Политика2 июня 2015 1:00

Жительница Ужгорода - корреспонденту «КП»: Воевать за Киев дурных нема

Наш корреспондент Сергей Пономарев продолжает свои путевые заметки из Украины. Часть 13 (24)
Простым жителям Закарпатья не до политики — им бы успеть продать вино, брынзу и другие продукты, которые производят своими руками. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Простым жителям Закарпатья не до политики — им бы успеть продать вино, брынзу и другие продукты, которые производят своими руками. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Продолжение. Начало цикла читайте на сайте kp.ru и в номерах за 18, 19, 20, 21, 22, 23, 26, 27, 28, 29, 30 мая, 1 июня с. г.

В предыдущих репортажах рассказывалось, как, приехав на Западную Украину, автор убедился: экономические проблемы страны и ее жителей растут, но одновременно нарастает и национализм...

Город болтает, деревня пашет

В областном центре Закарпатья Ужгороде в отличие от других украинских городов редко встретишь жовто-блакитные флаги, обязательный атрибут нынешней незалежной. Везде он свисает чуть ли не с каждого балкона. Здесь прапоры только на официальных зданиях и еще над отделениями Приватбанка - банка Коломойского. На пешеходном мосту через реку Уж народ, спешащий на закрытие винного фестиваля, встречает камуфлированная девица с шевроном «Правого сектора» на рукаве (того движения, что запрещено в России, а здесь «ПС» цветет и пахнет, как барвинок на навозе). Правосекторша пытается всучить печатный бюллетень с разоблачением внутренних интриг и противоречий радикалов. Девицу аккуратно обтекают...

Это странно, ведь проукраинское население Закарпатья как раз и сосредоточилось в основном в городах и городках - в первую очередь в Ужгороде и Мукачеве. Ну там, где понаехавшие из других территорий чиновники и их дети и не желающие производить что-то своими руками бывшие сельские бездельники осуществляют свою коренную национальную мечту - побольше молоть языком для добычи легкого хлеба насущного. Проводить переименования. Запрещать москальску мову. Сбрасывать с пьедесталов старые памятники и на их место водружать новые...

Туристы любят фотографироваться в Ужгороде возле памятника фонарщику. Кто осветит путь Закарпатья сейчас? Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Туристы любят фотографироваться в Ужгороде возле памятника фонарщику. Кто осветит путь Закарпатья сейчас? Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Закарпатское село, а в нем живет две трети населения области, в редкие от тяжелого отходнического труда моменты смущено и разорвано. В одном и том же доме может жить венгерский (русинский, румынский, словацкий - далее по списку) националист-отец и его сын, считающий себя коренным украинцем. Национальная межа прошла прямо по семейному винограднику. Поэтому многие предпочитают вообще не говорить на эту тему - чтобы не рубить фамильную лозу тупым гуцульским топориком.

Очистка по-закарпатски

Совсем они тут запутались в трех дубах. Окончательно потеряли ориентиры в буковой роще. Вот, к примеру, племянник деда Федора Маняка, который живет в Ужгороде: он общественный активист, новую владу сильно поддерживает и вообще главный по закарпатской люстрации.

- Ну и как успехи в системе очистки?

Племянник проговаривается:

- Да, не просто всё...

По идее ему надо бы начинать с местного царька Виктора Балоги, владельца всего - от торговых сетей, стройфирм, нефтебизнеса и пр. до газет, телеканалов и футбольных клубов, главы целого семейного клана, который много лет руководил областью и даже был министром украинского МЧС при разных президентах, а сейчас депутатствует в Верховной раде. Вместе с двумя родными и одним двоюродным братьями. Да, вы не ошиблись: в парламент неньки они тут по-семейному, как в субботнюю баню, ходят. Демократия же...

В Закарпатье вырос спрос на изучение венгерского языка. Да и работу в Венгрии найти нетрудно... Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

В Закарпатье вырос спрос на изучение венгерского языка. Да и работу в Венгрии найти нетрудно... Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Не буду даже вспоминать о поставленных на главные закарпатские посты разных кумовьях, сватах и прочих доверенных лицах, находящихся с Балогами в дальнем или близком родстве. Куда там Януковичу с его семейно-кумовским спрутом...

Но этих ведь не тронешь, ведь они и есть старо-новая украинская власть после чисто косметической рокировки.

Тогда, возможно, племяннику деда Федора начинать люстрацию надо прямо с себя? А что, его отец был вторым секретарем горкома партии, да и сам, есть такой грех, состоял по молодости в комсомоле и партии коммунистов. Но ох как не хочется быть ни австро-венгерской, ни украинской унтер-офицерской вдовой и сечь себя ради торжества идей майдана!

В общем, простаивает очистка...

Выбираем неньку, потому что выбора нет

В пустом утреннем кафе в Ужгороде разговариваю с барменшей, симпатичной словоохотливой и очень политически продвинутой женщиной слегка за 30.

Вышиванки в Закарпатье — чисто туристический товар. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Вышиванки в Закарпатье — чисто туристический товар. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

- А вы откуда?

- Страшно признаться, из Москвы...

- Чего страшно-то? У нас тут в Закарпатье россиянам только рады.

- А война? А ваше телевидение, где Россия - это жуткий агрессор? Нас вот на вашей границе шмонают и многих просто не пропускают...

- Так то на границе, а здесь кому эта война нужна? За какие там идеи воевать? Дурных нема. Ну хочет Донбасс в Россию - так и слава богу - пусть идет, если хочет. Что мы, идиоты, чтобы головы под пули подставлять? Хотят из Тернополя или Хмельницкого воевать? Ну так это их дела, мы-то здесь при чем? Хоть кого здесь, в Закарпатье, спросите - почти все так думают...

Бюллетень запрещенного в России «Правого сектора» у жителей и гостей Ужгорода спросом совсем не пользуется. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Бюллетень запрещенного в России «Правого сектора» у жителей и гостей Ужгорода спросом совсем не пользуется. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

- А что у вас думают про русинское движение и провозглашенную им республику Подкарпатская Русь?

- Ой, не смешите меня. Мало ли кому что в голову взбредет? Сколько тех русинов? Масимум 10 тысяч. А в области живет больше миллиона. У нас есть Иршавский район, где русинов больше всего. Вот у меня мама оттуда, из русинского села. Уж такая русинка вся из себя, такая русинка! Говорит мне: нам надо в сторону Словакии двигаться, потому что там русины - это признанное национальное меньшинство, а здесь мы - никто! Ну ладно, русины и словаки хотят к Словакии присоединиться, венгры - к Венгрии, румыны - к Румынии. Кто захотел, румынские, польские, венгерские и словацкие паспорта уже получил. Закарпатские немцы-швабы тянутся к Германии, хотя они уже и так присоединились: уехали почти все, единицы остались. Но как это на практике-то сделать? Невозможно же присоединяться по полсела, по одному дому, по полсемьи. А тут так все перемешано, что черт ногу сломит. В области более 100 национальностей. Да у меня самой в подъезде их, наверное, под пятьдесят. Болтают на русском, украинском, венгерском, словацком, польском, а больше - на закарпатском.

- А это что за язык?

- О, это такая смесь, что трудно и объяснить. Словечки - отовсюду понемного, но главное - произношение! Да и вобще мы тут австро-венгры - как были, так и остались...

В общем, незалежную большинство здесь совсем не привечают, скорее терпят, каждого тянет на свою историческую родину. Но как выберешь, если все перемешалось? Поэтому выбирают Украину. Вот такой странный парадокс.

Чашка кофе в ужгородском кафе располагает к откровенному разговору. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Чашка кофе в ужгородском кафе располагает к откровенному разговору. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Спрашиваю свою собеседницу:

- А те, кто уезжает, они возвращаются? Или остаются на исторической родине?

- Пока возвращаются. Но далеко не все. Если так дальше пойдет, молодежь вся уедет навсегда, останутся только старики...

А что, гениальная демографическая идея: старики уйдут естественным путем, основная часть наиболее деятельных венгров, словаков и румын закрепится и осядет на исторической родине, освободив землю, а остальные, в первую очередь русины, ассимилируется в единую украинскую нацию. Так сказать, торжество национальной политики в реальном воплощении лозунга «Одна Украина - один народ!».

Не понимают эти идеологи одного: исчезающая страна - это ведь не только отваливающиеся от нее куски территории, но прежде всего - исчезающие народы и люди...

В следующем выпуске автор расскажет, что в Закарпатье происходит с туризмом, важнейшей отраслью, которая раньше кормила целый регион.

Смотреть видеосюжет
Обычный день из жизни Ужгорода
Обычный день из жизни Ужгорода
Одноклассники http://www.odnoklassniki.ru/kpru