Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+25°
Boom metrics
Общество13 августа 2015 22:00

«Как я жил в чеченском ауле»: Справедливость и дворцы

Не имея ни друзей, ни знакомых в Чечне, наш обозреватель Владимир Ворсобин купил билет на самолет и вылетел в Грозный
Миллиарды федеральных денег сложены в мечети, небоскребы, бульвары, фонтаны...

Миллиарды федеральных денег сложены в мечети, небоскребы, бульвары, фонтаны...

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Окончание. Начало на сайте kp.ru.

РУССКАЯ ДУША

Теперь я знаю, что такое ностальгия.

- Хоть одна русская душа, - хором охнули мы с Людмилой Николаевной Синициной и чуть не бросились друг к другу в объятья.

Наконец-то русская семья. Единственная на всю округу. Жила, оказывается, у меня под боком - на соседней улице. И вот так встреча!

Сидим и не можем наговориться. В небольшой квартирке угол для икон. К ним тянется взгляд.

Я себя не узнаю.

По иконам, оказывается, можно соскучиться.

Людмила Николаевна, бывшая директор школы и ее муж - тоже учитель, теперь оба на пенсии. Синицына рассказывает - почему они единственные не уехали, не убежали, а я в какой-то момент понимаю, - русских в Чечне объединяет характер. У тех, кто остался, он даже не кремень. Алмаз, спрессованный войной….

В Чечне важно какой ты человек. Это все решает.

В Чечне важно какой ты человек. Это все решает.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Синицына, по-моему, даже не понимает - почему при ее рассказе: как соседи пытались отнять у нее квартиру, как подосланные убийцы ночью отстреливали дверные замки, как они с мужем спускались по трубе, как они бежали за участковым-чеченцем, который, защищая Синицыну, вместе с другими соседями-чеченцами получил пулю в живот, я с ужасом повторял одно и то же - почему же вы остались?!

Я уже знал, что в квартале отсюда есть дом, где чеченка собирала по частям своих детей. “Русский” снаряд угодил в песочницу, и она сошла с ума - складывая детей во дворе кусочек к кусочку…

Я уже знал, что русские бабушки просто исчезали, как только кто-то из соседей желал “оттяпать” их жилье. Что убийцы заходили в русские квартиры, как, например, в Гудермесе, и просто расстреливали “во имя Аллаха”. Расстреливали, потому что кто-то из соседей доносил боевикам, что “на квартире собираются русские шпионы и пьют водку”.

В этой страшной гремучей смеси боли и ненависти выживали только самые-самые… Словно судьба выбирала - кто понесет дальше русский флаг.

- Тут все решает, какой на самом деле ты человек, - говорит Синицына. И так говорит каждый встреченный здесь русский…

ДОМ КАДЫРОВА

На прощание добрый аул сделал мне царский подарок.

Причем сделал так непосредственно, без какого-либо расчета (даже рискуя), просто - от широкой кавказской души, что я растерялся.

“А поехали к Кадырову", - предложил мне один добрый человек по имени Ахмат.

Добродушный Ахмат любит пошутить.

Не поверил.

Пусть родовое гнездо главы Чечни - Центорой - рядом. Рукой подать. Гигантские флаги Царского села на многометровых флагштоках видны с нашей трассы. Но побывать там я даже не мечтал - село охраняют так тщательно, что у чужого шансов проникнуть туда не больше, чем у бомжа в Кремль.

Кавказский Эдем, вальяжно раскинувшийся в небо, - произведение искусства.

Кавказский Эдем, вальяжно раскинувшийся в небо, - произведение искусства.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

А ведь когда-то Центорой считался глубокой сельской дырой, куда чеченцы старались не выдавать своих дочерей. В этой бедной деревеньке с низкими домами и непролазной от грязи дорогой и вырос Ахмат.

Неподалеку жила обычная бедная семья Кадыровых - набожный Ахмад и его пацаны - Рамзан и Зелимхан.

Потом, во время первой войны с Россией, командир Ахмат станет командиром отряда, а Рамзан - подразделения.

И действительно - спецназовцы у въезда в Царское село кивают с улыбкой нам - мы свои…

Описывать Центорой бессмысленно. Даже сравнение с Рублевкой унизит его. Потому что кавказский Эдем, вальяжно раскинувшийся в небо, - произведение искусства. Архитектурная поэма. Победоносный гимн.

Дворцы, водопады, монументальные стены.

Уверен, кованые ворота каждого из домов станут когда-нибудь музейным раритетом - я бродил по улицам, словно по картинной галерее.

Я даже не думал о деньгах, как не думаешь - во сколько обошлась пирамида Хеопса или Лувр.

Ахмат с удовольствием наблюдал за произведенным эффектом.

- Это фантастика, - беспомощно бормотал я;

- А вот мои друзья строятся - показывает, как рядом с домом Кадырова растут дом представителя Чечни в Москве и ректора местного нефтяного института.

Парадные залы, бассейн, помпезные нижние этажи…

“Сколько же это…" - рвался из меня абсолютно идиотский в такой ситуации вопрос.

И чтоб не нервировать доброго Ахмата и как-то попытаться собрать взорванный увиденным мозг, я полчаса гулял по Центорою.

Поболтал с московским поваром, живущим на дворе у какого-то чиновника, со строителями-таджиками… И остановился у дома Рамзана. Калитка была открыта, я просто заглянул в нее.

Ворота в дом Рамзана Кадырова.

Ворота в дом Рамзана Кадырова.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

И смотрел, смотрел, смотрел, как завороженный.

Это было правильно. Логично. К этому, в общем-то, все и шло.

Но я все равно не верил своим глазам.

Перед домом Кадырова (который на самом деле оказался его бассейном) в горах гигантскими голливудскими буквами белело всеобъясняющее слово, которое Рамзан видит каждый день. “СПРАВЕДЛИВОСТЬ”.

Некоторые имена героев материала и названия населенных пунктов изменены.