Политика31 марта 2015 1:00

Мода на мову: появилась и быстро схлынула

Путешествие по исчезающей стране. Часть 8
Харьков, 9 марта. Знатоки и ценители украинской литературы из карательного батальона «Азов» отмечают очередной день рождения Тараса Шевченко.

Харьков, 9 марта. Знатоки и ценители украинской литературы из карательного батальона «Азов» отмечают очередной день рождения Тараса Шевченко.

Фото: REUTERS

Продолжение. Начало читайте в номерах за 23, 24, 25, 26, 27, 28 и 30 марта с. г.

Автор, проникнув на территорию незалежной Украины и побывав в Киеве и Одессе, рассказал в преды­дущих заметках о самостийной экономике, самопальной истории и очень независимом и качественном украинском ТВ. В общем, обо всех тех идеальных образцах, что появились после майдана и фактического разрыва отношений с Россией.

Хоть турок джемаль, только б не москаль

Совсем затосковав после просмотра украинского ТВ, в один из киевских вечеров решил сходить в кино. В зрелищное заведение по соседству с характерным названием «Дружба». Эх, забыл старый советский анекдот: «Есть отличные фильмы. Есть очень хорошие фильмы. Просто хорошие. Средние и плохие. Индийские. И есть кинофильмы студии имени Довженко». В самом деле, как и в любой революционной ситуации, для местных широких масс важнейшим из искусств, по меткому выражению классика, является кино и цирк. Про украинский цирк рассказывать нет смысла - и так все понятно.

Среди голливудского ширпотреба выбрал для просмотра турецко-украинскую мелодраму «Люби меня» (режиссер и сценарист с украинской стороны Марина Горбач) - с фабулой, очень близкой каждому тонко чувствующему нынешний политический момент патриоту свидомой неньки.

Сюжет, если схематично, такой: турецкий турист Джемаль прилетел в Киев развлечься перед собственной свадьбой. Родители выбрали ему невесту, а он ее даже никогда не видел. В Киеве гарный турецкий хлопчик встретил девушку Сашу, гарну украинську дивчину. Да вот беда: Саша пребывает в любовных отношениях с женатым мужчиной из Москвы. Вот же гад кацапский, а! И не женится, и бросить никак не может! Саша тут же переключается на Джемаля. Чтобы быстренько забеременеть, навсегда расстаться с нынешним российским любовником и уехать в Европу.

Каково, а? Очень актуальная любовная драма: Украина ведь, как и Турция, рвется в Европу и ради этого готова забеременеть хоть от черта лысого, лишь бы он не был москалем. Да только ни Украину, ни Турцию в Европу не пускают. Турки это уже поняли и обратили свои чувства на более надежного и щедрого партнера на Востоке. Как говорится, своя ночная рубашка ближе к телу. А украинская дивчина пока в поиске. Вот когда залетит невесть от кого, тогда и можно будет кричать еще сильнее: «Пустите меня в Европу, я в интересном и тяжелом положении!»

Нет, очень своевременное и правильное кино!

Кобзарь и великоукраинская пыхатость

Но, конечно же, не одним только синематографом сильна настоящая национальная культура. В ней должно быть еще что-то. Значимое. Великое. Чтоб как гетманской булавой по мозгам...

И такое великое есть. Это Тарас Шевченко - солнце украинской поэзии и украинское «всё».

В полуторамиллионном Харькове, где мало кто розмовляет, лично убедился в том, какова созидательная сила национальной литературы и искусства.

9 марта, в день очередной годовщины Тараса свет-Григорьича, следую себе неторопливо по центральной Сумской улице и прямо у монумента кобзарю, где он в раскрашенной в цвета национального флага свитке - это патриоты постарались, - наталкиваюсь на живописную группу ценителей изящной словесности. Прямо у ног памятника собрались настоящие знатоки украинской поэзии - несколько десятков активистов «Правого сектора» (эта организация официально запрещена в России согласно решению Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014 г.) со своими красно-черными прапорами и бойцов батальона «Азов», опять же со своими фирменными флагами - теми, на которых руническая свастика. И примерно так 700 милиционеров. Чтобы порядок в библиотеке был. Громко читают в микрофон «Заповит». А еще клеймят кляту российскую империю, которая тако лишенько учинила вольному спиваку украинськой мовы. Ух, злочинны кацапы!

Ну просто литературный праздник какой-то!

Интересно, почему это в ежегодный Пушкинский день - 6 июня на площадях российских городов не собираются толпы в косоворотках и лаптях, а женщины - непременно в сарафанах и понёвах и не начинают дружно полоскать эту гадскую Францию - petite salope! - которая специально послала в Россию Дантеса, дабы убить солнце русской поэзии и теперь уже наше всё. Может, нам, в отличие от укропатриотов, настоящей европейской культуры не хватает?

Разговариваю с известным на Украине человеком (больше ничего о нем сказать не могу, потому что обещал никак его не светить):

- Послушай, ну о какой великой национальной культуре твердят ваши новые лидеры? Нет, песни национальные, конечно, красивы. Но Гоголя же вы не считаете украинским писателем, как и Булгакова, Олешу или Бабеля. В самом деле, нельзя же в великие писатели зачислить Лесю Украинку или Ивана Франка...

- Именно поэтому наши националисты и носятся с Шевченко как с писаной торбой. Хотя если уж совсем по правде, то Тарас Григорьевич в их представления об украинстве и русофобстве совсем не вписывается. Ведь врут же половину!

Кадр из фильма «Люби меня»: гарна украинська дивчина и щирый турецкий хлопчик  обсуждают перспективы вступления в ЕС. Фото: Кадр из фильма

Кадр из фильма «Люби меня»: гарна украинська дивчина и щирый турецкий хлопчик обсуждают перспективы вступления в ЕС. Фото: Кадр из фильма

- Может, это такой комплекс национальной ущербности?

- Зато пыхатости сколько!

Вот именно - пыхатости. Это емкое словечко означает громкое, ничем не оправданное выпячивание себя, подчеркивание своей исключительности. Ну как же, мы великие украинцы - истинные эуропейцы, а вот вы - москали, азиаты, угра необразованная и вообще ватники!

Клейми врага на кацапском языке

- А националистов не смущает, что большинство страны, особенно на востоке, говорит на русском, даже те, кто Россию ненавидит громче всех?

- Тоже парадокс. Сразу после майдана в почти сплошь русскоязычных Одессе и Харькове появилась такая мода - на мове общаться, но говорят-то коряво, да и многие с недоумением на них поглядывают. Так что мода очень быстро схлынула, и опять все перешли на язык заклятого врага. Теперь даже теоретическую базу подвели: мол, это наша особая исключительность - многоязычие, толерантность и ненависть к москалям, которые вовсе и не славяне!

В следующем письме речь пойдет о том, как на Украине живется тем, кто не принял новый майданный порядок.