Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Общество14 ноября 2014 12:45

Разведчик, побывавший в эпицентре ядерного взрыва, прожил до 101 года

На днях стало известно, что в Москве скончался Михаил Иванов, один из первых очевидцев последствий бомбардировки Хиросимы и Нагасаки
Михаил Иванов оказался в уничтоженном бомбой Нагасаки через несколько дней после взрыва.

Михаил Иванов оказался в уничтоженном бомбой Нагасаки через несколько дней после взрыва.

УСПЕЛИ ПЕРВЫМИ

Два советских военных разведчика - Михаил Иванов и его молодой помощник Герман Сергеев, - работавшие под «крышей» нашего посольства в Японии, оказались в Хиросиме через десять дней после бомбардировки, 16 августа 1945 года.

- Они стали первыми иностранцами, увидевшими своими глазами последствия взрыва. Американские эксперты появились там позже, - рассказал «КП» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Алексей Кириченко, хорошо знавший Михаила Иванова. - СССР тогда не обладал ядерным оружием, и перед разведчиками поставили задачу: оценить масштаб разрушений, нанесенных бомбой. О воздействии радиации они даже представления не имели, поэтому никаких защитных мер не приняли - поехали в обычных костюмах.

Впрочем, Иванов и Сергеев успели пострадать еще до того, как добрались до места взрыва. Японцы забросали их камнями: в стране тогда ненавидели всех «белых», которые ассоциировались у населения с врагами - американцами.

Как вспоминал Михаил Иванов, вид Хиросимы поразил их. В радиусе одного километра от эпицентра взрыва было пустое выжженное место. Везде лежали искалеченные тела. Выжившие люди разыскивали останки своих родственников и пытались строить себе убежища из обломков. Разведчики переворачивали обугленные тела, разгребали пепел и оплавленные камни странного цвета и с неприятным запахом, который вызывал тошноту. Никто тогда и не подозревал, что делать это категорически нельзя. Но у них было задание - взять пробы грунта, образцы обломков и даже фрагменты тел из эпицентра. В итоге они сложили в один большой чемодан землю, камни и часть человеческой руки. Все это должно было немедленно отправиться в Москву.

Но перед тем, как вернуться в Токио, офицеры заехали еще и в Нагасаки - второй японский город, подвергшийся атомной бомбардировке. Оттуда они тоже взяли пробы материалов для последующей экспертизы.

ОТЧЕТ ПРОПАЛ БЕССЛЕДНО

- Через несколько дней Иванов и сам прилетел в Москву, - рассказывает Алексей Кириченко. - О том, какое значение придавалось его миссии, говорит тот факт, что разведчика немедленно доставили на личную аудиенцию к Сталину и ответственному за атомный проект СССР Лаврентию Берия. Иванов доложил им о результатах рекогносцировки и подробно описал увиденные ужасные картины. Правда, до сих пор неизвестно, где находится его отчет. Берия, несмотря на предъявленные доказательства и подробные описания, Иванову не поверил, обвинив разведчика в паникерстве. От участи «врага народа» его спас начальник Генштаба Алексей Антонов.

А буквально через пару недель после приезда из Японии у Иванова и Сергеева начала развиваться лучевая болезнь от сильнейшего радиационного облучения. Иванову перелили 8 литров крови. А вот Герману Сергееву врачи помочь не смогли. Он стал первой неяпонской жертвой американских атомных бомбардировок.

От рака, развившегося вследствие полученной дозы радиации, скончался и генерал Кузьма Деревянко, принявший капитуляцию Японии от имени СССР. С конца 1945-го по 1951 год он работал в Хиросиме и Нагасаки. Деревянко составил детальное описание последствий ядерного взрыва и сделал множество фотографий.

ОТ РАДИАЦИИ СПАСЛО ВИСКИ?

И только Михаил Иванов смог преодолеть лучевую болезнь, прожил долгую жизнь и умер в возрасте 101 года. Он признался, что по дороге в Хиросиму выпил бутылку виски марки «Сантори», а его помощник Сергеев не пил. Вроде как виски и помогло вывести избыток радиации из организма...

- Увы, Михаила Иванова за ту операцию ничем не наградили, - сетует Алексей Кириченко. - После лечения в конце 40-х ему дали две недели отпуска, а потом отправили руководить нашей разведсетью в Турции. Во время агрессии Англии, Франции и Израиля в зоне Суэцкого канала в 1956 году Михаил Иванович сумел достать и отправить в Москву израильские карты боевых действий и сведения о готовящемся свержении союзного сирийского правительства. Раздобыть секретные документы помогла любовница премьер-министра, с которой Иванову тоже пришлось завести роман.

В 60-х советский разведчик вновь работал в Японии, а потом в Китае, дослужившись до звания генерал-майора.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

«Стакан Иванова» до сих пор наливают на ядерных обьектах

- Один случай ничего не подтверждает. Американские ученые в течение долгого времени изучали вопрос воздействия радиации на человека и методов его защиты. Но никаких научных подтверждений тому, что виски или другие спиртные напитки защищают организм от радиации, найдено не было, - говорит Георгий Тимохин, врач-онколог ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н. Н. Блохина». - Тем не менее вскоре после случая с Михаилом Ивановым на атомных объектах СССР ввели правило, согласно которому сотрудники обязательно должны были употреблять алкоголь. В умеренных дозах, конечно. На атомных подлодках проводили исследование, в результате которого выяснилось, что моряки, употреблявшие алкоголь, получали меньшую долю радиации. Появился даже такой термин - «стакан Иванова». Но, как оказалось впоследствии, подводников, которые «принимали», просто не допускали близко к реактору, поэтому они получали меньшую дозу облучения.