Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
Экономика28 апреля 2015 22:00

На рынке обогащенного урана Россия не уступает никому

Чтобы конкурировать на рынке, нужно снижать издержки. Именно поэтому вводятся в эксплуатацию центрифуги 9-го поколения
В цехе обогащения урана уровень радиации не превышает природного фона.

В цехе обогащения урана уровень радиации не превышает природного фона.

Фото: Михаил ГОНЧАРОВ

От курорта - к почтовому ящику

Закрытый город Новоуральск стоит на берегу Верх-Нейвинского пруда. Огромный водоем, созданный в XVIII веке по распоряжению промышленника Прокопия Демидова, окружают живописные предгорья Урала. Природа создала здесь все условия для отдыха: вечнозеленые леса, чистый воздух, богатый рыбой водоем. В 30-е годы прошлого века здесь планировали создать лечебно-оздоровительный курорт. Но война нарушила эти планы, вместо здравниц здесь выросли военные цеха, стали изготавливать детали для самолетов.

Вскоре, после того как американцы сбросили атомные бомбы на японские Хиросиму и Нагасаки, наша страна в срочном порядке начала свою ядерную программу. И в этих местах создали «почтовый ящик», на обширной территории которого были возведены первые корпуса Уральского электрохимического комбината.

В 1949 году на нем получены первые 300 граммов оружейного урана-235, а спустя два года на Семипалатинский полигон была сброшена первая авиационная атомная бомба РДС-3 с новоуральской начинкой.

О той эпохе, когда создавался отечественный ядерный щит, напоминают лишь экспонаты корпоративного музея, а в цехах комбината работает высокотехнологичное оборудование. Новейшие по мировым меркам центрифуги 9-го поколения нам, журналистам, не показали из соображений секретности. Но чтобы получили представление о том, как обогащается уран, пригласили в цех № 53.

Уникальное производство

Он поразил своими размерами. Бесконечная галерея последовательно соединенных центрифуг. Небольшие размеры самих центрифуг в свое время поразили американцев, на предприятиях которых центрифуги - размером в три человеческих роста. В 90-е годы на комбинат приехали американские атомщики, и, когда их повели по цехам, они сказали, что это декорация - не может быть центрифуг такого размера. Тем не менее «декорация» успешно обогащает уран. Блоки из сотен центрифуг каскадами уходят вдаль: от первого ряда до последнего - около километра. Персонал перемещается по цеху на велосипеде.

- Участие персонала сведено к минимуму. Технологический персонал - всего два человека, поэтому они перемещаются по комплексу на колесах, - объяснил технолог 53-го цеха Александр Пьянков.

Ему приходится немного повышать голос: роторы центрифуг вращаются со скоростью 1500 оборотов в секунду и создают монотонный гул. В цехе работают машины нескольких поколений. Некоторые центрифуги крутятся без остановки более тридцати лет.

- Корпус центрифуги сделан с таким запасом прочности, что не разрушится ни при каких обстоятельствах, - сразу снимает все сомнения Александр Пьянков. - Если внутри нее произойдет разрушение, то автоматика сразу отключит ее и перекроет трубопровод, по которому поступает урановое сырье. Оно, кстати, наружу попасть не сможет - это исключено: давление внутри центрифуги в сотни раз ниже атмосферного, и все технологические процессы протекают в герметичном контуре. В 2012 году мы поставили новую систему управления на базе цифровых технологий, и работа каждой центрифуги отображается на мониторе в режиме реального времени.

Площадка с ядерным сырьем проверяется дозиметром.

Площадка с ядерным сырьем проверяется дозиметром.

Фото: Михаил ГОНЧАРОВ

- Не опасно ли находиться рядом с машинами, разделяющими уран?

- Я здесь работаю с 94-го года и, как видите, стою перед вами живой и здоровый, - улыбается Александр Пьянков. - Мы регулярно проводим измерения: альфа-излучение в принципе не фиксируется, так как его задерживает корпус центрифуги, бета-частицы присутствуют в пределах допуска - 3 - 4 частицы на квадратный сантиметр в минуту при норме 200. Гамма-излучение - на уровне природного фона.

То же - и на складской площадке, где штабелями сложены сотни контейнеров. Интересно, что многие бочки остались от программы «ВОУ-НОУ», по которой УЭХК в течение почти четверти века перерабатывал оружейный уран в мирное топливо, превращая мегатонны в мегаватты. За время действия межправительственного соглашения демонтировано и утилизировано около 20 тысяч российских боезарядов. Грубо говоря, на комбинате высокообогащенный военный уран «разбавлялся» до гражданского 5-процентного и направлялся как на российские АЭС, так и на зарубежный рынок.

Импортозамещение

Новоуральск и УЭХК строились с одной целью - создать надежный ядерный щит. Поэтому город представлял собой автономный кластер, в составе которого были и совхозы, и автоколонна, и детсады, и школы, и учреждения культуры. С 2010 года Росатом начал вывод из состава корпорации непрофильных активов. Если ради выполнения оборонной задачи на средствах не экономили, то рыночные условия стали диктовать новые требования - в первую очередь связанные со снижением себестоимости продукции. Сегодня обогащение урана - это бизнес, стиснутый узкими рамками рынка. Если не предложишь адекватную цену, то конкуренты оттяпают кусок рыночного «пирога».

Кстати, специфичность этого рынка подталкивает новоуральские предприятия Топливной компании Росатома «ТВЭЛ» к поиску новых направлений деятельности. Пример тому - бывшее подразделение комбината, а ныне завод Уралприбор, который разрабатывает и создает оборудование, обеспечивающее работу центрифуг УЭХК. Как рассказал генеральный директор предприятия Сергей Стариков, его задача - «снизить уровень зависимости от атома». То есть выпускать больше продукции, не связанной с обогащением урана.

Одну из разработок завода мы увидели на улицах Новоуральска - интеллектуальный пешеходный переход. Он работает в автономном режиме: ветрогенератор и солнечные батареи заряжают аккумулятор, и в темное время, когда пешеход выходит на зебру, срабатывают датчики движения и включается подсветка. Такие переходы призваны вывести безопасность на дорогах на новый уровень. Сейчас переход испытывается в тестовом режиме, а когда пройдет сертификацию, его предложат муниципалитетам российских городов.

Ставка делается на инновационное производство.

- Мы сконцентрировали усилия на двух инновационных направлениях - производстве газовых масс-спектрометров для атомной отрасли и накопителей энергии на базе ионно-литиевых аккумуляторов. Первый договор на производство 3 приборов будет подписан в мае, постараемся создать их в этом году. Если Германия и США продают такие спектрометры по 1,5 миллиона евро, то ориентировочная стоимость нашего - 350 - 450 тысяч рублей. По техническим характеристикам он ничуть не хуже импортного аналога. Более того, каждый масс-спектрометр будет сконструирован под конкретное требование потребителя, - рассказал Сергей Стариков. - В производстве накопителей энергии у нас уже есть первый опытный образец электропогрузчика. Испытания показали, что по техническим характеристикам он не уступает ведущим иностранным производителям. Предложим это оборудование сначала предприятиям Росатома, потом - и другим потребителям. Мы стремимся увеличить объем внешних заказов. Если в 2013 году 99 процентов нашей продукции было связано с нашим комбинатом, то в 2014-м - уже 70 процентов. В 2015 году, думаю, будет 65. Наша задача довести этот уровень до 40 процентов.

Конкурентоспособность держится на технологиях

30-летний ресурс центрифуг - не повод расслабиться и получать обогащенный уран на оборудовании прежних поколений. Их производительность в 4 раза выше центрифуг предыдущих поколений.

Фото: Михаил ГОНЧАРОВ

ДОСЛОВНО

«С единицы производственной площади мы стали получать продуктов больше в разы. Стратегия Росатома - строить станции не только в России, но и за рубежом. Значит, там будет использоваться и наше топливо. Мы добились успехов в снижении его себестоимости и конкурентоспособны на мировом рынке, выигрывая за счет оптимизации производства и технологии».

(Генеральный директор Уральского электрохимического комбината Александр Белоусов.)