Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Общество11 ноября 2014 18:21

«В Финляндии не модно быть хорошей мамой, модно быть феминисткой или лесбиянкой»

Доктор общественно-политических наук и финский правозащитник Йохан Бекман, рассказал, почему в Финляндии и Норвегии социальные службы так легко отбирают российских детей у родных родителей
Елена АФОНИНА
Есть известное дело Риммы Салонен. Это мама Антона Салонена, которого финский дипломат в багажнике финской дипломатической машины вывозил из России

Есть известное дело Риммы Салонен. Это мама Антона Салонена, которого финский дипломат в багажнике финской дипломатической машины вывозил из России

Фото: РИА Новости

Елена АФОНИНА, Платон СОЗОНТОВ

- Эту ситуацию я наблюдаю уже годами,- делится своим опытом Бекман. - Первые громкие случаи произошли в Финляндии в 2009 году, а до этого была информация о том, что многие русские семьи, родители и дети, страдают в Финляндии. Потом мы получили информацию о Норвегии.

Почему именно Финляндия и Норвегия? Потому что в этих странах живет очень много русских. Если мы смотрим на ситуацию в Швеции, там намного меньше русских.

Что касается ситуации с русскими, думаю, что они ни в чем не виноваты. Речь идет, в первую очередь, о русофобском преследовании родителей. Определенных родителей, которые попали в зону наблюдения социальных служб. Знаем десятки страшных случаев, когда русские матери в Финляндии попадали в крайне сложную ситуацию.

Есть известное дело Риммы Салонен. Это мама Антона Салонена, которого финский дипломат в багажнике финской дипломатической машины вывозил из России в Финляндию. Ребенка у матери похитили на территории России, а потом запретили ему говорить по-русски, молиться, креститься.

Из последних примеров дело Анастасии Завгородней в Финляндии. Анастасия - многодетная мама, у которой сначала изъяли троих детей, а потом, когда она родила ребенка, и в роддоме изъяли новорожденного. Обо всех этих и других случаях, а их очень много в Финляндии, правозащитники знают. Эти случаи крайне удивительны.

Потому что в любом случае русские мамы себя ведут абсолютно правильно, как хорошие мамы. У нас не модно быть хорошей мамой, у нас модно быть феминисткой, лесбиянкой. Ваши (российские. - Ред.) традиционные ценности являются угрозой для западных государств.

- В чем же эта угроза? Кому мешает крепкая семья и хорошая мама?

- Законодательство (в Финляндии и Норвегии. - Ред.) действует так, что для изъятия детей не нужно никаких причин, доказательств и объективных условий.

Например, у нас в Финляндии есть закон о защите детей. В нем написано, что основанием для изъятия детей от родителей является беспокойство у сотрудника социальных служб. Они действуют по принципу так называемого раннего вмешательства. Надо рано вмешиваться и изолировать ребенка от родителей. И поэтому это делается без решения суда, расследований и доказательств.

«Детские дома в Финляндии - это частные фирмы»

- Может быть, в происходящем замешаны деньги? Почему это выгодно властям Норвегии и Финляндии?

- Комитет ООН по правам детей ежегодно критикует Финляндию за то, что в стране системно нарушаются права детей. Но Финляндия, в частности МИД, на это никак не реагирует.

Что касается финансовой стороны этой проблемы, должен сказать, что, к сожалению, сфера ювенальной юстиции полностью приватизирована. Это означает, что детские дома являются частными фирмами, то есть это ОАО «Детский дом», это очень популярный вид бизнеса сегодня в Финляндии.

Нашим правозащитникам удалось выяснить, что в Финляндии действуют более 700 частных детских домов, а может быть, и больше. Годовой оборот ювенальной юстиции в Финляндии, частного детского бизнеса – доходит до 800-900 миллионов евро в год. Это фактически торговля детьми.

Как это действует? Есть представители социальных служб, являющиеся госслужащими и принимающие без суда и следствия решения об изъятии детей, и есть их друзья-коллеги и родственники, которые создают частные детские дома. Естественно, эти частные детские дома получают детей. За одного ребенка детский дом может в Финляндии получить в один день до нескольких сотен евро. Если в детском доме живут десять или двадцать детей , можно зарабатывать ежегодно очень много денег. Приемные семьи тоже популярный бизнес в Финляндии. Они живут за счет изъятых детей, которых передают им В семье может быть несколько детей. Каждый месяц можно получать по несколько тысяч евро, и до десяти тысяч за то, что в приемной семье живут трое изъятых детей.

«В Финляндии работники соцслужбы могут прийти к вам ночью»

- Известно, что по отношению к российским семьям, которые проживают в Финляндии и Норвегии, действуют двойные стандарты. Как обстоит дело, если брак смешанный?

- Известный случай в Турку в Финляндии, дело Роберта Рантала, шестилетнего россиянина, изъятого у родителя. Мама Инга, россиянка, отец – финн. Роберта изъяли на основе того, что учительница сказал, что мальчик якобы сказал ей, что мама его шлепнула. Но опять, и в этом случае, как и в деле Завгородней, дети очень плохо говорили по-фински. И поэтому здесь абсолютно никаких доказательств, что он действительно так сказал. Напомню,

никаких доказательств и не требуется. То, что шлепнула или вырвала зуб и так далее, это поводы и версии, которые используют социальные службы, чтобы найти основания для изъятия детей.

Они, кстати, могут в любой момент прийти домой и проверить условия жизни. Могут ночью прийти. Социальные службы имеют на это право без ордера. Можно им противостоять, сказать, что это издевательство, что они мешают вам жить. В таком случае они будут мстить. Они настроены на то, чтобы мстить за любое противодействие. Если родители хотят противостоять, протестовать, общаться с журналистами, социальные службы сразу начинают мстить за любую попытку противодействия. Они изолируют детей от родителей.

- Конституция в стране не действует? В Норвегии в конституции предусматривает, что каждая семья обладает правом тайны личной жизни. Есть конвенция по правам ребенка, где записано, что ребенок не может быть разлучен с папой и мамой, даже когда родители совершают преступление. До вынесения решения суда эти люди считаются невиновными. Это не актуально в демократических странах?

- Это хорошо, если мы друг друга так любим. Но, к сожалению, появилось очень много трагичных случаев. Что касается конституции или конвенции о правах ребенка, в Финляндии системно нарушают права детей. Наша страна регулярно нарушает конвенцию о правах детей. Это ежегодно фиксируется в рапорте комитета ООН по правам ребенка, который критикует Финляндию ежегодно за это, а она критику игнорирует.

Конституция не имеет значения, потому что у нас нет конституционного суда, никто не может проверять, является ли это нарушением конституции. У нас есть омбудсмены, можно обжаловать.

Мы обжаловали, когда Антону Салонену запретили разговаривать на русском языке, молиться и креститься. Тогда получили решение, где было написано, что запрет молиться является нарушением. Но там было написано, что всего лишь запрет молиться в адрес Риммы Салонен, то есть матери, когда мама и Антон Салонен встретились, тогда наши власти, охрана, которая присутствовала, запретили Антону разговаривать на русском языке, молиться и креститься.

И в данной ситуации мы обжаловали это решение. По поводу языка наши власти ответили, зачем Антон Салонен должен говорить по-русски, он же финский мальчик. Но ведь он гражданин Российской Федерации! Наши власти ответили, что у них нет такой информации, он гражданин Финляндии. Чтобы доказать его гражданство, мы получили загранпаспорт из посольства РФ в Хельсинки. Потом был невероятный агрессивный шум в финских СМИ, нас обвиняли в том, что мы планируем похитить Антона Салонена в Россию, мы получили для него фальшивый паспорт. И в итоге мальчика изолировали от матери.

Омбудсмен принял решение о том, что запретить маме молиться – это нарушение прав человека. А запретить сыну молиться – это не нарушение. Потому что сын является финским гражданином. Нет доказательств, что он православный. Мы опять показывали документы о крещении мальчика в православие. Опять ничего. Потратили на обжалование три года. И все это время мальчик был изолирован. Это нарушение европейской конвенции по правам человека. Каждый человек имеет право на семейную жизнь. Это нарушается постоянно. Фактически это война против семьи.

«Недавно звонила финская мама из Норвегии. У нее изъяли ребенка»

- Это относится только к российским или смешанным семьям? Или для финских, норвежских семей эта угроза тоже остается?

- Недавно мне звонила финская мама из Норвегии. Она уехала туда туристом с ребенком. И ребенка изъяли. Непонятно, на каких основаниях. Они (социальные службы - .Ред.) не должны сообщать о том, по каким причинам ребенка изымают из семьи.

- Как это происходит?

- Обычно делают хитро. Они изымают из садика, из школы, когда родители не могут реагировать. Но если ребенок дома, тогда они приедут с полицейскими. И насильно забирают детей. Они приезжают без ордера, они не обязаны объяснять причины. Детей можно изъять на основе крайне субъективных мнений неквалифицированных сотрудников социальных служб. У них очень низкий уровень образования. Судья – серьезный человек, юрист. Там высокий уровень образования требуется. А социальная работа – очень низкий уровень, там даже без образования люди работают.

Финны тоже попадают в ловушку ювенальной юстиции. Но у нас нет статистики, сколько случаев изъятия детей происходит в Финляндии ежегодно.

- Зная весь список этих историй, какие советы вы можете дать тем семьям, которые собираются отправиться на работу, на учебу в Норвегию, в Финляндию?

- Не уезжайте из России. Россия – огромная страна, тут много возможностей. Можно поехать учиться, работать. Но если русская женщина нашла для себя иностранного жениха, пусть живут в России. Начнет по-русски говорить без проблем через два месяца. Надо заранее об этом подумать. Я бы не рекомендовал уезжать из России после всего того, что увидел своими глазами: страдания матерей, детей, сломанные судьбы. Это очень страшно. Не уезжайте из России.