Звезды21 октября 2014 9:41

Люцифер спускается в рай

На Римском фестивале представили две версии эдемской жизни. Хотя фильму Мии Хансен-Лав уготована прямая дорога в ад
Предметом эпических фантазий послужила жизнь и судьба двух диджеев

Предметом эпических фантазий послужила жизнь и судьба двух диджеев

Нет ничего скучнее бескрылого профессионализма, зато на кинофильме «Рай» (Eden) авторства молодой неталантливой и непрофессиональной женщины Мии Хансен-Лав заскучать никак невозможно. Ее новую вещь смотришь с открытым ртом: настолько она слаба, глупа, пуста и беспомощна, но как при этом серьезна, как себя уважает! Некрасивых девушек, к тому же еще и дур, в том, что они Моники Белуччи и Кондолизы Райс уверяют родители. Мию Хансен-Лав в том, что она режиссер, да к тому же еще и недюжинный, убедили, вероятнее всего, кинокритики. Результат: в безумии своем, девушка решила замутить эпос, хотя ранее и с камерными историями не справлялась.

Предметом эпических фантазий послужила жизнь и судьба двух диджеев, творивших в неактуальном ныне стиле "гараж" - на том простом основании, что этим промышлял брат постановщицы. Недостижимый предмет ее вдохновения — «Что-то в воздухе» Оливье Ассаяса, великолепный репортаж из конца 1960-х. Основная мысль: всегда найдутся те, кто успешнее (в данном случае — коллектив «Дафт Панк»), но надо быть собой и продолжать жить. Ради нее и городилось произведение, охватывающее все 1990-е и нулевые и имеющее продолжительность 130 минут — ее, впрочем, не хватило ни на создание атмосферы недавнего прошлого (а показать то, что все помнят, вообще-то самое трудное, и не такие умы не справлялись с этой задачей), ни на хотя бы поверхностную прорисовку персонажей, чтобы они хоть чем-то отличались от кучи полусонных мух.

Густ Ван ден Берге показал на фестивале свой третий фильм «Люцифер»

Густ Ван ден Берге показал на фестивале свой третий фильм «Люцифер»

Впрочем, не все так ужасно в современном кино на райскую тему. Талантливый 28-летний бельгиец Густ Ван ден Берге показал на фестивале свой третий фильм «Люцифер» (Lucifer), подтвердив репутацию визуально одаренного, философски мыслящего автора со своей темой и головой, не подверженного влияниям кинематографической «моды». Четыре года назад он дебютировал изумительной рождественской пасторалью «Крошка Иисус из Фландрии», все роли в которой сыграли непрофессионалы, больные синдромом Дауна. Потом была снятая с африканскими детьми «Синяя птица» по Метерлинку. Для съемок новой картины он отправился в мексиканскую деревню, в наивном примитивизме уклада которой парадоксально обнаружил черты рая, куда — на своем пути в ад — ненадолго заглядывает заглавный герой, экс-любимец Бога.

Ван ден Берге снимает в придуманной им системе «тондоскоп»

Ван ден Берге снимает в придуманной им системе «тондоскоп»

Пришелец из неведомых миров не окажется ангелом-истребителем, как в «Теореме» П. П. Пазолини, хотя и навсегда изменит дремучее течение сельской жизни — сведя знакомство с трудолюбивой праведницей Люпитой, Люцифер исцелит ее обезноженного брата (тот, впрочем, плут - притворялся паралитиком, только бы не работать) и оплодотворит ее внучку (а это дело нехитрое). Чтобы подчеркнуть клаустрофобскую замкнутость парадиза, почти весь фильм Ван ден Берге снимает в придуманной им системе «тондоскоп», заключая поэтически размытое, чем-то напоминающее зачарованный взгляд Херцога изображение в круг. Иногда оно, без всяких 3D-очков, приобретает объем — и это моменты чистой магии. Чаще всего оно напоминает взгляд в микроскоп (или телескоп) — в зависимости от того, в каком масштабе воспринимать демонстрируемые события.

ЕЩЕ КОЛОНКИ АВТОРА

Весь этот трэш

Едва ли не лучшее, что было показано пока в Риме, - сериал Стивена Содерберга The Knick (сокращенно от «Больница Никербокер», как называется фильм у нас). Понятно, почему этот выдающийся кинопрофессионал, выступающий как оператор, монтажер и продюсер своих фильмов, объявил об уходе из «большого кино». Кому нужно это «кино», если можно делать такое «телевидение», как сериал The Knick и предыдущий (теле)фильм Содерберга "За канделябрами"? Оно не только ничем не проигрывает кино даже на большом экране, но еще и снимается под меньшим контролем со стороны студий, без необходимости обязательного привлечения звезд, с большей свободой и удовольствием! (читайте далее)

Падение Римской империи

Римский фестиваль родился всего 9 лет назад благодаря тогдашнему мэру «вечного города» Вальтеру Вельтрони - левацки настроенный синефил, он стремился привлечь в город толпы голливудских кинозвезд; его наследник на этом посту Джанни Алеманно, напротив, был склонен считать фестиваль пустой тратой денег, справедливо полагая, что два больших международных кинофорума Италии ни к чему. Между тем, бюджет Рима при Алеманно остался нетронутым — 13 миллионов евро, что очень немало, учитывая плачевное состояние экономики — как итальянской, так и мировой. При этом действо, разворачивавшееся в прошлые годы в огромном Аудиториуме Парко делла Музика, спроектированном Ренцо Пьяно, на фестиваль походило не очень (читайте далее)