2016-08-24T02:11:45+03:00

Россия нужна Китаю, чтобы стать сверхдержавой

О тонкостях разворота нашей страны на Восток рассказывает профессор-китаевед Алексей Маслов [инфографика]
Поделиться:
Комментарии: comments375
Сможет ли Поднебесная спасти нас в кризис? А может, нам, наоборот, нужно опасаться восточной экономической экспансии?Сможет ли Поднебесная спасти нас в кризис? А может, нам, наоборот, нужно опасаться восточной экономической экспансии?Фото: РИА Новости
Изменить размер текста:

В последнее время только и говорят о развороте России на Восток. В начале мая в Москве было подписано рекордное количество соглашений с Китаем. Что они означают? Сможет ли Поднебесная спасти нас в кризис? А может, нам, наоборот, нужно опасаться восточной экономической экспансии? На эти и другие вопросы «Комсомолки» ответил китаевед, профессор, руководитель Школы востоковедения Национального исследовательского Университета - Высшая школа экономики Алексей Маслов.

РОЛЬ СЫРЬЕВОГО ПРИДАТКА

- Алексей Александрович, майские договоренности России и Китая бурно обсуждались. Но мало кто понимает, что они означают…

- Первая группа соглашений очень важная для нас – это сотрудничество по минеральным ресурсам - газ и нефть.

- После подписания газового соглашения между Россией и Китаем одни говорили, что Россия нашла альтернативу европейскому потребителю, другие - что наша страна будет продавать газ себе в убыток. Кто прав?

- Никто (смеется). Из-за падения цен на газ доходность проекта пока нулевая, или даже отрицательная. Строительство трубы съест почти триллион рублей. Но это правильная стратегия, мы закладываем основы для поставок на 30 лет. Но это не замена поставок в Европу, а хорошее дополнение.

- То есть, будем сырьевым придатком для Китая?

- Чтобы этого не произошло, есть вторая группа договоренностей, которая должна изменить структуру наших отношений с Китаем. Долгие годы наш с Китаем товарооборот рос. Но структура почти не менялась. Мы поставляли сырье, а они нам - готовую продукцию. Но с 2007 года Китай начал поставлять нам то, что Россия раньше продавала Китаю, например, стальной прокат и химические удобрения. Получалось, что товарооборот рос, но для России торговля была малоэффективна. Чтобы изменить эту модель, нужно затягивать китайские инвестиции в нашу страну, создавать совместные предприятия. Российский фонд прямых инвестиций, например, передал Китаю ряд приоритетных инвестпроектов, в которые Китай может вкладываться.

Строительство трубы съест почти триллион рублей. Но это правильная стратегия, мы закладываем основы для поставок на 30 лет Фото: РИА Новости

Строительство трубы съест почти триллион рублей. Но это правильная стратегия, мы закладываем основы для поставок на 30 летФото: РИА Новости

- Например?

- Строительство стратегически важных заводов, освоение территорий, сырьевых месторождений. Мы пускаем Китай глубоко в недра своей экономики. Инвестиции в эти области со стороны Китая должны составить около $20 млрд. Но все китайские вложения за годы сотрудничества составляют менее $5 млрд., это около 1,5% от всех прямых иностранных инвестиций, копейки по сравнению с десятками миллиардов долларов, которые эта страна ежегодно инвестирует в Индонезию, Казахстан, Канаду, США. Нам нужен прорыв. Как раз майские договоренности должны эту ситуацию изменить. Уже есть соглашения по региональным инвестиционным проектам, например, инвестициям Китая в Якутию в строительную и нефтегазовую сферы, или в инфраструктурные проекты типа строительства скоростной дороги Москва – Казань. Китай будет использовать свои технологии и вложения, но 80% продукции для строительства будет изготавливаться в России. Мы получим не только дорогу, мы получим технологии, загружаем промышленность. По сути, Россия начала делать то, что в свое время делал Китай. Перед Дэн Сяопином в 80-ые годы стояла задача не просто привлечь инвестиции, а вырастить специалистов, которые бы развивали Китай дальше. И он провозгласил: «Рынок в обмен на технологии». Вы, иностранцы, приходите не просто с деньгами, вы приходите с передовыми технологиями, строите заводы у нас, нанимаете на работу наших людей и обучаете их. А мы гарантируем льготы, дешевую рабочую силу, хороший инвестклимат. Компании, которые пришли в 1990-е годы в Китай, все это получили: Сименс, Моторола, IBM, Фольксваген. Но Китай не просто принял их, он их переварил. Китайская Lenovo купила компьютерный бизнес IBM, они же в конечном итоге приобрели Моторолу. Вольво принадлежит Китаю и т.д. И они уже сейчас работают на своих технологиях, которые разрабатывают свои, китайские специалисты. В прошлом году Китай занял первое место по экспорту технологий, они научились их продавать.

- Нашему Сколково не помешало бы этому тоже научиться…

- Да, мы отстали на десятки лет. Но сейчас делаются попытки. Сколково, например, заключило с Китаем соглашение о создании венчурного фонда в 200 млн дол., который будет финансировать совместные разработки. Есть и другие попытки совместных технических проектов, например, в области 3D строительства, когда дом печатается целиком на принтере. Аналогичные совместные научно-внедренческие центры Китая и США появились еще в 90-х годах, сейчас их сотни, мы же пока заметно отстаем.

Уже есть соглашения по строительству скоростной дороги Москва – Казань Фото: РИА Новости

Уже есть соглашения по строительству скоростной дороги Москва – КазаньФото: РИА Новости

ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ

- Но на Китай возлагаются очень серьезные надежды. Мол, Поднебесная спасет нашу экономику от кризиса, заменит все то, чего мы лишились из-за санкций…

- Иллюзия. Китай будет решать только свои проблемы. И нам надо искать, где наши интересы пересекаются. Например, Шелковый путь – проект создания огромного, выгодного Китаю пространства на территории многих стран, который включает в себя финансовое взаимодействие, инфраструктурное, политическое, интеграционное. И Китай готов эту гигантскую инфраструктуру финансировать, чтобы облегчить себе выход на внешние рынки.

- Но Китай и так торгует со всем миром…

- Ситуация изменилась. Китай уже не дешевая страна с дешевой рабочей силой. Зарплаты выросли, развилась пенсионная система, социальное страхование. Продукция подорожала, а уменьшить ее стоимость можно, только сократив издержки на транспортировку. Для этого Китаю нужен Шелковый путь, и он готов потратить на это около $100 млрд.

- Кому же они достанутся?

- Эти деньги будут вложены в страны, через которые Путь пойдет в Европу – Россия, Центральная Азия, Пакистан. Россия – важный компонент. Но нашему вступлению в этот проект мешало столкновение интересов с интересами Евразийского экономического союза (Армения, Казахстан, Белоруссия, Киргизия). И в мае впервые была принята формула по координации этих проектов. Но Шелковый Путь - это не просто инфраструктура – это модель нового мирового порядка, который Китай предлагает всем.

НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

- Что это за мировая революция?

- Китай возглавляет один из самых талантливых руководителей после Дэн Сяопина – Си Цзиньпин. Когда он отойдет от власти, Китай будет совершенно другой страной. Эта страна понравится китайцам, но вот понравится ли она остальному миру – вопрос. По сути, Си Цзиньпин, называя Китая «дружелюбным львом», вежливо и решительно заявляет: мы готовы платить странам за то, что они пропускают нас через себя и обеспечат лояльность к нашим бизнесменам. По сути, это воспроизведение американской модели в лучшие ее годы. Но Китай действует более вежливо и, что важно, не навязывает свою идеологию. Китай не собирается распространять идеи конфуцианского социализма или вмешиваться в чужие традиции. У Китая есть своя логика развития и опыт выживания. Эта страна всегда формировала вокруг себя комфортное пространство. Древний Китай, завоевывая любое государство, платил ему больше, чем сам брал. И всем нравилось быть с Китаем. Таким образом, эта страна расширяла границы тысячелетиями.

Китай возглавляет один из самых талантливых руководителей после Дэн Сяопина – Си Цзиньпин Фото: РИА Новости

Китай возглавляет один из самых талантливых руководителей после Дэн Сяопина – Си ЦзиньпинФото: РИА Новости

- Они и сейчас так действуют?

- Да, только на другом уровне. Китай уже создал себе комфортное пространство в Восточной и Юго-Восточной Азии. Обратите внимание, до сих пор юань - не свободно конвертируемая валюта. Но именно через юань Китай уже торгует почти со всей Азией. Сейчас решил идти дальше – на Запад, в Европу. Это сложнее, потому что у европейцев другой менталитет, но Китай постепенно продвигается и туда. Китайское государство выдавало своим бизнесменам кредиты, а они не футбольные клубы на них покупали, а мировые бренды, заводы по всей Европе, нефтяные месторождения по всему миру. Скоро может сложиться ситуация, когда Китай, практически не добывающий на своей территории ни тонны нефти, будет диктовать на нее цены. Но им нужно большее. И Россия включена в модель достижения этой цели. Теперь нам нужно понять, чего мы сами хотим от Китая, и идти к этой цели.

СЛОЖНОСТИ ПОНИМАНИЯ

- Россия с советских времен относится к Китаю с позиции старшего брата. А ведь наши роли поменялись…

- Да, к сожалению, есть такой неправильный тезис: мы развиваем отношения с Китаем, чтобы щелкнуть по носу Запад. Китайцы на это обижаются, они не понимают, почему мы так считаем. С ними всегда надо быть очень корректными.

- И это не единственные проблемы в понимании между странами…

- Конечно – разные цивилизации. И мы оказались неподготовленными к сближению с Китаем. У нас очень мало по-настоящему глубоких специалистов по Востоку. Наши компании ринулись в Китай за кредитами, инвестициями, не понимая, что это не европейцы, с которыми у нас схожее мышление. Там совершенно другая деловая культура, менталитет. Надо знать, элементарно, как карточку визитную подавать.

- Простите…?

- В Китае визитка подается только двумя руками и берется так же. Один наш крупный чиновник на переговорах с китайцами взял визитку одной рукой, сунул ее в задний карман брюк и сел. Китайцы были в шоке, спрашивали, неужели он хотел нас оскорбить. Нередко мы не понимаем, почему китайцы годами могут вести переговоры и так ни к чему не прийти. Потому что они не европейцы, они никуда не торопятся и готовы годами искать лучший способ реализовать проект.

- Но американцы же научились их понимать?

- В 1990-е годы американское правительство вложило почти миллиард долларов в создание аналитических центров по Китаю и на переподготовку специалистов. У развитых стран есть авторитетные институты, которые лоббируют свои проекты в Китае. У нас этого нет.

- А многочисленные ассоциации российско-китайские?

- Они действительно занимаются бурной деятельностью, не понимая, что сейчас главная задача - заняться реальной работой: анализировать Китай будущего, готовить специалистов, изучать их законодательство, создавать черные списки китайских компаний (и такие есть), лоббировать наши проекты. Этой работы в достаточной мере я не вижу. У нас нет ни одного региона, который бы не был связан с Китаем. То есть, в каждой администрации должны быть специалисты по Китаю. И готовить их надо срочно.

УГРОЗА ЗАХВАТА

- Постоянно говорят, что Россия может потерять Дальний Восток...

- Сегодня никакой такой угрозы я не вижу. Но уже сейчас есть ряд регионов, которые, по сути своей, работают только с Китаем. И еще именно поэтому нам важно строительство газовой трубы в Китай. Тем самым мы осваиваем свою же территорию, вокруг строительства должна начаться социальная и экономическая жизнь. Если мы этого не сделаем, территории действительно могут перейти к Китаю. Не путем захвата и даже не путем присоединения. Китайцам непринципиально водружать свой флаг на местную администрацию. Они просто застроят все своим производством, станут основными налогоплательщиками в местные бюджеты, поставят на каждом углу банкоматы Bank of China.

В начале мая в Москве было подписано рекордное количество соглашений с Китаем Фото: РИА Новости

В начале мая в Москве было подписано рекордное количество соглашений с КитаемФото: РИА Новости

- А как обезопаситься от экономической экспансии и при этом сотрудничать?

- Нужно грамотно использовать китайские кредиты и инвестиции. Возобновлять свое производство по стратегическим отраслям, например, фармацевтика, машиностроение, информационные технологии, животноводство, чтобы мы могли себя хотя бы минимально обеспечивать. Сможем это сделать за 10-15 лет - сохраним экономическую независимость в отношениях с Китаем. Кредиты сами по себе не опасны - деньги вернул и попрощался. А за инвестиции ты отдаешь часть экономического пространства. И тут нужно быть осторожными.

- Вы говорите, что надо совместные разработки делать, но наши ученые всегда боятся, что их идеи безвозвратно уйдут в Китай…

- А надо патентовать свои идеи в Китае, чего наши ученые и разработчики почти никогда не делают. Да и конечная цель должна быть не разработка, а производство продукции. У нас часто дальше изобретения дело не идет. Был случай: приехали наши ученые в китайский вуз, рассказали на лекции о своих достижениях, сдали тезисы выступлений. А китайцы запатентовали почти каждый параграф их доклада.

- Многие страны Юго-Восточной Азии тоже опасаются распространения влияния Китая…

- И поэтому нам надо разворачиваться не просто к Китаю, а к Востоку вообще. Сближаться с Индонезией, Малайзией, Таиландом, Вьетнамом. Там ждут наших технологий и инвестиций. Эти страны могут стать для нас тем, чем мы являемся для Китая – рынком. Да и размещать там производства очень выгодно.

- А экономист Руслан Гринберг недавно высказал такую мысль: в мире останутся два главных игрока - Китай и США. Если Россия и Европа хотят иметь голос, они должны держаться вместе.

- Безусловно так. И возвращение тесных отношений с Европой – это быстрый и действенный способ защититься от давления как для нас, так и для Европы, на которую давит США и тот же Китай. Нам нужны и Восток, и Запад.

КСТАТИ

Чему нужно научиться нам

- Китайского экономического чуда у нас не получится, мы другая страна, но есть то, чему мы должны у них учиться?

- Первое - это поддержка бизнеса и производства. В Китае инновационные предприятия освобождаются от всех налогов на срок от 3 до 5 лет, плюс, выдаются кредиты под самые низкие проценты. Если ты производишь продукцию из определенного списка нужного Китаю – минус 15% от налогов. Открываешь предприятие в отсталом регионе – минус 15%. И никакая проверка не нагрянет, и никакого рэкета со стороны государства не будет. Люди, с которыми я знакомился еще в 1990-е годы, начинали с каких-то смешных вещей, придумывали добавки для стали, смешивали краски. Все они сейчас владельцы крупнейших предприятий.

Далее. Психологии чиновников. У них есть четкое понимание, что они на своем месте отвечают за все государство. Да, там расстреливают, так система выгоняет из себя испорченные семена. И чиновник предан не Си Цзиньпину, он предан Китаю. Следующее – позитивное мышление. Даже в беднейшей деревне Китая люди позитивны, потому что они видят, что государство развивается. И этот оптимизм - очень важная составляющая развития страны.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также