Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
Звезды5 мая 2015 9:53

Ушла великая Кармен

Наш колумнист вспоминает выдающуюся балерину Майю Плисецкую
Наш колумнист вспоминает выдающуюся балерину Майю Плисецкую

Наш колумнист вспоминает выдающуюся балерину Майю Плисецкую

Фото: РИА Новости

Умерла Майя Плисецкая. Невосполнимая утрата – эти слова не ритуальны, они наполнены действительно общей скорбью всей страны.

Она умерла в Германии от сердечного приступа. Ей в ноябре исполнилось бы девяносто. Великая, невероятная балерина, чудо природы и таланта, она танцевала на сцене в пятьдесят и в шестьдесят, и даже в 75.

Я никогда не видела Майю Плисецкую во плоти, на сцене. Однажды родители, буквально содрав меня с соседского гаража и переодев прямо на улице, потащили «на великую Плисецкую», (они чудом раздобыли билеты на «Конька-Горбунка» за два часа до спектакля!), но нам не очень повезло, это был второй состав, и вместо Плисецкой там танцевала миниатюрная балерина из Башкирии. Может, и прекрасная, но - не Плисецкая.

Но я все равно гордилась. Меня учили гордиться русскими космонавтами и русской балериной Майей Плисецкой. А еще я обожала слушать «Кармен-сюиту», и мама мне объяснила, что эту музыку композитор Щедрин написал специально для НЕЕ. На обороте того же винила нарастающие волны равелевского «Болеро» доводили меня до ручки, я стеснялась этого, и я была уверена, что это, конечно, тоже ЕЕ музыка, ошибаясь только в формальности и угадывая саму суть - Плисецкая говорила полушутя, что была в прошлой жизни испанкой. И уже потом я увидела по телевизору, КАК она танцевала и Кармен, и Болеро, и Китри из «Дон Кихота». Все ее испанские образы так и остались недосягаемым эталоном - ее Кармен стремятся копировать, но дотянуться до нее? Нет, невозможно. И она это знала.

Она всегда была такой красивой! Похожей на врубелевского мятежного Демона. А когда она танцевала «Лебедя», я почему-то была уверена, что это непременно под скрипку Страдивари – а как же иначе, лучшая в мире балерина могла танцевать только под лучшую в мире скрипку. В общем, как-то так получалось, что все самые волшебные и волнующие вещи я «примеряла» на Майю Плисецкую. Думаю, ее магию чувствовали все. Ее гениальные выразительные руки в «Лебедином озере» сравнивали с переливающимися волнами и изгибами крыльев. Да что крылья. Она одними руками могла станцевать что угодно. Придирчивые парижские критики писали, что она делает это «не по-человечески».

Плисецкая считала, что ее талант – это три элемента: «танцевальность, музыкальность и артистизм». Думается, четвертым, божественным, была она сама.Майя Плисецкая как-то сказала, что она ленивый человек, не любит работать, а танцевать училась сразу на спектаклях. Было ли в этом лукавство? Возможно, но это лукавство, которое мы принимаем от гения. Ведь то, что она делала, для большинства показалось бы каторгой. За ее легкостью и естественностью – регулярный труд. Ежедневный. «Всю жизнь я каждый день исправно хожу в класс, хочу или не хочу – неважно». Посей характер – пожнешь судьбу. Плисецкая была легендой, неподвластной ничему - ни возрасту, ни пошлости, ни тлену или скуке. На вопрос «быть или не быть, существовать или не существовать, она всегда знала самый трудный, но единственный для нее ответ. Больше, чем балерина, как поэт в России больше, чем поэт. Трагически больше.

Последнюю часть своей жизни Плисецкая вместе с мужем Родионом Щедриным и ради него жила в Мюнхене, но «где ваш дом?» - спрашивали ее, «дом – дома, в Москве», - отвечала. А на вопрос о лучшей сцене ее жизни отвечала «Большой. И только Большой». Разве могла она по-другому ответить? Кто другой – да, она – нет. А ведь было все – запрещали ее балеты (Григорович - «Болеро», Фурцева - «Кармен»), писали доносы, ставили микрофоны, не выпускали за границу. В первый раз ее выпустил Хрущев, в Америку. А когда она вернулась, от радости и в благодарность дал звание Народной артистки СССР. Почему она не уехала совсем? Ей, Майе Плисецкой, было «совестно перед людьми». Понимаете? Она давала слово и возвращалась. Несмотря на врожденное бунтарство (а может, и благодаря ему), несмотря на то, что отца, крупного хозяйственника, расстреляли, когда ей было 11, а мать-актрису угнали в лагерь для жен изменников. Майю удочерила ее тетя, солистка Большого Суламифь Мессерер – тем и спасла. Единственный раз она поставила свою подпись в обращении к власти – в 66-м, в письме Брежневу против реабилитации Сталина.

«Вранье я чувствовала всегда, с детства, начиная с лозунгов на пионерской линейке», - говорила Плисецкая, и четко опознавала людей – хороших и плохих. Фатально полагала, что человек рождается готовым. И поэтому считала воспитание великой вещью. По большому счету, уйти чуть лучше, чем пришел, это и есть задача и труд всей нашей жизни. Редко, кстати, у кого получается.

Майя Плисецкая была счастливым человеком – в том огромном смысле, в котором понимала счастье сама Плисецкая. Она жила в этом мире целых 90 лет – и знаете, в этом есть много радости и большая надежда для всех нас.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родион Щедрин: Майя ушла с улыбкой на лице

Второй день рвет сердце: мы дружили 20 лет. А каково Родиону Константиновичу - они с Майей Михайловной вместе прожили 57 лет! И стали просто единым целым. Вчера дозвониться до Родиона Щедрина, чтобы поддержать и выразить сочувствие - свое личное и тысяч россиян - не получилось. А сегодня он поднял трубку сам и нашел в себе силы немного поговорить. Я просто привожу его рассказ.

«Ничего не предвещало страшной беды. В апреле мы были в России. Сначала в Петербурге, в Мариинке, на моем премьерном «Левше». Майя даже на банкете вместе со всеми сидела до 5 утра, была веселой. Все говорила, как бы дотянуть этот год - до юбилея (подробности)

СМОТРИТЕ ФОТОПЕРЕПОРТАЖ

"Неизвестные фотографии Майи Плисецкой"