2016-08-24T02:06:04+03:00

«Федра». Эротическая мистерия

Премьера Виктюка по поэме Цветаевой лишь формально возвращает нас к его же легендарной постановке 80-х
Поделиться:
Комментарии: comments3
На деле же это совсем новое прочтение трагичной истории о пагубной любви, ставшее синтезом поэзии, музыки и чувственного танцаНа деле же это совсем новое прочтение трагичной истории о пагубной любви, ставшее синтезом поэзии, музыки и чувственного танцаФото: РИА Новости
Изменить размер текста:

На деле же это совсем новое прочтение трагичной истории о пагубной любви, ставшее синтезом поэзии, музыки и чувственного танца. В спектакле звучит божественное пение Елены Образцовой. Это была ее последняя работа.

Тс-с-с, тихо звенит жаркий гипнотический звук полого тростника. Ип-п-пол-лит-тт – чканит и тянет согласные Федра в саронге, похожая больше на древнеегипетского Осириса, чем на героиню греческой трагедии. А еще больше - на Давида, вылепленного Микеланджело. На Давида – это потому, что Федру у Романа Григорьевича играет Дмитрий Бозин (как и Саломею, и Соланж в «Служанках»). Магический актер, «чувств и мышц и веселье», из-за которого в день спектакля опустошаются все цветочные магазины в радиусе километра. Впрочем, уточним: роль Дмитрия Бозина здесь концептуально названа «дух ночи, завладевший маской Федры».

Но вначале задник с нарисованным на нем конструктивистским зданием уплывет вверх, открывая шеренгу рельефных голых торсов – обязательный хор древнегреческой трагедии и они же друзья цветаевского юного Ипполита – афинская молодежная тусовка, по выражению Виктюка. Над ними висит куб золотых нитей, что, очевидно, есть Зевсовый дождь любви, божественный дар и он же, как положено в трагедиях, проклятье. В нашем случае, впрочем, Зевс ни при чем, тут постаралась богиня любви, наслав из мести Тезею любовную страсть на его жену Федру, к его же сыну Ипполиту. Впрочем, юный Ипполит так прекрасен, что "не полюбить его могла только слепая" – у Цветаевой воля богов только условность, вины не существует, а любовь «всегда права».

История известная, сюжет тут – дело второстепенное, главное у Цветаевой - трагичнейшая стихия безответной любви как креста, которую Роман Григорьевич и воплощает размашисто своими излюбленными средствами – эротической хореографией, силой голоса и яркостью жеста. Колдует свой дзен, не наступая на горло собственной песне. Актеры взлетают, сплетаются телами, перетекают из одного состояния в другое как расплавленный воск, рычат, диковинно интонируют, так что и слов уже не разобрать, стучат в огромный тамтам судьбы с такими же золотыми нитями. Предельных децибелов добавляет ржание коней Ипполитовых. Уж на что в цветаевской «Федре» высока концентрация трагедии, у Виктюка она еще выше. В химии есть понятие насыщенный раствор – в такой добавь еще крупинку, и он отвердеет. При том что этот спектакль - в чистом виде образец густого колдовства позднего Виктюка, еще чуть громче, на грамм трагичнее – и зритель превратится в соляной столп.

Но Виктюк, солнечный и сумасшедший человек, кажется, совершенно об этом не беспокоится, как не волнует его и злоба дня (невозможно себе представить остросоциалку от Виктюка – вероятно, это было бы феерически смешно). Роман Григорьевич мастер сильных сцен, когда речь идет о любви и смерти, и их в «Федре», конечно, много. Диалог Федры и Кормилицы-Судьбы (Иван Иванович). Броуновское движение фигур, на секунду застывающих друг перед другом, а потом снова тасуемых роком, как колода карт. Порыв бури, разметавший и завязавший в узел золотые нити – так, что они напоминают распятую Федру или Марину, нашедшую свой крюк.

В финале вместо сцены смерти Федры Тезей (Александр Дзюба в майке и рваных джинсах) читает предсмертные письма Цветаевой, сводя судьбы поэтессы и ее героини воедино. Ну и, конечно, особым элементом шоу можно считать поклоны – на них непременно выходит сам Виктюк - в темных очках, лиловой парче, он царственно кидает актерам подносимые ему букеты.

В ролях: Дмитрий Бозин, Игорь Неведров, Александр Дзюба, Иван Иванович

30 июля - на сцене МТЮЗа: Ст. м. «Тверская», Мамоновский пер., 10

И в начале сезона – в Театре Виктюка в Сокольниках.

Цена билетов: 500 – 3500 руб.

ЧТО ЕЩЕ ПОСМОТРЕТЬ

Электротеатр Станиславский

«Синяя птица»

Премьера феерической трилогии по пьесе Метерлинка и по ностальгическим образам прошлого. Каждую часть – «Путешествие», «Ночь», «Блаженство» - можно смотреть как отдельный спектакль. Кроме неожиданных Тильтиля и Митиль (Владимир Коренев и Алефтина Константинова), здесь есть гигантский самолет, японские ритуалы, советские песни, египетские саркофаги, саксофон, куранты, Наполеон, Мефистофель, а также вся труппа.

Режиссер: Борис Юхананов

В ролях: Алефтина Константинова, Владимир Коренев

Ст. м. «Тверская», Тверская, 23

25 – 31 июля

Цена билетов: 500 – 2500 руб.

Сатирикон

«Чайка»

4-часовое театральное чудо щедрой (до избытка) зрелищности, когда не знаешь, что произойдет через секунду, хотя на канонический текст Чехова никто не покушался. Самопародии, невероятные танцы, воплощенные афоризмы и не совпадающие с хрестоматийными представлениями герои. Все как один чувствами наружу, колючками внутрь и все кошмарно несчастные.

Режиссер: Юрий Бутусов

В ролях: Полина Райкина, Денис Суханов, Агриппина Стеклова

Ст. м. «Марьина Роща», Шереметьевская, 8

25 июля

Цена билетов: 1500 руб.

Современник

«Горе от ума»

Постановка Римаса Туминаса какая-то особенно «горестная» и «умная», возможно, как раз от того, что режиссер и сам бывал чужим среди своих, а потому отчетливее многих понимает непостижимый русский дух. И ему виднее, почему в доме Фамусова крепостные танцуют балет, а дочь прячет книги…

В ролях: Сергей Гармаш, Елена Плаксина, Дарья Белоусова…

Ст. м. «Чистые пруды», Чистопрудный б-р, 19

25 июля

Цена билетов: от 400 руб.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также