Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Звезды6 августа 2014 19:55

Игорь Крутой: «Мне бы хотелось, чтобы «Новая волна» осталась в Юрмале»

«Комсомолка» побеседовала с основателем знаменитого песенного конкурса, популярным композитором и продюсером
Игорь Крутой

Игорь Крутой

Перечислять все песни Крутого не перечислить - настолько велик его творческий багаж. Достаточно вспомнить «Любовь, похожую на сон», «Мадонну», «Я люблю тебя до слез», «Ты меня любишь» и, конечно же, «Шарманку» Николая Баскова.

Буквально на днях маэстро отметил 60-летний юбилей. О том, как все прошло, Игорь Яковлевич согласился рассказать в эксклюзивном интервью «КП».

А на десерт - Том Джонс

- Игорь Яковлевич, как отметили юбилей?

- Я знаю, что многие не любят отмечать дни рождения. У меня так получилось, что семья большая, поэтому я не могу не праздновать. В прошлом году я все-таки сбежал. Во-первых, в Юрмале это приняло форму афтепати конкурса «Новая волна». Зачастую я даже не понимал, кто все эти люди, пришедшие ко мне.

Мне это не очень нравилось. И в прошлом году я успел в ночь улететь из Юрмалы, чтобы отметить в узком кругу. В этом году отвертеться не получилось, потому что все-таки круглая дата, 60 лет.

Была возможность отметить юбилей как в прошлые годы, в Юрмале. Но я опять увидел бы кучу незнакомых людей. Иногда были такие дни рождения в Юрмале, когда я просто не понимал, кто ко мне пришел. Поэтому я договорился со зданием латышской оперы, где мы, собственно, и погуляли. Программу праздника готовили близкие. Самое волнующее для меня - выступление на моем юбилее Тома Джонса. Это для нас с Сашей Серовым такая фигура, которой мы восхищались в юности в исполнительском плане. Его песни во многом научили нас Серовым тому, что мы сейчас умеем.

Когда у меня есть такая возможность, я хожу на концерты Тома Джонса. Ему все-таки уже прилично лет, но он сохранил форму. Однажды в Монако мы с младшей дочкой Сашей увидели за соседним столом мужика, который напоминал Тома Джонса. Я мучаюсь, мучаюсь и вдруг понимаю, что это действительно Том Джонс. У него сегодня концерт, а он сидит, пиво хлещет (смеется.). На его голос даже спиртное не влияет. Мы с Сашкой подошли, сфотографировались. Помнишь, Саш?

Саша Крутая: А, вот этот старенький мужик?

Игорь Крутой: Ну, какой же он старый?

Саша Крутая: А я думала, что это твой друг!

Игорь Крутой: Да, мы общались, Саша. Но это не мой друг, к сожалению (смеется). И не задавай мне вопросы, потому что девочки на диктофон все записывают.

- За кулисами видели вашу маму. За что она вас обычно ругает?

- Ругает, конечно... Переживает как обычные мамы, чтобы поспал, поел.

Мне нравится в ней, что она не типичная пенсионерка, а активный человек, у которого своя жизнь, друзья, с которыми она ходит на концерты и спектакли.

Маме было чуть-чуть за сорок, когда умер отец. Мы с сестрой ей говорили, мол, ты еще можешь устроить свою личную жизнь. Но мама нас не послушала.

Игорь Крутой с Ириной Аллегровой и Игорем Николаевым за кулисами фестиваля.

Игорь Крутой с Ириной Аллегровой и Игорем Николаевым за кулисами фестиваля.

- Вы в прошлый раз назначили нам интервью в восемь утра. Сейчас тоже еще даже не полдень. Это самодисциплина или потому что вы по жизни ранняя пташка?

- И то, и другое. Для того, чтобы все успеть, надо поздно ложиться и рано вставать.

- Вам 60 лет, а кто даст, как говорится. Прекрасно выглядите, похудели. Спортзал, диета?

- Спасибо! Я стараюсь заниматься спортом.

Ну и конечно, если на ночь удается закрыть рот, то это тоже неплохо.

«Младшая дочь мной дышит»

- Читаем блоги ваших детей в интернете. Очень часто про вас пишут. Чувствуется, что вы для них кумир. Вот по каким принципам надо воспитывать детей, чтобы быть для них примером?

- Я не воспитываю их, внушая, мол, я ваш кумир. Конечно, дети мои растут в любви и внимании. Это при том, что мы со старшими детьми не так часто видимся. И с женой живем на две страны. Я работаю в России, Оля живет в Америке. Но мы каждый день на связи, дети чувствуют мою заботу и внимание. Наверное, их отношение ко мне зависит от атмосферы в семье, от того, как я воспринимаю их удачи и неудачи. С маленькой, с моей дочкой Сашенькой, другая история. Дочка дышит мной. А старших надо воспитывать своим примером. Хочется остаться для них авторитетной личностью. Уважение старших детей уже не завоюешь просто на отцовской любви. Уже надо кем-то быть, чтобы вызывать у них уважение.

-Какой самый дорогой подарок вы получили в своей жизни от детей?

- Я получаю все время очень трогательные подарки от своей младшей, от Саши. Она все время рисует мне какие-нибудь картины. И у меня они все хранятся. Дети дарят мне свою любовь, о чем вы говорите? Это для меня самый главный подарок.

- Нам кажется, что детей у вас несколько больше, чем заявлено, потому что приходится быть и артистам даже не отцом, а родной матерью.

- Да, нет.

- Как общаться с артистами, чтобы они не сводили с ума и делали все, что надо?

- Артисты-непростой народ. Не буду оригинальным, если я это заявлю.

И вместе с тем, это люди со своими слабостями, болями, амбициями, обидами. И если происходят конфликтные ситуации, я считаю, что всегда можно выйти из них. Конфликты у нас недолгие, потому что один мир, одна сцена. Рано или поздно все приходим к миру.

- Вы работаете и с мировыми звездами (Лара Фабиан, Дмитрий Хворостовский, Суми Джо и тд.). С кем проще?

- В общении с западными артистами наглухо убивает профессионализм. Это совсем другой мир. Профессионализм до минуты, до секунды. Плюс ко всему у них сильная юридическая база взаимоотношений. Поначалу она кажется тяжелейшей, но когда после всех подписей начинаются какие-то творческие процессы, то они идут как по маслу, если ты отвечаешь их ожиданиям. У наших артистов все-таки не такая юридическая база, многое на авось. А там в контрактах прописан каждый шаг. А в человеческом плане: все люди теплые, эмоциональные, сложные.

Композитор со старшей дочкой Викой.

Композитор со старшей дочкой Викой.

Фото: Иван ВИСЛОВ

«Старые звезды не востребованы на радио»

- Как вы думаете, почему пожилые артисты не покупают новые песни, а разъезжают по городам и весям со старым багажом? Почему наш «золотой фонд» не развивается?

- Он не развивается во всем мире. Элтона Джона на концертах тоже просят петь исключительно старые песни. Эти люди собрали золотую коллекцию хитов, за счет которой до сих пор и живут. И сейчас не востребованы на радио, на музыкальных каналах. Хотя еще западные звезды умудряются каким-то образом выстрелить после многолетней паузы с новым хитом, как Том Джонс с «SEX BOMB», к примеру. У наших старых артистов нет новых хитов, но они успешно гастролируют в ранге ветеранов движения.

Они уже занимают свое место до конца биографии. И с большим трудом отдают свою территорию. Причем у них в прошлом, в пору их молодости как-то так получилось, что у многих были ожесточенные конфликты. И эти конфликты сейчас на конкурсе «Новая волна» вспыхивают с новой силой. К примеру, Анжелика Варум сделала к творческому вечеру Тухманова песню на стихи Игоря Кохановского, который до последнего не давал разрешения ее делать, потому что у него старый конфликт с Тухмановым. Я позвонил Кохановскому, он сказал, мол, ради тебя разрешу. И это продолжалось два дня, за которые Варум записала песню, а потом снова позвонил Кохановский со словами, мол, я подумал, нет, не дам исполнять ее. Вдруг через года я окунулся в такой вот дивный мир. И понял, что все конфликты наших молодых артистов, это детский лепет на лужайке (смеется). Но вместе с тем начинался концерт, все обнимались, все пели, улыбались.

- Ваши песни поет вся страна. Наверняка же поступают предложения, мол, умоляю, напишите песню. По какому принципу вы соглашаетесь?

- Мне грех жаловаться в этом плане. Не могу сказать, что вся страна пела, но есть определенные песни, которые все знают. У тех, кто просит мои песни, складывается впечатление, что как только они исполнят их, у них сразу же будет судьба Ирины Аллегровой, Александра Серова. А это не так.

Каждый должен прожить свою творческую жизнь, пройти какие-то этапы. Не только музыкальную, но и что-то представлять из себя.

Благодаря вам, журналистам сейчас у людей складывается ощущение, что любого артиста можно взять за ухо и заставить спеть у себя на кухне.

А для нас старая гвардия всегда была сродни мавзолею. Для меня Магомаев всегда был чем-то недостижимым.

- Может, такое ощущение доступности артистов сложилось из-за корпоративов?

- Не знаю. Скорее тут пресса, которой больше интересно, кто с кем спит, кто оскандалился. Такого пиетета перед артистом, как раньше, сейчас нет. Отчасти поэтому и такой спад интереса к творчеству.

- Игорь Яковлевич, в этом году на «Новую волну» вернулась Алла Пугачева. Вернулась со своим творческим вечером. По какому принципу отбирались песни Примадонны, которые пели артисты?

- Мы заранее встретились с Аллой и определили, что это будет за концерт. Понятное дело, что в ее репертуаре достаточно хитов, но именно она пожелала, чтобы в этом концерте прозвучали недоблюбленные песни.

Мне очень хотелось, чтобы Верка Сердючка спела «Настоящего полковника».

Но по своим каким-то моментам Андрей Данилко не смог приехать, хотя до последнего собирался. Возможно это случилось из-за сегодняшней ситуации с Украиной.

Игорь Крутой с женой Ольгой и младшей дочерью Сашей.

Игорь Крутой с женой Ольгой и младшей дочерью Сашей.

«Многие украинские артисты побоялись к нам приехать»

- А Иван Дорн, «Потап и Настя», Ани Лорак приехали же...

- Ваня Дорн, да, приехал. Он сейчас принял решение не сниматься в проектах на федеральных каналах. Он сделал исключение только для открытия «Новой волны». Да, кто-то не смог из украинских артистов приехать. И их можно понять. Там даже обычная поездка в Россию делает артиста неугодным. Пресса там ожесточено настроена. Но я продолжают утверждать, что «Новая волна» в Юрмале - это музыкальный проект вне политики. Украинские певцы по-разному поступили в этом году. Кто-то побоялся к нам приехать, кто-то не побоялся.

- Софии Ротару вот тоже не было почему-то...

- Она не приехала не из-за Украины. У нее свои, личные причины.

- В прошлом году вы ввели санкции на живой звук. Много артистов отсеялось?

- Ротация была, но не криминальная. Мы боялись поначалу, потому что у нас, как ни странно, не так много интересных артистов. Такой системы появления новых звезд сейчас нет. Раньше было проще: выступил на «Утренней почте» и на следующее утро проснулся знаменитым. Сейчас этого недостаточно, поэтому так мало новых артистов. У всех каналов и радиостанций свой круг артистов, кого они приглашают. А для того, чтобы на сегодняшний день появилась большая звезда, ее должны поддерживать все телеканалы, радиостанции и СМИ.

- Стас Михайлов вот рассказывал, что ему было очень тяжело пробиться - продюсеры, даже не послушав его песни, выкидывали диск в помойку.

- Каждый прошел свой путь, у всех трудности были.

У Саши Серова очень тяжело все было. У Лаймы был «паровозом» Раймонд Паулс, который сразу же предложил ей два хита. Может быть, у нее было еще полегче все. Но все равно для 15-16-летней девушки оказаться в шоу-бизнесе, это непросто. Но это все-таки другого плана трудности. У Пугачевой непростой путь. У Стаса Михайлова тоже непростой. А вот Буйнову чуть проще - работал в «Веселых ребятах», а потом сразу сольная карьера. Мне тоже было непросто, но рассказывать об этом к чему? Это жизнь.

Чем ты тяжелее прорывался, тем это ценнее. Правда забывать о том, как было тяжело, нельзя.

«Более всего на Пугачеву похожа Земфира»

- Беда в том, что у нас в категории «до 40 лет» сейчас нет ни одного масштабного певца. Можно назвать только Земфиру.

- Она вообще особняком стоит по масштабу таланта. Она многое делает от эмоций: показывает, как выбрасывает новую песню, как делает концерт. Может быть даже в чем-то они более всего похожи с Пугачевой.

Потому что Пугачева много делала по наитию. Да, она не могла стерпеть какой-то скандал, который мог ей даже навредить. Вспомните, скандал в гостинице «Прибалтийская», тогда казалось, что это конец карьеры Аллы, а в итоге это оказывалось для нее еще большим трамплином.

- А кого из совсем молодых артистов выделяете. Вот IOWA в этом году на «Новой волне» выступала. Классная же!

- Вы знаете, я сужу даже по репертуару, который поют на предварительном прослушивании конкурсанты. Очень многие выбирают ее песни. Она Ваня Дорн в юбке. И я очень рад, что IOWA прошла нашу историю, хотя она не совсем конкурсная певица. У нее своя публика, свой зритель.

Из молодых, если можно таковыми считать еще, я выделил бы Полину Гагарину, Иру Дубцову. Они яркие. У Полины мощный репертуар Кости Меладзе, а Ира сама создает себе репертуар. Не могу сказать, что это законченные звезды, но они талантливые. Доминик Джокер интересен мне как продюсер, автор и исполнитель. И Тимати еще. Мне нравится как эти ребята развиваются. Дай Бог, чтобы этот процесс не остановился, чтобы они не стали почивать на лаврах.

- Есть, кстати, у нас вопрос и про Тимати. Игорь Яковлевич, сложно было Киркорова уговорить приехать на «Новую волну»? Ведь он зарекся появляться на мероприятиях, где участвует Тимати (в этом году рэпер не приехал на «Новую волну»-Ред.).

- Да, Киркорова уговорить было сложно. Это очень тяжелый конфликт. Я его практически разрулил в прошлом году. И мы уже договорились о том, что они помирятся. А потом Тимати стал репетировать здесь, на «Новой волне» песню, где опять Киркорова цеплял. Я говорю: «Тима, ну какой смысл? Уже конфликт исчерпан». Он: «Да, да, Игорь Яковлевич». Но все равно вышел и спел все, что хотел спеть. Теперь уже будет сложно их помирить. Здесь уже закусил удила Филипп. Понятное дело, что Киркоров крупнее. Тима на более узкую аудиторию работает. Но мне жалко, потому что у каждого было свое место на «Новой волне».

Рукопожатие Филиппа Киркорова и Тимати на "Новой волне"

Рукопожатие Филиппа Киркорова и Тимати на "Новой волне"

Фото: Елена ЛАПТЕВА

- Какие у вас планы на следующую «Новую волну»?

- Я понимаю тайный смысл вопроса-будет ли конкурс в Юрмале, да?

- Именно!

- Я не готов сейчас ответить. Лично мне хочется, чтобы «Новая волна» осталась в Юрмале. Это атмосфера, которую сложно найти в другом месте. Мы в Юрмале проводим конкурс уже 13 лет - это уже история для телевизионного проекта. Тут у нас намоленное место в «Дзинтари». Хороший зал, интеллигентная публика. Достаточно просто провести «Новую волну» в Сочи, в Москве, но вот эту юрмальскую атмосферу мы больше нигде не найдем. Но я реальный человек, я понимаю, что если в угоду каким-то личным амбициям министр иностранных дел Латвии, про которого я надеюсь мы больше никогда не услышим, позволит себе подобные вещи в отношении конкурса и артистов, то, боюсь, у нас нет выбора. Мы, наверное, не сможем тут быть. Посмотрим. Будет день, будет пища.