Общество

Сталин ездил на фронт в обычном пассажирском вагоне

Об этом в интервью "Комсомолке" рассказал Валентин Жиляев, научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны России
Иосиф Виссарионович побывал на Западном и Калининском фронтах

Иосиф Виссарионович побывал на Западном и Калининском фронтах

За время Великой Отечественной войны охраняемые лица, а это 25 высших политических и военных руководителей Советского Союза, выезжали на фронт 165 раз. Все поездки прошли удачно, в том числе и выезд на фронт Сталина летом 1943 года. Правда, западные, да, к сожалению, и некоторые наши историки, говорят о том, что такого факта не было. Мол, проехал Иосиф Виссарионович 50 километров по Минскому шоссе и испугался: велел развернуть машину. Этот миф в интервью «Комсомолке» развеял Валентин Жиляев, научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны России.

– Валентин Иванович, о поездке Сталина на фронт ходят легенды: ездил – не ездил, и документальных подтверждений, вроде как, нет...

– Почему же, документальные подтверждения есть. В книге посетителей кабинета Сталина в Кремле зафиксирован перерыв в приеме. 1 августа 1943 г. после 22.30 Верховный главнокомандующий покинул кабинет и появился в нем только 5 августа в 21.55. Где же он был эти четыре дня? Сегодня можно утверждать – на фронте. Иосиф Виссарионович побывал на Западном и Калининском фронтах и встретился с их командующими.

– Как обеспечивалась охрана Сталина?

– О поездке знало всего несколько человек: Лаврентий Берия, который сопровождал в ней Сталина, его заместитель Иван Серов, начальник охраны Сталина Николай Власик и еще четыре его подчиненных. Один из них – Сергей Кузьмичев – оставил личные воспоминания, которые подтверждают факт поездки. Федеральной службе охраны их передала его внучка, и ранее они нигде не публиковались.

– О чем же пишет очевидец поездки?

– Власика на фронт решили не брать. Начальника охраны Сталина все знали. Где Власик – там Сталин, они всегда были вместе. Его оставили в Москве, чтобы все полагали: мол, и Сталин где-то поблизости. То есть слухов, о том, что Иосифа Виссарионовича нет в столице, не возникало. Кстати, Власик отвечал не только за охрану Сталина, он был его фотолетописцем, а так как на фронт не поехал – не появилось и фотодокументов.

– Были ли во время поездки какие-то происшествия?

– Ночью Сталин и сопровождающие его лица сели на поезд в районе станции Кунцево. Состав особо не маскировали – четыре обычных пассажирских вагона и две бронеплощадки с зенитными установками. В момент отправления один из сотрудников охраны стоял на подножке основного вагона. И вдруг туда вскочил неизвестный, сотрудник охраны пытался его вытолкнуть, все всполошились, в тамбуре завязалась борьба…

Валентин Жиляев, научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны России

Валентин Жиляев, научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны России

Фото: Иван ВИСЛОВ

Тайный «террорист» оказался членом поездной бригады. Дело в том, что поездка готовилась скоротечно: сотрудники личной охраны практически не знали железнодорожников, обслуживавших рейс.

Больше происшествий не было. Сталин сначала приехал в Гжатск (там он встречался с командующим Западным фронтом В. Д. Соколовским), а потом – в Ржев (где разговаривал с командующим Калининским фронтом А. И. Еременко).

Дом в деревне Хорошево, где 4-5 августа останавливался Сталин

Дом в деревне Хорошево, где 4-5 августа останавливался Сталин

– 5 августа, в деревне Хорошево на Калининском фронте, Сталин подписал исторический приказ о первом салюте в честь освобождения Курска и Орла. Он распорядился и дальше так отмечать победы Красной армии. А сам главнокомандующий как-то отметил наш прорыв?

– Отметил не столько Сталин, сколько сотрудники его охраны. На радостях Верховный, по воспоминаниям Кузьмичева, передал им несколько бутылок водки и закуску. Стояла страшная жара, и большинство офицеров личной охраны разморило – так в огороде среди капусты и легли. Но вечером 5 августа все благополучно вернулись на Ржевский (ныне Рижский. - Ред.) вокзал столицы.

Репродукция с картины неизвестного художника, где запечатлен приезд Сталина в Ржев. На берегу: И. В. Сталин, А. И. Еременко, Л. П. Берия

Репродукция с картины неизвестного художника, где запечатлен приезд Сталина в Ржев. На берегу: И. В. Сталин, А. И. Еременко, Л. П. Берия

– Зачем надо было отправляться на передовую, ведь командующие фронтов могли приехать к Сталину сами? Была ли реальная угроза жизни лидера страны?

– Полагаю, что главная цель поездки была внешнеполитической. По возвращению Сталин написал Черчиллю и Рузвельту о том, что недавно вернулся с фронта и, мол, вообще часто выезжает в войска, поэтому лишен возможности отлучиться из Москвы даже на неделю для встречи с союзниками. Сталин, как известно, не хотел ехать на встречу «большой тройки» никуда дальше Тегерана, вот и обосновал это им таким образом.

Ну а что касается угрозы жизни – все могло быть. Жуков, например, получил контузию, когда находился в районе танкового сражения под Прохоровкой. Сталин был в 15-20 км от линии фронта. Это расстояние легко простреливалось дальнобойной артиллерией, не исключался и авиационный налет противника.

Табличка в доме

Табличка в доме

Главное было - избежать утечки информации о приезде в этот район Верховного главнокомандующего. В одном из домов деревни Хорошево, где он остановился, за несколько часов до приезда установили закрытую систему телефонной связи, которая использует высокие частоты. По ней можно было разговаривать, не опасаясь, что тебя подслушает враг.