Политика3 апреля 2015 1:00

Скорей домой! Маненько ты притомила, ненька!

Путешествие по исчезающей стране. Часть 11

Начало читайте в номерах за 23, 24, 25, 26, 27, 28, 30, 31 марта, 1 и 2 апреля с. г.

В предыдущих публикациях автор, проехав от Одессы до Киева и Харькова и встретившись со многими людьми, пришел к выводу: единого украинского государства не существует, во многом это страна-имитация, что еще страшней для тех, кто там живет и кто имеет с ней дело.

Cтрана, которой больше нет

Уж если не повезет так не повезет! Поскольку в вагоне поезда Харьков - Москва я оказался единственным гражданином России мужского пола, то и внимание моей персоне прикордонная стража уделила особое. Минут на пятьдесят, не меньше. Капитан-прикордонник в годах и потертом мундире обнюхал меня, как бывалый пограничный пес, сделал стойку и просветил во всех ракурсах.

- Наркотики, оружие, запрещенные к перевозке предметы и материалы есть?

- Нет.

- Материалы сепаратистского содержания?

- Не имею.

- А это что - «Комсомольская правда»?

- Так это же харьковский выпуск!

- А-а-а... Раскройте сумку! А что это у вас - сало? А оно не взрывается?

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

На этом шуточки закончились. Начался натуральный тщательнейший шмон. Служивый просмотрел телефонную книгу телефона, запнувшись на мгновение на записях «Алексей-ремонт» и «Мирослава-массаж», - не закодированные ли это клички диверсантов? И надолго завис над строчкой «Альфа», так что пришлось объяснить, что это не спецподразделение ФСБ, а всего лишь банк. Потом прослушал все записи на диктофоне и малость очумел, когда услышал отчет на мове официального спикера АТО Андрея Лысенко, который и записал-то я с телеэкрана, дабы проверить аппарат и просто для хохмы:

- Это вы зачем?

- Хочу, чтобы в России знали правду!

- Это вы издеваетесь так? Включите ноутбук! Нет ли у вас файлов, составляющих военную и государственную тайну Украины?

Я едва сдержался, чтобы не сказать: «Какую? Про ваши ржавые танки и разукомплектованные бэтээры?» Хорошо, что сдержался...

Минут тридцать в поисках украденных мной госсекретов пограничник просматривал все фото и видео, включая запись катания на слонах в Лаосе, ролик из Рима и Ватикана и заснеженные виды Хабаровска. Прочитал несколько текстов с моей наив­ной рифмованной лирикой о капризах погоды в родной московской Строгинской пойме. Если бы не надвигающийся срок отправления, боюсь, притащил бы роутер для вай-фая и залез бы в мои социальные сети...

Потом меня еще по очереди обнюхали две собаки, как понимаю, по специализации - одна - на предмет провоза мной взрывчатки, а другая - наркотиков.

«Меняю гривны на рубли»

Ну я рад, что хоть так расцветил унылые трудовые будни украинских погранцов. А вот в мои каракули на бумажках прикордонник не заглянул. Оплошал. Хотя именно там, от руки, я и записал все свои впечатления о том искрометном идиотизме, которым пронизана вся современная украинская жизнь.

Одного понять не могу: что же они там себе о нас вообразили, если устраивают этот демонстративный и бессмысленный кошмар на границе? Да будь я «сепаром», «террористом» и «колорадом», неужто повез бы оружие, взрывчатку, амуницию и запрещенную литературу в обычном вагоне пассажирского поезда? Опять имитация? На этот раз - строгости и бдительности.

Что-то сильно устал я от этой свободной страны... От незалежного Харькова до нашенского Белгорода на поезде всего 40 минут. Все это время мимо купе по вагону шныряли украинские коробейники. Магнитики на холодильник. Симки российских мобильных операторов, пополнение счета. Меняю гривны на рубли... И ведь никаких погранпроверок и таможенных досмотров! Похоже, главный местный украинский погранец их сам крышует.

И вот я - в России. У-ф-ф! Видели бы вы мое лицо, когда я смотрел на нашу девушку-пограничницу, которая ставила штамп в паспорт! Она, видимо, тоже что-то почувствовала и разулыбалась в ответ...

Вместо послесловия

Не удивлюсь, если по итогам этой поездки меня запишут в страшные враги независимой Украины и внесут в очередные невъездные списки. Да и пусть! Честно говоря, делать нам в незалежной больше нечего, если, конечно, ты не мазохист-любитель тоски и разрухи.

А отдыхать я лучше буду в Крыму. Там дом. И там нас ждут...

Отклики читателей

«Держит на плаву отчаянная вера, что война когда-нибудь кончится»

На сайте kp.ru путевые заметки Сергея Пономарева «Путешествие по исчезающей стране» вызвали оживленную дискуссию читателей. Всего уже поступило свыше 2200 откликов. Вот самые характерные...

Юрий, г. Маркс, Саратовская область:

Складывается впечатление, что судьбу незалежной будут решать кто угодно: Евросоюз, американцы, русские - кто угодно, только не сами украинцы и их бестолковая власть…

Украинка:

Автор получил задание написать эту глупость, оставьте Украину в покое, насильно мил не будешь. Отпустите нас, у вас своих проблем куча. Вот только не нужно врать, что у нас везде разруха, что за год все развалилось. Живу в Киеве и не вижу большой разницы с тем, что было год назад.

Гость № 1084:

Была в Киеве в декабре, раньше также мы всей семьей любили бывать в этом прекрасном городе, ехали просто так, погулять. В этот раз я его просто не узнала, весь центр - кладбище, да и люди совсем неприветливые. Мы попали как раз на годовщину революции, большинство народа было в камуфляжной форме с рюкзаками за спиной, потом был марш «Обороны майдана» с известными кричалками, вокруг были восторг и единение. Мне было как-то не по себе, немного страшно. Киев не узнать…

Гость № 6153:

Всякие пономаревы обманом проникают в страну, чтобы потом поливать ее грязью...

Ответ Сергея Пономарева, автора:

- Ну обманом… Ну проник… А как по-другому, ежели все российские журналисты априори записаны на неньке во враги?

Питерская квакушка:

Об исключительно украинском и исключительно этническом голодоморе. А где не было голода в эти годы? Псковская область, вернее, ее часть (бывшая Великолукская или Калининская область), - четыре часа езды от Москвы. Голод был такой, что моя бабушка и дядя опухли. До сих пор мама и ее родные с ужасом вспоминают это время. Но никто не кричит о геноциде и не истерит. Можно подумать, что, кроме украинцев, в те годы никто не голодал.

Украинец:

Моя мать, которой 80 лет, активно ходила на майдан - против Януковича. А теперь, напуганная, сидит дома и боится выходить - за хлебом и быстро домой. Потому что страшно жить. Добегалась, глупая, на майдан.

Ответ от Читателя:

А моя мать никуда не ходила, но сидела два месяца в хилом погребе, пережидая освободительные обстрелы из «Града», с трудом добывала несъедобный хлеб, ужасалась полному отсутствию продуктов и лекарств, а пенсию не получает уже год скоро. Сейчас у нее есть и продукты, и деньги, но полно подружек, у которых нет НИЧЕГО в таком возрасте, Украину она ненавидит, хотя родом со Львовщины. На свой референдум ходили с дедом, стояли целый день, замерзли жутко, но успели проголосовать и были собой жутко горды.

Аналитический отдел ЦРУ/КГБ:

О жалости к украинцам. Господа, вы сильно озаботились жизнью гондурасцев, жителей Сомали или Зимбабве? А ведь они страдают. Правильно. Нисколько. Пусть сами живут, как хотят. Так и тут. В свое время 45 миллионов человек объявили себя украинцами. Выдвинули девиз «Украина - не Россия». Торжественно принесли клятву на верность этому девизу с ритуальными плясками «Кто не скачет - тот москаль». Они прекрасно осознавали, что делают. Теперь это чужие люди, как и гондурасцы. С какой стати их жалеть?

Ответ от читателя Юля:

В Гондурасе, Сомали и Зимбабве у меня нет родственников, а на Украине есть. Больше месяца дозвониться не можем до двоюродного брата и, конечно, переживаем. Алешка с детства лупил одного местного мелкого пакостника, а теперь пакостник этот стал небольшим начальничком в «Правом секторе» (экстремистская националистическая организация, запрещенная в России).

Гость № 2638:

На Украине не хватает только башен с оболванивающим излучением, как в «Обитаемом острове» Стругацких. Но укропатриоты успешно работают в этом направлении.