2016-08-24T02:41:07+03:00

Бесы, пацаны, сыновья и пациенты

В Выборге завершился один из главных национальных российских кинофестивалей – "Окно в Европу"
Поделиться:
Комментарии: comments4
В Выборге завершился один из главных национальных российских кинофестивалей – "Окно в Европу" ФОТО: Официальный сайт мероприятияВ Выборге завершился один из главных национальных российских кинофестивалей – "Окно в Европу" ФОТО: Официальный сайт мероприятия
Изменить размер текста:

О самой громкой внеконкурсной премьере – "Викторе" с самым именитым гостем фестиваля Жераром Депардье мы уже писали. Теперь стоит рассказать о некоторых других любопытных конкурсных и внеконкурсных лентах.

Открылся фестиваль фильмом Рената Давлетьярова «Пацаны». Не пугайтесь, это не римейк фильма Динары Асановой. Это новая версия другого фильма, который мало кто видел и мало кто по-настоящему любит – «Американки» Дмитрия Месхиева, вышедшей в 1997-м.

Ренат Давлетьяров тогда приобрел права на ностальгический сценарий Юрия Короткова, в котором речь шла о взрослении нескольких пареньков из захолустного города; действие разворачивалось в 70-е, мальчики бегали за девочками, а за мальчиками бегала смерть. Давлетьярову сценарий показался идеальным, но сам он фильм снять из-за загруженности другими делами не смог. Снял его хороший друг Месхиев. Результат не вполне соответствовал давлетьяровским представлениям о совершенстве; пятнадцать лет спустя продюсер вспомнил, что права на сценарий все еще принадлежат ему, собрался с мыслями и снял «Пацанов» – картину куда более бодрую и в теории более милую сердцу массового зрителя.

Герой «Пацанов» теряет старшего брата (тот погибает в аварии), а потом влюбляется в его девушку. А та пытается по мере сил справиться с горем, шляется со всякими сомнительными фертами и одновременно присматривается к маленькому воздыхателю, в котором постепенно начинает видеть замену утраченному возлюбленному. Все это озвучено песнями 70-х годов, для фильма аккуратно перепетыми группой «Х** забей» (клянусь). По эстетике «Пацаны» сильно напоминают «Стиляг», снятых по сценарию все того же Короткова. Все очень бодро и гламурно — Давлетьяров не пытается нагнать печаль аналогичную той, которую в свое время успешно нагоняли Месхиев с прекрасным оператором Сергеем Мачильским. Герой (Юрий Дейнекин) — не лохматый лох, как в версии 1997 года, а красавец, от которого по идее должны тащиться все девочки, и даже странно, что он к тем двадцати годам, на которые выглядит, все еще не сумел потерять невинность. Впрочем, его ждет море радости: эпоха переливается всеми красками и огоньками, и заканчивается картина не на трагически-отчаянной ноте, как «Американка», а наоборот, на счастливой. Потребовалось всего лишь вычеркнуть несколько слов и заменить их новыми.

Фильм Эллы Омельченко «Пациенты» понравился большому количеству людей, – и действительно, в нем есть смешные реплики и хороший (как все "фоменки») актер Павел Баршак. Он играет слегка вуди-алленовского склада интеллигента, который пытается разобраться в отношениях с женой с помощью психотерапевта. Тем временем жена предпочитает консультироваться со священником. И если мозгоправ настаивает, что брак любой ценой следует расторгнуть, священник требует любой ценой его сохранить – а если уж совсем невмоготу, родить ребеночка: тогда, мол, все сразу наладится. В первой части, когда речь идет о супругах, фильм по интонации отчетливо напоминает симпатичные «Рассказы» Михаила Сегала; увы, вторая часть, в которой внимание переключается на священника и психотерапевта, хоть и столь же иронична, куда более предсказуема. Слишком уж очевидно, что два этих персонажа после долгих бесед поменяются местами – батюшка обнаружит в себе приземленность и цинизм, и за приличный гонорар начнет принимать не прихожан, а пациентов, в то время как психотерапевт, мнивший себя чем-то вроде ловкого и умного искусителя, раскается и станет странником.

Странствуют и персонажи внеконкурсного фильма «Беглецы», который выйдет в прокат в сентябре. Действие разворачивается в начале ХХ века: с каторги в сибирских лесах бежит политический заключенный (Петр Федоров), и в глуши обнаруживает немую, но боевитую Елизавету Боярскую, которая и помогает ему в конце концов спастись от четверки казаков (те специализируются на преследовании беглых, безжалостно их убивают, отрезают уши и получают гонорар по предъявлении ушей в соответствующие органы). Самым запоминающимся номером программы становится встреча с медведицей и несчастным медвежонком, которые, признаться, вызывают ничуть не меньше интереса, чем политкаторжанин и его подруга. «Истерн», в оригинале именовавшийся «Ведьмин ключ», мариновался на полке года три и без особого ущерба для зрителей мог бы мариноваться там хоть целую вечность: главные его достоинства – роскошные сибирские пейзажи и обаятельные актеры (которым в рамках этих сценария и режиссуры есть где попрыгать и пострелять, но в творческом, извините за выражение, плане совершенно негде развернуться).

Зато разворачивается в полную силу – так, что порой хочется зажмуриться – Евгений Ткачук в фильме «Бесы». Ткачук вообще актер очень талантливый, что блестяще продемонстрировал в «Зимнем пути», за который получил в Выборге приз год назад. Но увы, ему, как всякому сверхэмоциональному и готовому пуститься в разнос актеру, требуется хороший, как минимум – жесткий режиссер. Его друг Роман Шаляпин, взявшийся за экранизацию Достоевского, пока себя таковым не зарекомендовал.

Если в вышедших несколько месяцев назад «Бесах» Владимира Хотиненко Ткачук играл Шатова, то здесь он дорвался до роли Верховенского. Вообще трудно представить себе две более разные версии романа: у Хотиненко все было сравнительно чинно, как бы в приличествующих статусу Достоевского рамках, и шло несколько часов, а 70-минутные «Бесы» Шаляпина больше напоминают студенческий спектакль, за минимальные деньги перенесенный на экран. Куда больше подошло бы ему название «Верховенский» или просто «Бес». Действие разворачивается как бы в постсоветской России, судя по современной одежде героев (и – в тех случаях, когда они выскакивают на улицу, – советским обшарпанным заборам с ромбиками) – но на самом деле это, конечно, абсолютно условное театральное пространство, которое сперва завалено разным хламом, освещенным тревожно качающейся лампочкой, а под конец превращается в идеально белое и пустое (боюсь, это символизирует пустую душу Верховенского). По этому сияющему экрану с перекошенным лицом и выпученными глазами носится вконец обезумевший, абсолютно голый Верховенский, вцепляющийся в висящего на веревке Ставрогина и оборачивающийся клопом. Все это в художественном смысле ничуть не менее сомнительно, чем сцена в «Бесах» Хотиненко, где Верховенский демонстрировал свою инфернальность, упоенно отплясывая в загоне со свиньями, по колено в навозе.

Более удачной следует признать другую осовремененную экранизацию классики – "На дне" Владимира Котта, киноверсию понятно чьей пьесы – действие в ней перенесено из ночлежки начала ХХ века на российскую свалку в век XXI, а горьковский Лука превращен из старика в мальчика (Семен Трескунов), который, несмотря на юный возраст, удачно смотрится на фоне куда более именитых партнеров, таких, как Михаил Ефремов, Агния Кузнецова, Евгения Добровольская и Борис Каморзин.

Фильм Ефима Грибова "Вкус Америки" по мотивам повести Людмилы Улицкой "Веселые похороны" хорош уж тем, что невероятно выигрывает по сравнению с другой экранизацией той же книжки – "Ниоткуда с любовью", снятой Валерием Фокиным лет семь назад. В той картине было просто невозможно смотреть на Александра Абдулова, под руководством режиссера ломающего странную комедию (по ужасной иронии судьбы, его герой, умирающий художник Алик, эмигрировавший из СССР в Нью-Йорк, оказывался полон жизни – при том, что сам актер, наделивший его такой неуместной энергией, скончался от рака через несколько месяцев после первого показа картины). Тут интнация другая, более соответствующая настроению Улицкой – как и Семен Стругачев в главной роли, и отличные его партнерши вроде Эры Зиганшиной, Наташи Грегсон-Вагнер или Екатерины Голубевой (как и Абдулов, нас уже покинувшей – фильм снимался несколько лет назад).

Не лишена интереса и новая работа Веры Сторожевой "9 дней и одно утро" – о французской фотомодели родом из России, приехавшей на историческую родину и обнаружившую там сестру, полную ей противоположность. И черная комедия Ильи Демичева "Зимы не будет" – о любовном многограннике на фоне надвигающейся на Землю катастрофы в виде астероида. И даже фильм Сергея Карандашова "Дар" – история о взрослении мальчишки, в жизнь которого входят ведьмообразная, но добрая бабушка и красивая, но злая колдунья Амалия (Галина Тюнина). Но жюри всем картинам предпочло "Сына" Арсения Гончукова – историю о молодом человеке, чья мать тяжело больна (у нее шизофрения) и который намерен поехать с ней в Европу, где местные медики могут как-то облегчить ей жизнь. Но разворачивается эта история совсем не так, как планирует юный Андрей.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также