Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Звезды7 февраля 2015 15:23

Однажды укушенные

В параллельных секциях Берлинского фестиваля показали российские фильмы "Пионеры-герои" и «14+», посвященные светлому миру детства
Кадр из картины "Пионеры-герои"

Кадр из картины "Пионеры-герои"

Показанный в «Панораме» фильм Натальи Кудряшовой "Пионеры-герои" - попытка использования кино в качестве средства психоанализа с целью разобраться с тревожащей автора немощностью последнего поколения советских детей. Режиссер, выступающий в редкой функции психоаналитика, как и положено, заглядывает в раннее детство своих пациентов (нисколько не отделяя себя от них, иначе бы не играла одну из главных ролей) и объясняет свою и их трагическую неспособность к чему-то стоящему и настоящему психологическими и сексуальными комплексами, счастливо приобретенными на излете совка. Дети конца 1980-х, эпохи "прожектора перестройки" и борьбы с самогоноварением, по мысли автора, были настолько отравлены советской идеологией, что это отравление самым негативным образом сказалось потом на неврозах их взрослой жизни.

Вот, например, героиня Кудряшовой рассказывает психотерапевту о первом оргазме, случившейся с нею в 4 года во время игрищ в партизаны, когда «свои» освободили ее из фашистского плена. С таким сильным переживанием, понятное дело, мало что может сравниться. Укушенные зловредной идеологией последние октябрята и пионеры мечтали совершить подвиг по примеру юных героев революционного или военного времени, изобрести лекарство против смерти и вырастить чудодейственную плесень или на худой конец на манер Павлика Морозова заложить своих родственников, но вот выросли и - ах! - оказались не способны не только к подвигу, но даже к обычной человеческой коммуникации. Их гложет апатия, жизнь тратится на бездушное зарабатывание денег, и испытать они не в силах вообще ничего - разве что панические атаки в метро, спуститься в которое в час пик само по себе уже подвиг.

Портрет поколения не задался не только по причине схематизма драматургической конструкции и психологического рисунка персонажей - прежде всего выросших. Я воспринимаю показанное прежде всего как личный опыт тонко чувствующей постановщицы и ее затея "типизировать" на его основе меня абсолютно не убеждает. У меня, например, опыт совершенно другой. Дышавшая на ладан советская идеология была настолько самопародийной и выдохшейся, что не очень понятно как она могла вдохновлять малолетних. Меня, например, нисколько не вдохновляли ни пионеры-герои, ни их славные подвиги (концепция подвига вообще слабо вписывалась в мое понимание жизни, испорченное зачатками здорового индивидуализма). В пионеры я поступал из-под палки, «общественной работой» не занимался, унылые советские идеологемы не воспринимал и даже в Артек или Орленок ехать категорически отказался. Я бы в жизни не вспомнил имена Валя Котик и Зина Портная, если бы мне ни напомнили о них в кино. Стоит ли благодарить за это напоминание режиссера, я не знаю. Сама по себе зацикленность нашей культуры на прошлом вызывает большое недоумение. Да, советские травмы не лечатся никаким психоанализом и, как показывает практика, вообще ничем не лечатся — особенно если не хочешь излечиться.

Как и Наталья Кудряшова, режиссер фильма "14+" (он не мог не попасть в конкурс Generation 14+) Андрей Зайцев хорошо работает с детьми, хорошо придумывает диалоги - не прибегая к мату, но используя все разнообразие великого и могучего, и демонстрирует явный вкус к съемке архитектурных объектов. В его случае это типовые многоэтажки спальных районов, где живут «типовые» семьи и разворачиваются типовые коллизии. Зайцев не городит никаких огородов, не теоретизирует на пустом месте, а рассказывает очередную историю первой любви во времена соцсетей, якобы облегчивших и упростивших человеческие контакты. Детей играют взаправдашние дети, найденные режиссером в том же «Вконтакте», а не дипломированные выпускники театральных институтов, что придает не отличающемуся особой оригинальностью сценарию (не считая нескольких мелочей, со времен Ромео и Джульетты мало что изменилось) искомую аутентичность. Зайцев снимает именно детский фильм, а не кино для взрослых с участием подростков, как это делают Ларри Кларк и Гай Германика, и оценивать его надо именно таким образом. Любителям хардкора здесь ловить нечего, зато реальных 14-летних ждут откровения, причем вне зависимости от места прописки.