2019-12-26T15:40:48+03:00

«Как же долго мы искали тебя, дядя Вася!»

Журналист «Комсомолки» нашел могилу своего родственника, пропавшего без вести в 1942 году. Информация, которую семья искала долгие годы, обнаружилась в интернете [видео, аудио]
Евгений ЧЕРНЫХобозреватель
Поделиться:
Комментарии: comments86
Спустя много лет на Синявинских высотах наш корреспондент нашел место захоронения родного человека.Спустя много лет на Синявинских высотах наш корреспондент нашел место захоронения родного человека.Фото: Евгений ЧЕРНЫХ
Изменить размер текста:

От дяди Васи не осталось даже фотографии. Перед самой войной он уехал под Ленинград на торфоразработки. В 30-е в полусотне километров от северной столицы построили Кировскую ГРЭС, работавшую на торфе. Его немало в здешних болотах. Крестьяне из разных краев СССР ездили туда на заработки. Так и говорили - «на торф».

Там Василий встретил войну, был призван местным военкоматом. Прислал в 41-м пару писем в деревню. И - тишина…. Похоронка так и не пришла. Считался без вести пропавшим в ВОВ. Официальная печальная формулировка, коснувшаяся миллионов фронтовиков. Считается, что в годы Великой Отечественной попало в плен и пропало без вести 4 559 000 советских солдат и офицеров.

Некоторые после войны возвращались домой. Из госпиталей, плена. Дядя Вася не вернулся. Это на долгие годы стало болью нашей семьи. Когда погиб, где его могила?

В 70-х я учился в Ленинграде. Буквально остолбенел однажды, увидев табличку «Улица Ивана Черных». А вдруг это дядя Вася? Просто имя перепутали. Его ж под Ленинградом взяли на фронт! Не улыбайтесь, я действительно так думал. Стал проверять. Другой Черных. Герой Советского Союза, командир экипажа бомбардировщика. В декабре 1941- го в районе Чудова направил горящий самолёт в скопление вражеских танков и автомашин с пехотой. Дядя Вася не успел бы так быстро выучиться на летчика… Да и отчество другое.

После учебы я поехал работать в Томск. И надо же! Там тоже есть улица Ивана Черных. До войны летчик-герой жил в Томске.

Другому моему дяде - Владимиру Черных - повезло. С орденами и ранами вернулся домой. И всю жизнь сельский учитель положил на то, чтобы отыскать всех погибших на фронте земляков. Никто не забыт! Их 681. О большинстве известно, где погиб, похоронен. А поиск сведений о родном брате успеха все не приносил. Хотя дядя Володя знал, куда стучаться, писал запросы по архивам, лично ездил…

Первая надежда появилась несколько лет назад. 2 строки в Книге памяти Липецкой области: «Черных Василий Иванович, 1916, урож. с. Мелеховое, погиб в 1942 г.» Больше никаких подробностей.

Дядя Володя продолжил поиск. Наконец узнал в архиве: Василий Черных погиб под Синявино!

И захолонуло сердце. Это название я запомнил, когда еще под стол пешком ходил. В конце 50-х – в 60-х в наших деревнях мало пили. Но много пели, собираясь за столом в праздники, торжества. Песни менялись. По настроению. Но одна обязательно звучала на всех деревенских застольях:

…Выпьем за тех, кто командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло ломая врагу.

Выпьем за тех, кто погиб под Синявино,

Под пулеметным огнем!

Выпьем за Родину, выпьем за Сталина!

Выпьем и снова нальем!

Из всех песен той поры мне запомнилась именно она. Видимо, от того, что очень уж душевно, трогательно и мощно пели фронтовики, их жены и все, кто не дождался мужей, отцов, дедов… «Застольная Волховского фронта», узнал я совсем недавно. Написана фронтовым журналистом Павлом Шубиным. Сразу стала народной.

Иркутский народный хор-Волховская застольная.Иркутский народный хор-Волховская застольная

Это сейчас в малолюдных уже российских деревнях много пьют от тоски, безработицы. И мало поют. Да и по радио, ТВ «Волховская застольная» звучит редко. А куплет про Синявино изменен в духе времени:

Будут навеки в преданьях прославлены

Под пулеметной пургой.

Наши штыки на высотах Синявина,

Наши полки подо Мгой.

Хотя в 42-м, когда Шубин написал ее, на высотах сидели немцы.

Говорят, это были самые кровопролитные бои в истории России. На участке в 16 километров у поселка Синявино (немцы называли участок «бутылочным горлом») наши войска много раз пытались прорвать блокаду Ленинграда. Сломать горло врагу. Немцы занимали господствующие высоты. Высотой до 50 метров. Сверху косили из пулеметов, рвали из пушек наших пехотинцев, моряков, курсантов, ополченцев… Сибиряков, курян, москвичей, туляков, казахов, киргизов…

Один из боев описал бывший радист Николай Никулин, профессор, искусствовед Эрмитажа. « 22 июля утром мы услышали канонаду. Началась артподготовка под Синявино. Задача наступления - срезать синявинские позиции немцев, взять Мгу и укрепить связь полублокированного Ленинграда со страной. Войска были хорошо оснащены. Множество танков, самолетов, катюш, автоматического оружия. Боеприпасы подвозили в огромном количестве. Бывало, что в день выпускали по немцам снаряды, доставленные двумя-тремя эшелонами! Это был адский обстрел. Земля содрогалась, дым заволакивал небо. Но как только пехота шла в бой, оживали немецкие позиции и дивизия за дивизией ложились у подножия Синявинских холмов. Удавалось продвинуться на сто-двести метров, устлав телами изрытое снарядами пространство. Все было перепахано, ни единого кустика, ни единой травинки - одна обожженная земля, трупы и рваный металл. Ни Синявино, ни Мги не взяли, положив несколько корпусов на близлежащих болотах. Хотя мы ко всему привыкли в Погостье, здесь оказалось еще страшнее, так как размах боев и напряженность огня были небывалые. Пришедшие на пополнение солдаты из-под Сталинграда утверждали, что там было полегче.»

Во всяком случае, Сталинградская, Курская, другие знаменитые битвы Великой Отечественной были короткими по сравнению с «боями местного значения» у безвестного Синявино.

Никулин описывает провалившееся советское наступление июля-августа 43-го. Когда у наших войск уже было много снарядов, танков, «катюш». А ведь ожесточенные бои здесь начались еще в тяжелом 41-м. Почти три года бросали отцы-командиры бойцов на штурм синявинских высот, на прорыв блокады. В кромешный ад! (см. досье «КП».) Сколько народу полегло в этих болотах, мы вряд ли когда узнаем. Поисковые отряды добровольцев каждый год находят здесь незахороненные останки десятков и сотен бойцов.

…Мой брат Сергей живет в Ленобласти. Узнав про Синявино, он тут же поехал в поселок. В центре - братская могила. Внимательно осмотрел с женой Татьяной все мемориальные доски. Более 5.5 тысяч фамилий. Нет Василия Черных! Может, безымянным похоронен? Ведь здесь лежит 29 тысяч красноармейцев…

В следующий раз брат отправился на «Невский пятачок». Еще одно здешнее место кровопролитных боев. Вновь осмотр памятников, табличек на могилах. Нашелся один Черных. Инициалы другие.

Решили недавно сменить тактику поиска. Все силы бросили на Интернет. Рядом с воспетым в застольной песне поселком обнаружилась еще одна братская могила - «Синявинские высоты». В ней захоронено 14 тысяч человек. Увековечено 3088 бойцов, читаю на сайте мемориала «Синявинские высоты». К счастью, выложены фото всех 310 табличек. Начинаю по очереди раскрывать. Не надеясь, честно, на успех. Слишком уж велика вероятность, что наш дядя окажется среди тех 11 тысяч, не обозначенных на памятных плитах. А может, вообще похоронен в другом месте. Или все еще лежит в болотах?

…Табличка 24. Очередные полустертые фамилии на фото. Не в алфавитном порядке. Почти в самом конце вдруг вижу - Черных В.И. кр-ц (красноармеец ). Господи, неужто свершилось чудо?!

Беру билет в Ленинград на ближайшие выходные. 25 апреля брат встречает на Московском вокзале. И вперед, на Синявино!

Мемориальный комплекс - на тех самых высотах. Теперь наши бойцы навеки упокоились здесь. Взяли Синявино! Тишина. Разве что птахи заливаются, радуясь весне. На месте кромешного ада поднялся уже новый лес. С волнением подходим к мемориальной табличке 24. Вот она, дорогая фамилия. ЧЕРНЫХ В.И. Кладу цветы, не пытаясь сдержать рыданий. Как же долго мы искали тебя, дядя Вася…

Уже вернувшись в Москву, нашел на днях в одной из электронных Книг памяти Ленинградской области подробности. «Черных Василий Иванович, рядовой, пулеметчик 533 стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии. Погиб 1 января 1942 г.» Ему только исполнилось 25! Мои сыновья старше. В следующий раз я обязательно приеду с ними на святое для нашей семьи место.

А дяде Володе уже 93-й пошел. Все чаще хворает фронтовик. И дальней дороги с липецкой деревни на Синявинские высоты не осилит. 9 мая я привезу ему видео мемориального комплекса. Пусть посмотрит на могилу брата, высоту, где погиб пулеметчик Василий из Мелехового.

«Черных Василий Иванович, рядовой, пулеметчик 533 стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии. Погиб 1 января 1942 г.» Фото: Евгений ЧЕРНЫХ

«Черных Василий Иванович, рядовой, пулеметчик 533 стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии. Погиб 1 января 1942 г.»Фото: Евгений ЧЕРНЫХ

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

ХРОНИКА БОЕВ ПОД СИНЯВИНО

1. Первая Синявинская наступательная операция: 10.09.41 - 20.09.41

2. Вторая Синявинская наступательная операция: 20.10.41 - 28.10.41

3. Третья Синявинская наступательная операция: 25.08.42 - 1.10.42 (113 тысяч погибших)

4. Операция «Искра», прорыв блокады: 12.01.43 - 18.01.43 (100 тысяч погибших)

5. Четвертая Синявинская наступательная операция: 22.07.43 - 23.08.43 (описана Н.Никулиным)

6. Мгинская наступательная операция - август 1943 года

7. Освобождение территории - январь 1944 года

Журналист "Комсомолки" Евгений Черных нашел могилу дяди на Синявинских высотах.От дяди Васи не осталось даже фотографии. Перед самой войной он уехал под Ленинград на торфоразработки. В 30-е в полусотне километров от северной столицы построили Кировскую ГРЭС, работавшую на торфе. Его немало в здешних болотах. Крестьяне из разных краев СССР ездили туда на заработки. Так и говорили - «на торф».Евгений ЧЕРНЫХ

Евгений Черных в эфире Радио "Комсомольская правда" рассказал о поисках пропавшего родственника:

Журналист "КП" рассказал, как искал дядю, пропавшего без вести в Великую Отечественную войну.Программа "Тема дня" на Радио "Комсомольская правда"

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также