Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Общество23 августа 2016 22:56

Битва супермодели Водяновой с шашлычником. Часть 3

Что на самом деле случилось с больной сестрой мировой знаменитости в Нижнем Новгороде. Расследование Ульяны Скойбеды
Оксана Кусакина гуляет одна. Соседи недовольны...

Оксана Кусакина гуляет одна. Соседи недовольны...

Краткое содержание первой и второй частей:

Сотрудника кафе, из которого выгнали страдающую аутизмом Оксану Кусакину, простили, однако бизнес разорен. Повар-подсудимый и сам оказался инвалидом, а жители Нижнего, как ни странно, поддерживают азербайджанцев, а не родственников модели...

ИГНОР ДЛЯ ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ

Наталья Водянова не общается с журналистами. Связь с миром - через пресс-секретаря либо Фейсбук, и сотрудники «КП» несколько раз закидывали в социальную сеть просьбы не погубить и прокомментировать... увы, они оставались без ответа.

То, что позиция эта принципиальная, выяснилось во время визита модели в Нижний: она прилетела, чтобы отвести сотрудников злополучного кафе в финансируемый ею Центр поддержки семьи, где реабилитируют больных аутизмом. Всю дорогу от машины до двери наши журналисты прыгали:

- Наташа... пожалуйста... Наташа...

Наташа улыбалась ясной улыбкой и не издала ни звука.

Вы знаете, профессия журналиста полна разных унижений. Но все же такое бывает редко.

Читательница «КП» из Самары просила вручить супермодели игрушку для сестры - ее она взяла. Молча.

Может так вести себя девчонка с Автозавода, которая жила в хрущевке, была завсегдатаем ночного клуба «Эмка» и о поведении которой в кэше Яндекса сохранились пикантные откровения?

Может, если теперь она фотографируется с Хиллари Клинтон.

Хороша Наташа, но она не наша. Так, наверное, можно сформулировать положение вещей.

Кстати, Наталье для сведения: на нее здорово обижена старая классная руководительница Маркова Валентина Васильевна. Долгие годы она давала интервью журналистам, сглаживая острые углы (о которых я рассказала в прошлой части), а на мне сломалась:

- Я не понимаю, почему не прийти в школу, не рассказать о своей жизни, как это делают другие знаменитости? Я передавала уже через бабушку телефон: пусть, мол, Наташа со мной свяжется. Пыталась ловить в гостинице, подходила к знакомому администратору, а она мне: «Ты что, там столько охраны, не сунешься»... И я маленько разгневалась. Чем она гордится? Тем, что ей повезло? Ну так и другие, и мы жили не богаче, и стали уважаемыми людьми: я вот стала учителем...

Не стоит ставить в игнор людей из прошлой жизни... Если они вам, конечно, не безразличны.

Классная руководительница Натальи Маркова Валентина Васильевна хвалила-хвалила знаменитую ученицу, да и обиделась на ответное молчание...

Классная руководительница Натальи Маркова Валентина Васильевна хвалила-хвалила знаменитую ученицу, да и обиделась на ответное молчание...

СЫТЫЙ ГОЛОДНОГО НЕ РАЗУМЕЕТ

Тетю модели Лидию Асонову я нашла в три приема. Приехала в деревню Елевая Борского района, где, по сообщениям СМИ, жила женщина. Узнала от соседей, что дом сгорел и женщину переселили в Затон. Позвонила в администрацию. Готово.

Лидия Степановна, в девичестве Водянова, - милая женщина, ничуть не похожая на свою звездную племянницу. Она отвечает на вопросы неохотно, но правдиво: женщина - верующая христианка, у нее четырнадцать детей и тридцать два внука.

- Про нас говорят: «Когда Наташа росла, Водяновы ей не помогали, а как поднялась - решили присосаться... А ведь у меня тогда на руках было уже четверо. Для меня Наташина мама, Лариса, которая на рынке торговала, богачкой казалась...

Историю знакомства своего брата Миши и красотки Ларисы женщина описывает так: жили на одной улице, появилась Наташа, через два месяца Мишу забрали в армию - и Лариса полюбила другого. Того, от которого родилась больная Оксана и который семью оставил.

Тетя миллионерши Лидия Асонова тщетно ждет помощи от племянницы.

Тетя миллионерши Лидия Асонова тщетно ждет помощи от племянницы.

- Лариса у брата была... - Лидия старается подбирать слова, - женщина ненадолго. Она жалела потом, говорила: «Миша такой хороший, в еде непривередливый...» Пыталась вернуть брата: однажды приходит в одиннадцать вечера, говорит: «Миша, мне шкафы передвинуть надо». А у него уже другая семья! Я говорю: «Это все на ночь глядя переставляют мебель?»

Миша, по словам женщины, все же немного общался с дочкой, брал ее летом в деревню, и Наташа платит ему благодарностью: на пятьдесят лет прислала пятьдесят роз, а однажды положила в больницу, когда Михаил увидел в газете заголовок - «Наталья Водянова отказалась от отца» - и у него случился инфаркт...

Но больше ни с кем из родственников по отцу модель не общается. Водяновы люди простые: Миша работал наладчиком швейных машин, Лида - на ГАЗе... Всего их восемь братьев и сестер, и все - дворники, водители и рабочие, а дети самого старшего брата, Петра, даже сидят в тюрьме за разбой (избили и ограбили пьяного). Но это в протестантской семье исключение.

Весной 2014 года у Лидии случилось несчастье: сгорел дом, семья оказалась без крыши. Подсуетившиеся журналисты отвезли женщину на телешоу в Москву и спросили: «Вы ждете помощи от племянницы?»

Двоюродный брат модели Сергей сидит в тюрьме.

Двоюродный брат модели Сергей сидит в тюрьме.

Лидия сказала: «Хотелось бы...»

С тех пор прошло полтора года, большая семья Асоновых ютится в трехкомнатной квартирке старого-престарого дома с печным отоплением и выгребной ямой.

- Наташа звонила после той передачи, - вздыхает женщина, - сказала: «Тетя Лида, я хочу вам помочь». Но моей дочке медаль как раз вручали, я не могла разговаривать. А больше звонков не было...

Напоминать о себе племяннице бедная родственница стесняется. Говорит: «Сытый голодного не разумеет».

ИСТИННЫЕ ЦЕННОСТИ

Из серебряного микроавтобуса с надписью «Верас» медленно вылезает грузная девушка со скованными движениями.

- Лена! - ругает ее мама и по совместительству президент Нижегородской региональной общественной организации поддержки детей и молодежи Людмила Веко. - Ты почему в тапочках? Почему туфли не надела? Смотри, это Уля! Говори: «Уля!»

- Уя, - еле слышно, смотря в другую сторону от меня, лепечет девушка.

У Лены аутизм. Она едет с занятий из Центра поддержки семьи, открытого фондом «Верас» и финансируемого фондом Натальи Водяновой. То есть от «Вераса» Людмилы Веко - методики, специалисты и помещение, выбитое у администрации города, от Натальи Водяновой - финансирование. Центр занимается людьми с тяжелыми нарушениями: с умственной отсталостью, с синдромом Дауна и в основном с аутизмом. Их адаптируют здесь к жизни: кого можно, готовят к школе, кого нужно и еще не поздно, учат говорить. Прививают социальные навыки: как пойти в аптеку, как расплатиться за покупку. Как испечь оладьи заболевшей маме и как не убить врача, берущего в поликлинике болезненный анализ... Взрослые аутики - люди, которых трудно заставить что-либо делать против воли («Так отпихнет, что мало не покажется», - говорит Людмила.), при этом многие - глубокие инвалиды...

Дело святое, без оговорок. Когда-то, когда перед школьницей Водяновой замаячила перспектива модельного бизнеса, она сказала однокласснице: «Если что, я Оксану вылечу».

И - сдержала слово. Профинансировала центр, где помогают таким...

- Только не аутики, - буквально с первых слов ощетинивается Людмила, - а люди с аутизмом. И не с умственной отсталостью, а с ментальными нарушениями.

-Ну, - пытаюсь не спорить я, - пусть будут инвалиды. Я видела у вас на сайте фотографии даунят...

- Нет, даже не инвалиды! Не даунята! Не аутята! Когда Россия полностью ратифицирует конвенции, в которые она вступила, вас можно будет даже судить...

Спорим. Я резко против новояза, который дезориентирует людей, а у родителей таких детей - кожа с нервами наружу, они слишком натерпелись в жизни. Нейтральные слова, медицинские термины кажутся им обидными.

- Рождается ребенок, - говорит Людмила. - Ощущение жуткого одиночества, кажется, что между тобой и миром стена, ты один со своим горем. Чувство вины - огромное! Хотя ты не понимаешь, чем провинился. Желание вылечить, спасти, защитить...

Клан Водяновых. У отца Натальи Михаила семь братьев и сестер: люди все простые, рабочие и верующие.

Клан Водяновых. У отца Натальи Михаила семь братьев и сестер: люди все простые, рабочие и верующие.

Если диагноз виден сразу, российские врачи предлагают отказаться от ребенка, оставить его в роддоме (к чести родителей, 93 процента забирают детей). Если не виден, через время начинается хождение по мукам. Ребенку ставят ДЦП, шизофрению... А возможность наладить контакт с внешним миром (именно это «ломается» при аутизме) тем временем утрачивается и стремительно. Тот же механизм, что и при глухоте: если ребенок не слышит и это вовремя не заметили, его уже нельзя научить говорить...

К счастью, говорит Людмила, родительские организации теперь есть, они сетью покрывают Россию. Есть фонды, есть специалисты, есть интернет: родитель, который хочет вытащить своего ребенка (скорректировать поведение, научить понимать эмоции других людей и т. д.), обязательно это сделает. Ведь у многих страдающих аутизмом сохраняется интеллект... У Перельмана, например.

Такие картины рисует Оксана Кусакина в Центре поддержки семьи.

Такие картины рисует Оксана Кусакина в Центре поддержки семьи.

Я спрашиваю:

- Оксана Кусакина ходит в ваш центр?

- Да, с момента, как он открылся в 2011-м. К сожалению, коррекция не с самого раннего детства: Оксане, как и многим, не ставили аутизм, этого диагноза просто не было... Лене впервые сказали в десять лет, когда время уже было упущено, а Оксане - в двадцать четыре. Но Оксаночка молодец, она, во-первых, с удовольствием посещает занятия. Научилась накрывать на стол и убирать за собой посуду, что говорит о том, что в любом возрасте не поздно что-то улучшить! Мы с Оксаной и другими ребятами ходили в боулинг: она, конечно, не могла бросать, но сидела и смотрела, как бросают другие. Мы ходили в кафе, готовили там еду, Оксана рисует картины, такие милые абстракции. Сейчас мы попытаемся сформировать навыки самообслуживания...

На сайте фонда Водяновой «Обнаженные сердца» ролик: счастливая Оксана в кругу таких же инвалидов, педагог хлопает ее ладошками: «Ксюша! Привет-привет...»

Сколько я ни просила Людмилу рассказать о травле инвалидов, женщина, наоборот, говорила, что ситуация меняется. Что деток с синдромом Дауна уже берут в детские садики, что Лене уступают место в транспорте.... Что люди добрые, если им объяснить.

Оксана любит рисовать.

Оксана любит рисовать.

ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ

Я долго думала, идти ли к главной героине расследования. Приехала к подъезду Водяновых. Увидела, как открывается дверь, Оксана выходит во двор и садится на корточки.

Я помахала девушке - она меня не увидела. Сорок минут сестра модели рассматривала руки, что-то поднимала с земли...

Потом из подъезда вышел мужчина, поднял девчонку (она разулыбалась), вытер ей рот, дал в руки пакет и увел.

В пакет Оксана складывает блестящие бумажки от конфет.

Я открыла компьютер и нашла фото: юная, третья сестра Натальи Водяновой Кристина, мама Лариса Кусакина и этот самый мужчина. Было подписано: «С супругом Александром Кусакиным».

Я была ошарашена. Саша Кусакин - родной папа Оксаны. Он бросил семью, когда родилась девочка-инвалид...

Оксане делают маникюр.

Оксане делают маникюр.

И я позвонила Ларисе:

- Как же так? Мы писали неправду?

- Нет, - ответила она, - Саша и правда нас бросил. Но он вернулся, и уже четырнадцать лет живет с нами.

Четырнадцать! Значит, это произошло, когда Наташа вышла замуж за Портмана...

Все равно это поступок. Соседки рассказывают, что каждый день с Оксаной гуляет не няня, а нянь, мужчина...

- Я ужасно рада за вас, Лариса Викторовна, - сказала я от всей души, и женщина ответила:

- Спасибо! У нас все хорошо. Наташа помогает - дай Бог каждому. Я нашла себя, я работаю: готовлю еду для офисов, у меня есть клиенты. Это уже не только пирожки (год назад новость «Мама Натальи Водяновой продает пирожки» наделала шума. - Ред.), это и салат «Мимоза», и фаршированные перцы...

Семья живет в купленной Наташей большой квартире, сумка Ларисы Викторовны на глаз стоит минимум тридцать тысяч рублей, младшая дочь учится за границей...

И слава Богу. Эти люди выстрадали.

Я спросила о скандале в кафе: как должны были поступить его сотрудники?

И получила ожидаемый ответ: просто подождать. Оксана бы ушла, и никаких проблем. Хорошо, что никого не посадили.

Папа больной девочки Александр Кусакин вернулся к семье. На фото: с женой Ларисой и ее дочерью Кристиной на балу дебютанток.

Папа больной девочки Александр Кусакин вернулся к семье. На фото: с женой Ларисой и ее дочерью Кристиной на балу дебютанток.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Выключить тоннельное зрение

Выводы на поверхности.

Родственники психических инвалидов - созависимые. Весь мир они воспринимают через призму болезни своих близких. Отсюда болезненная обидчивость... Попробуйте при таких родителях сказать: «Нормальные дети», - узнаете глубину глубин.

Просто у каждого в анамнезе - брезгливые взгляды в песочнице, или травля, или рекомендации врачей сдать в интернат и психбольницу. Еще отсутствие работы (какая работа, если многие инвалиды до старости в памперсах), нищета, жизнь в четырех стенах, предательство самых близких. Сексуальная неудовлетворенность взрослых инвалидов. Агрессия выросших.

Как писал Солженицын: «Только ети можут нас понимать, хто кушал разом с нами с одной чашки». Наталья Водянова - кушала. Она сидела с сестренкой, пускавшей слюну, в однокомнатной хрущевке, вместо того чтобы ходить в школу. Она сделала помощь таким инвалидам делом жизни.

Отсюда безразличие к проблемам родной тети: инвалиды гораздо роднее.

Отсюда желание переформатировать весь мир. Я не преувеличиваю: на сайте фонда Натальи Водяновой указано официальное направление деятельности «адвокация», то есть изменение отношения общества к инвалидам. В этом смысле скандал с Оксаной Кусакиной имел большой адвокативный эффект...

К сожалению, на мой взгляд, родственники аутистов перебарщивают. В частности, потому что есть родственники шизофреников. Для родственников шизофреников человек, упавший на пол в кафе или толкающийся в автобусе (аутисты могут это делать, если устали, им тесно), всегда будет означать острый приступ, опасность, необходимость вызывать «скорую психиатрическую».

Чем одни родственники лучше других?

Да ничем.

Во-вторых, я должна сказать непопулярную вещь: на Западе такие инвалиды, как Оксана Кусакина, не разгуливают по кафе.

Инклюзивное общество, на которое молятся у нас многие, не означает, что инвалиды там везде и пользуются равными правами со всеми. Всех, кого можно, адаптируют до нормы: они ходят в обычные садики и школы (и родители здоровых детей рады этому, потому что это воспитание доброты). Потом всех, кто способен, трудоустраивают, например, посудомойками (это называется сопровождаемое трудоустройство: социальный работник помогает решать проблемы). Для тех, кто не может занимать настоящие рабочие места, открывают мастерские по бисероплетению и войлоковалянию, и это защищенное трудоустройство, такие богадельни не способны выжить на открытом рынке. Живут взрослые инвалиды в социальных квартирах, их посещают соцработники, как наших бабушек и дедушек. Помогают с уборкой, покупками, получением пенсии. Но...

Всегда есть глубокие инвалиды. Не говорящие, агрессивные, не умеющие пользоваться туалетом. И они живут в интернатах, или, как это толерантно называется, домах социального проживания. У каждого отдельная «квартирка», общий холл, социальные работники. Выезды чаще всего совместные и абсолютно контролируемые. Всем надевают оранжевые кепки: ПОМЕЧАЮТ инвалидов, чтобы не было конфуза... как в Нижнем Новгороде.

Защитники прав инвалидов, при несуществующей в России комфортной для всех системе, требуют от людей отношения, как на Западе...

А это утопия. Не надо ставить с ног на голову.

И уж полная гадость - кампанейщина. Решили наказать обидчиков инвалида, устроить показательный процесс, - а инвалиды оказались и с другой стороны. Со стороны кафе.

Мир - шире... Всем пора выключить тоннельное зрение.

Фото: автора, Евгении ГУСЕВОЙ, Ирины Быстровой («КП» - Нижний Новгород») и из архива Водяновых.