2016-08-24T02:14:11+03:00

Подвиг под грифом «секретно»

Тридцать лет назад советские солдаты, плененные в Афганистане, организовали восстание. После неравного боя они подорвали себя вместе с арсеналом душманов
Евгений КИРИЧЕНКО
Поделиться:
Комментарии: comments14
После восстания в Бадабере душманы решили шурави в плен больше не брать.После восстания в Бадабере душманы решили шурави в плен больше не брать.Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

Событие, которому суждено было стать кровоточащей раной в истории афганской войны, произошло в пакистанcком кишлаке Бадабер под Пешаваром. 26 апреля 1985 года десяток советских военнопленных подняли восстание. После 14-часового боя они подорвали себя вместе с арсеналом душманов - огромным количеством снарядов и ракет, приготовленных к отправке моджахедам в Панджшер. Жертвенный подвиг спас тогда многих солдат и офицеров 40-й армии. Но заслуги героев государство постаралось не заметить и забыть. Причина - отсутствие их имен в списках погибших воинов-интернационалистов и документального подтверждения подвига. Сегодня мы восполняем этот пробел.

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

Информацию об этой трагедии по крупицам собирал собкор «Красной звезды» в Кабуле Александр Олейник. Пользуясь неформальными контактами в штабе 40-й армии, он раздобыл сводку радиоперехвата директивы лидера Исламской партии Афганистана (ИПА) Г. Хекматияра, который 29 апреля 1985 года сообщал об инциденте в одном из лагерей на северо-западе Пакистана.

«Было убито и ранено 97 наших братьев», - говорил Хекматияр и требовал от командиров фронтов ИПА «впредь русских в плен не брать, а уничтожать на месте».

Николай Шевченко (Абдурахмон) был главным среди восставших. Ему было 29 лет, украинец.

Николай Шевченко (Абдурахмон) был главным среди восставших. Ему было 29 лет, украинец.

Этот радиоперехват спустя несколько лет Олейник опубликовал в «Красной звезде» вместе с другим рассекреченным документом, адресованным главному военному советнику в Афганистане генералу армии Г. Саламанову. Агентурное донесение сообщало подробности вооруженного восстания, который подняли наши военнопленные.

«23 мая 1985 года из Пакистана прибыл агент ***, имевший задачу добыть данные о происшествии в лагере афганских беженцев Бадабера. О выполнении разведывательного задания источник доложил следующее: 26 апреля в 21.00, когда весь личный состав учебного центра был выстроен на плацу для совершения намаза, бывшие советские военнослужащие сняли шесть часовых у складов артвооружения (АВ) на сторожевой вышке и освободили всех пленных. Полностью реализовать свой замысел им не удалось, так как из числа советских военнослужащих по кличке Мухаммад Ислам в момент восстания перебежал к мятежникам.

В 23.00 по приказу Б. Раббани был поднят полк мятежников Халеда-ибн-Валида, позиции пленных окружены. Лидер ИОА предложил им сдаться, на что восставшие ответили категорическим отказом. Они потребовали выдачи сбежавшего солдата, вызвать в Бадабер представителей советского или афганского посольств.

Раббани и его советники приняли решение взорвать склады АВ и уничтожить таким образом восставших. Утром 27 апреля Раббани приказал открыть огонь. В штурме, кроме мятежников, участвовали артиллерийские подразделения и боевые вертолеты пакистанских ВВС. После нескольких артиллерийских залпов склады АВ взорвались. В результате взрыва погибли: 12 бывших советских военнослужащих (имена, звания не установлены); около 40 бывших военнослужащих ВС Афганистана (имена не установлены); более 120 мятежников и беженцев; 6 иностранных советников; 13 представителей пакистанских властей. По данным источника, до правительства Зияуль-Хака доведено, что восставшие пленные сами подорвали себя на складах АВ.

Полковник Ю. Тарасов,

25 мая 1985 года».

Пакистанские власти и лидер партии ИОА (Исламское общество Афганистана) Б. Раббани сделали все, чтобы скрыть информацию о трагедии. Выступая в Исламабаде, Раббани вдохновенно лгал журналистам, что к взрыву в Бадабере привела междоусобная вражда среди моджахедов. На решительный протест нашего посольства в связи с гибелью соотечественников под Пешаваром пакистанский МИД прислал ответную ноту, где утверждалось, что на территории их страны советских военнослужащих нет и никогда не было.

ЗАШИФРОВАННЫЕ ИМЕНА

Нашим спецслужбам в Афганистане поступил приказ выяснить: кем были остальные узники лагеря, какие у них были фамилии и воинские звания, где и при каких обстоятельствах попали в плен, почему оказались на территории Пакистана?

Полковник ФСБ Валерий Белорус, в 1986 году советник по следствию военной контрразведки Министерства госбезопасности ДРА, помнит, как целый месяц «фильтровал» одного афганца по имени Голь Ахмад.

Голь Ахмада задержали при переходе пакистанской границы. Он сбежал из душманского плена и проходил в МГБ следственную проверку. Валерий Григорьевич беседовал с задержанным через переводчика, но слово «Бадабер» понял и так. Афганец признался, что сбежал из этого лагеря во время серии мощных взрывов, когда шурави стали из гранатометов расстреливать грузовики, груженные снарядами. Охрана разбежалась, и гнаться за ним оказалось некому.

- Мы сообщили про афганского сержанта в отделение розыска наших пленных, - вспоминает полковник Белорус, - и те приехали с картотекой пропавших без вести. Голь Ахмад с уверенностью опознал по фотографиям семь человек. Фамилии их сейчас, к сожалению, не помню - столько лет прошло!..

Всего, по словам Голь Ахмада, на момент восстания в Бадабере находились одиннадцать советских военнопленных. Он подтвердил, что они действительно захватили арсенал и взяли под контроль грузовики с оружием и боеприпасами, готовые двинуться к афганской границе. Восставшие планировали пробиться к своим, но выполнить план помешал предатель.

Приехавший на джипе Б. Раббани попробовал уговорить пленных сложить оружие, обещая никого не наказывать. Но лидер восставших заявил, что прекратит сопротивление, только в присутствии представителей советского посольства.

За время переговоров к лагерю успели подтянуться армейские подразделения пакистанцев. Они развернули в сторону арсенала два орудия, но зарядить не успели - оба артиллерийских расчета были уничтожены. Восставшие сопротивлялись с отчаянием обреченных - они знали, что душманы никого из них в живых не оставят. Сражение длилось 14 часов. Когда в живых осталось только трое восставших, они открыли огонь по ящикам с ракетами.

В 1986 году Голь Ахмад оказался единственным свидетелем восстания, показания которого во многом совпадали с агентурными донесениями. Так был составлен первый список пленников Бадабера, в котором были только мусульманские имена и особые приметы.

Зашифрованные под мусульман узники лагеря в Бадабере были нашими соотечественниками. И их настоящие имена могли остаться неизвестными. Но в иностранной прессе появились фотографии советских солдат, захваченных в плен. Некоторые из них к тому времени уже были переправлены в Пакистан, откуда им обещали легкую дорогу в американский образ жизни. Главное условие - отречься от Родины и советского правительства.

«ТЕПЕРЬ ЕСТЬ ЧЕМ ВОЕВАТЬ»

После распада Советского Союза расследование бадаберской трагедии было прекращено. О подвиге наших ребят вспомнили только, когда представитель пакистанского МИДа Ш. Хан в 1992-м передал комиссии Александра Руцкого список советских военнослужащих, погибших во время восстания: Васьков, Дудкин, Зверкович, Коршенко, Левчишин.

Куда делись остальные, оставалось загадкой. Разгадать ее предстояло Комитету по делам воинов-интернационалистов, который возглавлял Герой Советского Союза генерал-лейтенант Руслан Аушев. В 2006 году сотрудник комитета Рашид Каримов при содействии спецслужб Узбекистана вышел на след человека под именем Рустам, который фигурировал в первоначальном списке МГБ Афганистана.

Узбек Носиржон Рустамов был захвачен в плен в октябре 1984 года на восьмой день службы в Афганистане. Его отправили в лагерь у крепости Бадабера и посадили в подвал, где уже находились два узника из афганской армии. От них он узнал, что в лагере содержатся десять советских военнопленных, они делают кирпичи из глины и возводят крепостные стены. Позже к ним перевели сошедшего с ума от рабского труда и издевательств казаха по имени Канат.

Главным среди советских пленников считался Абдурахмон - крепкий, высокий, с прямым пронзительным взглядом, он часто дерзил моджахедам и демонстрировал свое превосходство над ними. За несколько дней восстания Абдурахмон вызвал на поединок командира охраны лагеря - с условием, что, если он одержит победу, русские получат право сыграть с моджахедами в футбол. Схватка была короткой. По словам Рустамова, Абдурахмон бросил командира моджахедов через себя с такой силой, что тот… заплакал.

На футбольный матч болеть за моджахедов собрались все курсанты учебного центра. Замышляя побег, Абдурахмон, очевидно, хотел с помощью игры в футбол выяснить, сколько сил у противника. Матч, кстати, закончился со счетом 7:2 в пользу шурави.

И вот в начале марта в лагерь завезли 28 грузовиков с оружием - снарядами для реактивных минометов, гранатами, автоматами Калашникова и пулеметами. Абдурахмон, подставляя плечо под тяжелый ящик, ободряюще подмигивал: «Ну что, мужики, теперь есть чем воевать...»

Но не было патронов. Пришлось ждать больше месяца, прежде чем появились грузовики с боеприпасами. Во время традиционной пятничной вечерней молитвы, когда в крепости оставались два охранника, в мечети погас свет - заглох генератор в подвале, где содержались наши пленные. Охранник спустился с крыши посмотреть, что случилось. Абдурахмон оглушил его, взял автомат, запустил генератор и дал ток в мечеть, чтобы моджахеды ничего не заподозрили. К восставшим присоединились и выпущенные из-за решетки офицеры афганской армии. Часовых обезоружили и закрыли в камере. Стояла отчаянная стрельба, минометные разрывы перемежались очередями из крупнокалиберного пулемета и треском автоматов. Наши пленные пытались выйти в эфир с помощью радиостанции, захваченной у моджахедов, но неизвестно, принял ли кто-либо их сигнал о помощи.

ГЕРОИ-«АФГАНЦЫ»

Я передаю Рустамову фотографию, которую привез по поручению Комитета воинов-интернационалистов. На снимке в брезентовой палатке от палящего солнца прячутся три фигуры в униформе песочного цвета. Рядом - женщина в шелковой юбке до пят. Это Людмила Торн, бывшая советская гражданка. Она приехала в Пакистан по линии американской правозащитной организации Freedom Нousе взять интервью у трех советских военнопленных. Главное условие - чтобы никто не знал, что они находятся в Пакистане.

На этом фото - плененный в афганистане советский солдат. Ему, как и нашим бойцам, предлагали отречься от Родины. Большинство отказались пойти на это. Фото: AP

На этом фото - плененный в афганистане советский солдат. Ему, как и нашим бойцам, предлагали отречься от Родины. Большинство отказались пойти на это. Фото: AP

Человек, сидящий слева от нее, представился Арутюняном, а тот, кто справа, Матвеем Басаевым. Арутюнян на самом деле был Варваряном, а Басаев - Шипеевым. Единственный, кто не стал скрывать свою фамилию, был угрюмый бородач в глубине палатки - украинец Николай Шевченко, завербованный Киевским областным военкоматом для работы водителем в составе ОКСВ в Афганистане.

Рустамов, вглядываясь в бородатые лица, радостно улыбается. Оказывается, он помнит каждого: «Это Абдурахмон! - тычет пальцем в снимок, указывая на Николая Шевченко. - А это Исломутдин! - переводит палец на Михаила Варваряна, а потом показывает в сторону Владимира Шипеева: - А это Абдулло, монтер!»

Теперь к списку участников восстания можно было добавить две фамилии - Шевченко и Шипеев (Варварян в восстании не участвовал). Но не ошибся ли Рустамов? После возвращения из Ферганы мы отправили Людмиле Торн запрос: может ли она подтвердить комитету, что снимок этот был сделан в Бадабере? Через несколько месяцев она прислала ответ, в котором подтвердила и местонахождение лагеря, и имена ребят на снимке. В этом же письме Людмила Торн делала важное уточнение: кроме Николая Шевченко и Владимира Шипеева, погибшими в Бадабере следует считать еще трех человек - Равиля Сайфутдинова, Александра Матвеева и Николая Дудкина. В декабре 1982 года они передавали в Пешаваре обращения о предоставлении им политического убежища французской журналистке Ольге Свинцовой. Для них это был, наверное, единственный способ выжить. Позже Свинцова сообщила, что из Пешавара эти ребята не выехали, так как погибли 27 апреля 1985 года.

Таким образом, удалось выяснить, что в восстании военнопленных в Бадабере участвовали девять бойцов: Николай Шевченко, Владимир Шипеев, Равиль Сайфутдинов, Александр Матвеев, Николай Дудкин, Игорь Васьков, Александр Зверкович, Сергей Коршенко, Сергей Левчишин. Все они пали смертью храбрых.

***

Приглашение на казнь

Против солдат и офицеров Ограниченного контингента советских войск в Афганистане (ОКСВА) была развернута настоящая пропагандистская война, главным инструментом в которой выступало «Радио «Свободный Кабул». Оно распространяло призывы к дезертирству. Деятельность радиостанции курировала антикоммунистическая организация «Интернационал Сопротивления» (ИС), за которой торчали «уши» ЦРУ. Радиостанцией из Лондона руководил известный советский диссидент Владимир Буковский, которого в свое время Москва обменяла на генерального секретаря чилийской компартии Луиса Корвалана.

Для пропаганды среди советских солдат ИС издавал газету, внешне похожую на «Красную звезду». В спецоперации по ее изготовлению и доставке, между прочим, участвовал тогдашний сотрудник радио «Свобода», бывший российский, а ныне украинский телеведущий Савик Шустер.

Призывы к добровольной сдаче в плен, обращенные к нашим военнослужащим в Афганистане были, по сути, замаскированным приглашением на казнь. Попадавших в руки душманов советских солдат редко отпускали на свободу. Чаще всего их ожидало мучительное, полное издевательств и унижений рабское существование. «Интернационалу Сопротивления», получившему от конгресса США $600 млн. на свою деятельность, удалось переправить на Запад всего полтора десятка человек. Остальные предпочли умереть в плену.

Восставшие уничтожили 3 «Града» и 2 миллиона патронов

Согласно документам Генерального штаба ВС СССР, во время восстания погибло более 120 афганских моджахедов и беженцев, ряд иностранных специалистов (в том числе 6 американских советников), 28 офицеров пакистанских регулярных войск, 13 представителей пакистанских властей. База Бадабер была полностью разрушена, в результате взрыва арсенала было уничтожено 3 установки РСЗО «Град», свыше 2 млн. патронов, около 40 орудий, минометов и пулеметов, около 2 тыс. ракет и снарядов различного типа. Погибла и канцелярия тюрьмы, а с ней и списки узников.

Источник: tvzvezda.ru

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также