Экономика9 октября 2014 17:20

«Это та же логика, по которой польские фермеры требуют вернуть потери от российских санкций»

Эксперты прокомментировали "КП" недавно принятый «Закон Ротенберга»
Эксперты прокомментировали "КП" недавно принятый «Закон Ротенберга»

Эксперты прокомментировали "КП" недавно принятый «Закон Ротенберга»

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Если гражданин России по тем или иным причинам лишается своего имущества за границей, государство должно его защитить. Потери возместить из бюджета, а потом через суды добиться компенсации у иностранных властей. Так решили российские законотворцы в лице депутата «Единой России» Владимира Поневежского и предложили думе соответствующий законопроект. В четверг 9 октября так называемый «закон о виллах Ротенберга» народные избранники приняли в первом чтении.

«Комсомолка» поговорила с тремя известными и влиятельными журналистами об очередной инициативе думцев. Мнения разделились.

Владимир Соловьев, радио- и телеведущий, публицист, общественный деятель:

- Во-первых, я считаю, что само появление такого закона более чем удивительно, на редкость не вовремя. Во-вторых, мне кажется, что реализация этого закона не представляется возможной - как будем определять стоимость активов? По какой цене? Если говорить о собственности Ротенбергов, то она у них не отторжена из владения, а арестована, то есть они по-прежнему являются владельцами. В-третьих, с позицией пиаровской иначе чем миной или бомбой замедленного действия это назвать нельзя, то есть чертовски вредная штука. Этим нельзя никого защитить. Тот же Ротенберг сказал, что мне этого не надо, то есть я просто не понимаю зачем? Если говорят, что это делается ради интересов кого-то в Крыму, то это тоже выглядит очень и очень несвоевременно, крайне несвоевременно!

Сергей Доренко, журналист, редактор «РСН»:

- Я привык разбираться в политической жизни, я сейчас слежу за общественной, политической и экономической ситуацией. Есть вещи, которые я понимаю, а есть те, которые не понимаю. Я самым напряженным образом вчитывался с внимательным, доброжелательным настроением во все публикации об этом законе и со всей степенью откровенности могу вам сказать, что я и сейчас не понимаю, зачем этот закон. И ведь они тоже отвечали публично, что им это не нужно. Закон принимается «на ура», проталкивается активно, олигархам он не нужен, судя по их заявлениям, а кому он нужен, мне не понятно. Честное слово, не понимаю! Может это от моей недалекости? Я не понимаю.

Михаил Леонтьев, журналист, публицист:

- Слово «олигарх» мне вообще не нравится. Оно ни о чем. В нормальной человеческой лексике это ругательство. Ротенберг мне ничего плохого не сделал. Что касается помощи крупному бизнесу, пострадавшему от политических рисков, в принципе, та же логика, по которой польские фермеры требуют вернуть потери от российских санкций. То есть они подверглись политическим рискам, которым из подвергло руководство Евросоюза, оно и должно нести материальную ответственность. В этом есть логика, она уместна, но не бесспорна, связана с возможностями государства и так далее. Если там санкции неселективные по отношению к фермерам (мы по фамилиям польских фермеров не называли, то санкции Америки и Евросоюза против отдельных представителей бизнеса носят селективный характер. То есть им логично потребовать возмещения или во всяком случаи помощи какой-то, поддержки от государства. Тем более их бизнес это не просто какие-то золотые унитазы, не просто предметы пользования, это работающие активы, создающие дополнительную стоимость, с которыми связана масса людей, проектов, инвестиций и так далее. Поэтому это с точки зрения, грубо говоря, звериных законов капитализма совершенно правильно. С точки зрения каких-то других критериев, можно поспорить, насколько эти люди должны разделять риски вместе со страной. Думаю, что речь не идет о полной компенсации, а о том, что государство должно каким-то образом поддержать людей, подвергшихся гонениям в связи с политическими рисками, возникшими в результате политики страны.

Речь идет обо всех, закон никаким образом никого не именует. Но поскольку они придумали санкции персональные, то значит, стало быть, они могут подходить и под персоналии тоже. Эта логика имеет право на существование вполне. Никто же не удивляется, почему литовские, польские и еще какие-нибудь фермеры и рыбаки требуют компенсировать затраты. Другое дело, что никто им ничего не компенсирует. Это вопрос наличия средств и возможностей. Это уже политическое решение, извините. Оно принимается в соответствии с юридически корректной процедурой, то есть парламент принимает закон. Это воля политических институтов. Некоторая логика в этом есть.