Мартынов о дуэли с Лермонтовым: «Каждый из нас имел право стрелять, когда ему вздумается»

Врач-судебно-медицинский эксперт Эдуард Туманов рассказал нашему корреспонденту о том, как на самом деле погиб великий поэт
Михаил Лермонтов на знаменитой картине Петра Кончаловского

Михаил Лермонтов на знаменитой картине Петра Кончаловского

Фото: RUSSIAN LOOK

Гения убили 15 июля 1841 года. Одного точного выстрела хватило, чтобы прервать жизнь 26-летнего автора бессмертного «Героя нашего времени». Вокруг обстоятельств этой трагедии немало домыслов и слухов. Один из самых досужих – Лермонтова убил не Мартынов. Это была политическая заказная дуэль, и тот роковой выстрел совершил некто третий – неизвестный снайпер, уполномоченный на то царским правительством. Кандидат медицинских наук, доцент Эдуард Туманов считает, что поэта в честной дуэли застрелил майор Николай Мартынов. Эксперт поделился с корреспондентом «КП» малоизвестными документами из розыскного дела, датированного июлем 1841 года.

Орфография полностью сохранена. Обращаем внимание читателей, что следователи писали в деле не Лермонтов, а Лермантов. Такова была настоящая фамилия поэта.

«НА МЕСТЕ ПОЕДИНКА ПОМЕР»

В следствие предписания Конторы Пятигорского военного Госпиталя от 16 Июля за N 504 основанного на отношении Пятигорского Окружного Начальника Господина Полковника Ильяшенкова от того же числа с N 1352 свидетельствовал я в присутствии изследователей а) Пятигорского Плац-Маиора Г. Подполковника Унтилова в) Пятигорского Земского Суда Заседателя Черепанова е) Исправляющего должность Пятигорского Стряпчего Ольшанского 2-го и находящегося за Депутата Корпуса Жандармов Господина Подполковника Кушинникова; тело убитого на дуели Тенгинского пехотного полка Поручика Лермантова.

При осмотре оказалось, что пистолетная пуля попав в правый бок ниже последнего ребра, при срастении ребра с хрящем, пробила правое и левое легкое поднимаясь в верх вышла между пятым и шестым ребром левой стороны и при выходе прорезала мягкие части левого плеча; от которой раны Поручик Лермантов мгновенно на месте поединка помер. В удостоверение чего общим подписом и приложением герба моего печати свидетельствуем. Город Пятигорск Июля 17 дня 1841 года.

Подлинное подписал: Пятигорского военного Госпиталя Ординатор Лекарь Титулярный Советник Барклай-де-Толли.

При освидетельствовании тела находились: Плац-Маиор Подполковник Унтилов Заседатель Черепанов Исправляющий должность Окружного Стряпчего Ольшанский и Корпуса Жандармов Подполковник Кушинников.

1841 года Июля 16 дня, Следователи: Плац-Маиор Подполковник Унтилов, Пятигорского Земского Суда Заседатель Черепанов, Квартальный Надзиратель Марушевский, и Исправляющий должность Стряпчего Ольшанский 2-й, пригласив с собою бывших Секундантов: Корнета Глебова и Титулярного Советника Князя Васильчикова, ездили осматривать место, на котором происходил 15-го числа, в 7 часу пополудни, поединок. Это место отстоит на расстоянии от Города Пятигорска верстах в четырех, на левой стороне Горы Машухи, при ее подошве. Здесь пролегает дорога, ведущая в Немецкую Николаевскую Колонию. По правую сторону дороги образуется впадина, простирающаяся с вершины Машухи до самой ее подошвы; а по левую сторону дороги впереди стоит небольшая Гора, отделившаяся от Машухи. Между ними проходит в колонию означенная дорога. От этой дороги начинаются первые кустарники, кои изгибаясь к Горе Машухе, округляют небольшую поляну. Тут-то поединщики избрали место для стреляния. Привязав своих лошадей к кустарникам, где приметна истоптанная трава и следы от беговых дрожек, они, как указали нам следователям, Гг. Глебов и Князь Васильчиков, отмерили вдоль по дороге Барьер в 15 шагов, и поставили по концам оного по шапке, потом, от этих шапок, еще отмерили по дороге ж в обе стороны по 10-ти шагов, и на концах оных также поставили по шапке, что составилось уже четыре шапки. Поединщики с начала стали на крайних точках, т. е. каждый в 10 шагах от Барьера: Мартынов от Севера к Югу, а Лермантов от Юга к Северу. По данному Секундантами знаку они подошли к Барьеру. Маиор Мартынов выстрелив из рокового пистолета, убил Поручика Лермантова, не успевшего выстрелить из своего пистолета. На месте, где Лермантов упал и лежал мертвый, приметна кровь, из него изтекшая. Тело его, по распоряжению Секундантов, привезено того же вечера в 10 часов, на квартиру его ж Лермантова.

Подлинный подписали: Плац-Маиор Подполковник Унтилов Заседатель Черепанов Квартальный Надзиратель Марушевский Исправляющий должность Окружного Стряпчего Ольшанский и находящийся при следствии Корпуса Жандармов Подполковник Кушинников.

«Я ПРИШЕЛ К БАРЬЕРУ ПЕРВЫЙ»

Из показаний Мартынова Н.С.

Мы стрелялись по левой стороне Горы, на дороге ведущей в какую то Колонку, вблизи частого кустарника. Был отмерен барьер в 15 шагов и от него в каждую сторону еще по десяти. Мы стали на крайних точках. По условию дуели, каждый из нас имел право стрелять когда ему вздумается, стоя на месте или подходя к барьеру. Я первый пришел на барьер; ждал несколько времени выстрела Лермантова, потом спустил курок.

Из ответа Мартынова Н.С. на вопросы Пятигорского окружного суда

По нашему обоюдному согласию был назначен барьер в 15-ть шагов. — Хотя и было положено между нами щитать осечку за выстрел, но у его пистолета осечки не было. — Остальное же все, было предоставлено нами Секундантам и как их прямая обязанность состояла в наблюдении за ходом дела то они и могут объяснить, не было ли нами отступлено от принятых правил.

От зделанного мною выстрела он упал, — и хотя признаки жизни еще были видны в нем, — но уже он не говорил. — Я поцеловал его и тотчас же отправился домой, полагая что помощь может еще подоспеть к нему во время. —

«СТРЕЛЯТЬ, КОГДА ЗАБЛАГОРАЗСУДИТ»

Лейб-Гвардии Конного полка Корнет Глебов:

«Дуель происходила в четырех верстах от Пятигорска у подошвы горы Машухи на самой дороге часов в 7 пополудни. По условиям прежде установленным, Маиор Мартынов и Поручик Лермантов стали на свои места; от сих мест были отмерены 10 шагов с каждой стороны до барьера а между барьерами 15, разставивши противников мы Секунданты зарядили пистолеты и по данному знаку Гг. дуелисты начали сходиться; дойдя до барьера оба стали; Маиор Мартынов выстрелил. Поручик Лермантов упал уже без чувств и не успел дать своего выстрела, из его заряженного пистолета выстрелил я гораздо позже на воздух. Об условии стрелять ли вместе или один после другого не было сказано, по данному знаку сходиться каждый имел право стрелять когда заблагоразсудит».

«ЛЕРМОНТОВ ПЕРВЫЙ ПОДАЛ ПОВОД К ССОРЕ»

РАПОРТ

Военно-судное дело, произведенное в комиссии учрежденной в Г. Пятигорске над Отставным Маиором Мартыновым, Лейб-Гвардии Конного Полка Корнетом Глебовым и служащим в собственной Его Императорского Величества Канцелярии Титулярным Советником Князем Васильчиковым, с мнением моим, присем к Вашему Высокопревосходительству, представить честь имею.

Генерал Адъютант Граббе. Управляющий Отделением, Состоящий по кавалерии, Маиор Булгаков.

1-е, Означенные подсудимые, находясь в городе Пятигорске, для пользования от болезней минеральными водами, 15-го июля сего 1841-го года вместе с Поручиком Лермантовым, пополудни в шесть с половиною часов, отправились из квартир своих, по дороге в Николаевскую колонию, и отъехав от Города не более четырех верст, остановились при подошве горы Машухи, среди кустарника, привязав лошадей: Мартынов, Лермантов и Васильчиков — верховых: а Глебов — запряженную в беговые дрожки. После того секунданты Корнет Глебов и Князь Васильчиков, отмерив в 15-ть шагов баррьер, поставили на концах его фуражки и отщитав еще в обе стороны от баррьера по 10-ти шагов, зарядили два пистолета пулями и отдали их Маиору Мартынову и Поручику Лермантову. Условия дуэли были: сходиться к баррьеру по данному одним из секундантов знаку и стрелять по произволу на походе, или на месте. — Корнет Глебов подал этот знак, и Маиор Мартынов приблизясь к баррьеру, выстрелом ранил Поручика Лермантова в правый бок, ниже последнего ребра при страстении его с хрящем, на вылет под левым плечом, от чего он мгновенно на месте умер. Причиною этой дуэли, были беспрестанные насмешки и колкости Поручика Лермантова над Маиором Мартыновым; а последняя ссора, побудившая к дуэли, была у них (как из дела видно) 13-го числа Июля, по выходе из дома Генерал-Маиорши Верзилиной, у которой раздор их, хотя никто из бывших вместе с ними гостей не заметил, но он подтверждается собственным сознанием Мартынова и объяснениями Князя Васильчикова и Корнета Глебова, как секундантов. Лермантов идя от Г-жи Верзилиной, первый подал повод к ссоре колким объяснением о равнодушии своем к поединку, говоря Мартынову, чтобы тот лучше сделал, если б действовал; потому что он (Лермантов) от дуэли никогда не отказывается. Это побудило Мартынова к дуэли, в которой приглашены секундантами: со стороны Мартынова — Корнет Глебов, а Лермантова — Князь Васильчиков.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Никакой засады не было

Дуэль происходила на участке дороги в Николаевскую колонию, проходящей у восточного края Перкальской скалы, расположенной у подножия горы Машук. Известно, что место, выбранное для дуэли, имеет наклон в сторону севера около 6°.

Лермонтову досталась позиция от юга к северу, а Мартынову от севера к югу. В результате этого позиция Лермонтова оказалась на 1,0 метр выше, что вынудило Мартынова целиться по направлению снизу вверх.

Перед началом дуэли Мартынов сбросил с себя черкеску, в которую был одет, чтобы газыри не смогли защитить его от пули. (Позднее Мартынов послал за ней своего слугу.)

По команде секунданта: «Сходись!» Мартынов выдвинулся к барьеру и навёл пистолет на противника.

Лермонтов стоял напротив Мартынова, повернувшись к нему правым боком держа пистолет в согнутой в локте правой руке. При этом его плечо было опущено вниз и направлено вдоль туловища, предплечье лежало на передней поверхности груди, а кисть с зажатым в ней пистолетом располагалась над левой ключицей.

Известно, что у Лермонтова после травмы была деформирована правая нога, из-за чего он сильно хромал. Лермонтов был вынужден использовать, в качестве опорной левую ногу. В результате этого его туловище было отклонено назад, в сторону левого бока. Левая рука была опущена вниз, располагаясь вдоль туловища по подмышечной линии.

Все перечисленное, а также шестиградусный наклон места дуэли, говорит о том, что Михаила Юрьевича застрелил именно Мартынов, а не кто-то иной, сидевший в засаде. Ранение прошло снизу вверх по прямому каналу, с повреждением по ходу раневого канала печени, сердца и левого легкого.

Мощность использованных при дуэли пистолетов была достаточна для образования огнестрельного повреждения, отмеченного у Лермонтова.

Известно, что в поединке использовались капсульные дульнозарядные дуэльные пистолеты 44 калибра производства немецкого оружейного мастера Кухенройтера (Johann Andreas Kuchenreuter, Regensburg, 1716–1795). Данные пистолеты имели нарезной ствол длиной 11 ¼ дюйма (285 мм) с шагом винтовой нарезки 1:18 дюйма (1/450 мм). Общая длина пистолета - 16 ¾ дюйма (425 мм), вес – 2,53 фунта (1,15 кг). Для стрельбы использовались круглые пули 44 калибра, имевшие диаметр 0,435 дюйма (11,05 мм) и вес, равный 123 гран (7, 97 гр.).

Начальная скорость выпущенной пули - около 300 метров в секунду. На дистанции 20 шагов убойная сила такой пули сопоставима с выстрелом из пистолета ТТ.

КСТАТИ

Из сочинения: Лермонтов погиб, как настоящий гангстер, – в перестрелке

15 октября 1814 года родился Михаил Лермонтов. 200 лет – цифра солидная и серьезная. А что делают в день рождения? Правильно! Говорят об имениннике! Много, долго и хорошо. «Комсомолка» решила не нарушать традиции. Мы попросили школьников ответить на простые вопросы о Михаиле Юрьевиче, ему на радость и нам почитать… и посмеяться. Правда, иногда сквозь слезы - некоторые ответы были ну-у-у очень неожиданными! (читайте далее)