Политика30 ноября 2014 14:13

«Мы не беженцы, нас прогнали»

Наш спецкор встретился с жителями Донецкой и Луганской областей, для которых единственным домом сейчас стал профилакторий завода
Профилакторий Харцызского трубного завода стал единственным домом для 126 жителей Донецкой и Луганской областей

Профилакторий Харцызского трубного завода стал единственным домом для 126 жителей Донецкой и Луганской областей

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Профилакторий Харцызского трубного завода стал единственным домом для 126 жителей Донецкой и Луганской областей. Большинству из них просто некуда возвращаться: их хаты сгорели, разрушены или находятся в зоне боевых действий. Питаются – чем Бог и добрые люди пошлют. Без этой помощи им не выжить.

«ДЯДЬ СЕРЕЖ, МОЖНО ПЕЧЕНЬКУ?...»

- Чуня, назад! - комендант профилактория Татьяна Студенникова открывает свою комнату и отгоняет от двери собаку. – Вместе со мной из Иловайска приехала, такого насмотрелась, не бросишь же…

На полу лежат несколько кочанов капусты и морковка.

- Это сегодня принесли, - радуется женщина. - А еще бабушка приходила, отдала четыре килограмма чеснока, две банки малинового варенья. Кто-то еще сегодня мешок муки и мешок картошки притащил. С России иногда волонтеры приезжают, недавно шерстяные носки с Таганрога передали. Тяжело, но справляемся. Помогают люди, помогают...

Мы разговариваем, а в двери профилактория в это время заходит мужчина. Он сгружает груши («Очень вкусные, со своего сада!»), опять же картошку, свеклу…

- Да какая разница, как меня зовут, - отмахивается он от нашего вопроса и уезжает.

Добро в этих краях принято делать молча…

Большинству из них просто некуда возвращаться: их хаты сгорели, разрушены или находятся в зоне боевых действий

Большинству из них просто некуда возвращаться: их хаты сгорели, разрушены или находятся в зоне боевых действий

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В столовой тем временем ставят на плиты огромные кастрюли с водой. Сегодня в профилактории – почти что кулинарный праздник: на обед давали гороховый суп на курином бульоне и макароны по-флотски. На ужин будет перловка с остатками того фарша. Но такое бывает не каждый день.

- Иногда сладкое бывает, - говорит главный повар этой коммуны Сергей Бабурин. Дом его тоже разрушен. - Это детям, конечно, раздаем. Сердце кровью обливается, когда прибежит кто-нибудь из детей во внеобеденное время: «Дядь Сереж, можно печеньку?» Ну, вот дам я ему, другие обидятся, придется и им выдать. А потом на ужин не хватит сладенького…

Женщины тем временем вспоминают, как еще до холодов отряжали на прудик, что позади профилактория, небольшие отряды с удочками, и тогда на столе у всех была рыба. И тут же сетуют на то, что российская гуманитарка почему-то до них ни разу не дошла.

Вместе со взрослыми в профилактории проживают 27 детей, от мала до велика. Только у одной Елены Макаровой-Мармур их – пятеро.

Питаются – чем Бог и добрые люди пошлют

Питаются – чем Бог и добрые люди пошлют

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Мы из Первомайска, - улыбается молодая женщина. И уточняет: - Это за Песками. Нам повезло, если можно так сказать. Мы у мамы были, огород убирали, когда наш дом бомбить стали. У соседки четыре коровы убило. В нашем доме нет крыши, дома, можно сказать, нет…

- А муж?

- Он в Донецке, кормит беженцев.

- Нам бы с лекарствами помочь, - просит комендант Татьяна. – Противоспалительные, обезболивающие, противоаллергические, от давления… У нас три парализованных бабушки еще. Много чего надо: детское питание, масло, крупы, мыло, шампуни, лампочки, памперсы…

«ПЕСКИ КАК ПРИПЯТЬ ВЫГЛЯДЯТ»

В профилактории вообще удивительная атмосфера любви и взаимопонимания. Люди, пережившие ад, не обращают внимание на бытовые мелочи, стараясь во всем помочь друг другу. По очереди дежурят в столовой, убирают на этажах…

- Война нас всех сплотила

Ушли обиды старых лет.

Хочу, чтоб дети с мамой жили,

И улыбался старый дед.

Наш спецкор встретился с жителями Донецкой и Луганской областей, для которых единственным домом стал профилакторий завода

Наш спецкор встретился с жителями Донецкой и Луганской областей, для которых единственным домом стал профилакторий завода

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Наталья Тюркеджи из Песок сочинила этот стих здесь, в профилактории.

- Наши Пески сейчас как Припять выглядят, - с тоской вспоминает она. – Мы до 1991 года в 50 км от Припяти жили, потом переехали в Пески. А потом нас прогнали. Да, так и напишите: мы не беженцы, нас прогнали.

Картинки присутствия «освободителей-украинцев» в их поселениях отпечатались в памяти каждого.

- Меня дома не было, когда приехали эти… то ли батальон «Донбасс», то ли «Азов»… - морщится повар Сергей. Сам он из Малоорловки Шахтерского района Донецкой области. - Все украли, золото забрали, даже две пачки сигарет. Потом, уже после грабежа, БТР подогнали и дом расстреляли, из автоматов все крошили в доме, все прострелено там. Люди спрашивали их: зачем? Ответили: мол, была информация, что там террористы засели… Бред просто…

- Нормальные люди себя так не ведут, - говорит кто-то из мужчин. - У нас под Иловайском один такой с крупнокалиберным пулеметом по забору кирпичному бил и бил, пока его свои не увели. А он орет: «Террористы там лезут и лезут, всех добью!..» То ли крыша поехала, то ли под наркотой парень был… Там вообще много таких, в этих «батальонах»…

Вместе со взрослыми в профилактории проживают 27 детей, от мала до велика

Вместе со взрослыми в профилактории проживают 27 детей, от мала до велика

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Заходим в комнату, где живет 91-летняя Александра Антоновна Яровая. Она из поселка Чернухино Луганской области. Как и все старики в ДНР, бабушка живет без положенной ей пенсии.

- Пенсию ей дадут, если мы ее обратно в Чернухино (оно сейчас под украинскими властями) перевезем, но там стреляют, и так полтора месяца в подвале просидели, - плачет ее дочь Любовь. – Мама не поймет, что делается. Она девчонкой фашистов застала, но, говорит, такого, как сейчас, не было, немцы так не обижали, как эти «освободители»…

… А в игровой комнате тем временем вовсю кипит работа: почуяв близость Нового года, дети, вооружившись ножницами, вырезают из бумаги снежинки. Встречать праздник они, скорее всего, будут здесь.

- А елка будет? А Дед Мороз? – интересуется девочка лет шести.

- Конечно! – гладят ее по головке взрослые.

Та расплывается в улыбке и куда-то убегает.

- О чем Деда Мороза попросишь? – спрашиваю 10-летнего Данилу из Дебальцево.

Тот серьезен не по годам:

- Чтобы домой скорее вернуться, с друзьями встретиться. И чтоб там войны не было…

Дедушка Мороз, ты слышал?..

Люди, пережившие ад, не обращают внимание на бытовые мелочи

Люди, пережившие ад, не обращают внимание на бытовые мелочи

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ЕЩЕ РЕПОРТАЖИ АВТОРА

Иностранцы, приехавшие помогать Донбассу: «Здесь четко видно, где проходит линия между добром и злом»

«Комсомолка» уже не раз писала о сражающихся на стороне ополчения сербах, испанцах, французах, немцах, словаках… А недавно в Донецк прибыли еще двое граждан из Евросоюза - 36-летний испанец Полисе Мартинес Джозеп Ориаль из Барселоны и 44-летний итальянец Луиджи Фрау из Сардинии. Зачем они решили поменять уютные европейские квартиры на жизнь под обстрелами? (читайте далее)

Освобожденный из украинского плена житель Донецка: «Говорили, что убьют, и свалят на ополченцев»

- Мы жили в Киеве на съемной квартире, - вспоминает Александр, похоже, пока еще не до конца веря в то, что он уже не в подвалах карателей. – Одна работа тогда закончилась. Пытался найти новую, но когда работодатели видят, что ты из Донецка, на работу не берут. И мы решили поехать домой. 15 ноября у нас поезд был, мы вышли из поезда 16-го. За полтора часа до остановки поезда позвонил тесть, сказал, что встречать приедет Сергей, родственник…(читайте далее)

Профилакторий Харцызского завода стал домом для 126 жителей ДНР и ЛНР
Большинству из них просто некуда возвращаться: их хаты сгорели, разрушены или находятся в зоне боевых действий. Питаются – чем Бог и добрые люди пошлют. Без этой помощи им не выжить.