«Наша семья - это странное нечто...». Стать отцом крошки Дилайлы актеру помогла дочь певца Рода Стюарта Кимберли.

5 лучших фильмов Бенисио Дель Торо:

● «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (1998)

● «Траффик» (2000)

● «Большой куш» (2000)

● «Обещание» (2001)

● «Че» (2008)