2016-08-24T01:56:00+03:00

Поэт и композитор Елена Суржикова: Надеюсь, Николай Караченцов снова споет наши с ним песни!

Замечательный артист празднует день рождения
Анна ВЕЛИГЖАНИНАНаталия ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ
Поделиться:
Комментарии: comments34
Суржикова рассказала «Комсомолке» об их творческом 20-летнем союзе со знаменитым актеромСуржикова рассказала «Комсомолке» об их творческом 20-летнем союзе со знаменитым актером
Изменить размер текста:

Актер Николай Караченцов сегодня, 27 октября, празднует день рождения. Ему исполнился 71 год. Кроме дня рождения он отмечает 20-летие сотрудничества с композитором и поэтессой Еленой Суржиковой, которая специально для артиста писала песни. В октябре также будет 40 лет создания легендарного хита "Я не солгу!" (автор музыки и слов Елена Суржикова), который пел Караченцов. Суржикова рассказала «Комсомолке» об их творческом 20-летнем союзе со знаменитым актером.

- Елена Павловна, как произошло ваше знакомство с Николаем Караченцовым?

- 20 лет назад друг нашей семьи, блистательный барабанщик Борис Богрычёв, которому нравились некоторые мои песни, пообещал познакомить меня с Николаем Петровичем. Помню, было холодно. В цветочном магазине на Спартаковской долго выбирала цветы для артиста и почему-то объясняла продавцу, что букет этот предназначается самому лучшему человеку на Земле.

Встретились мы с Борисом возле памятника Пушкину, с возгласом: «Поистине, сюда не зарастает народная тропа!». Пришли на служебный вход «Ленкома», присели на кресла и стали ждать. Вдруг, где-то вдалеке, пророкотал неповторимый низкий голос, усиленный сводами потолков. Еще издали мы увидели худенького, стройного человека. Даже было трудно поверить, что это легендарный Караченцов. Ведь по телевидению он казался крепким и коренастым. Как во сне я подошла к Николаю Петровичу, молча протянула цветы, говорить не могла. Караченцов в свои пятьдесят два выглядел великолепно: гибкое, спортивное тело, красивые глаза, обворожительная улыбка. В гримёрке актёра я очень волновалась, руки от волнения дрожали. Пока расчехляла и подстраивала замёрзшую гитару, Николай Петрович вполголоса беседовал с Борисом, потом ободрил меня несколькими фразами: «Русские не сдаются!» и «Огонь! Пли!».

Я спела пять песен, Николай Петрович внимательно слушал, а потом сказал: «Зря вы так волновались! Очень симпатичные песни. Давайте сделаем так: запишем песню «Я не солгу!», а потом – будет видно!»

На прощание, он поцеловал меня в щёку, и я произнесла такой же текст, который, вероятно, не сговариваясь, произносят все, поцелованные им женщины : «Теперь я не буду умываться!».

Мы довольно быстро с Карачецновым записали песню «Я не солгу!».

Кстати, она написана мною 40 лет назад.

Раньше я сама исполняла ее как певица, с концертами ездила, пела под гитару. А спустя 20 лет подарила Карачецнову.

С тех пор и началось наше сотрудничество.

Тогда сочинила новую песню для Николая Петровича – «Снова полюблю!». Записывали поздно вечером в «Ленкоме». Караченцов был уставшим, после озвучания. Несмотря на переутомление, оставался доброжелателен. Пришел и работал, как говорится, в полную ногу. Запись отдал Оксане Таран на радиостанцию «Маяк». Потом Оксана призналась Караченцову: «Николай Петрович, это щемящая песня, такое откровение. Мы крутили ее постоянно, и она понравилась слушателям!».

- Как проходила работа с Карачецовым?

- Он обычно не очень хорошо знал тексты. Сначала мы с ним все пропоем. Через паузы. Поначалу он всегда старается, как бы рассказывать. А потом потихоньку находил нужную интонацию и краски. По возрастающей, развивал динамику произведения. Это дорогого стоит увидеть, как Караченцов записывается.

Восемь песен мы записали с Колей. Все они вошли в наш сборник «Я не солгу!». Был у нас ещё совместный диск «Высший пилотаж». А всего у меня записано около 60 песен. Есть еще и в загашниках. Те песни, которые я пишу, они для людей осознанного возраста. Караченцов мог сочинение почувствовать и донести. Он многое прошел в жизни, у него был опыт, он понимал, о чем поет.

Работа с Николаем Петровичем подстёгивала, пробуждала чувство ответственности, создавала состояние полёта.

- Было ли такое, что Николай Петрович просил исправить строчку?

- Мы постоянно правили. В песне «Снова полюблю!», например, строчка «Ну, а ты пока – гуляй, время даром не теряй и по толстому карману счастье в жизни измеряй!». Коля возмутился: «Что же мы будем мерить всех женщин под один аршин?»

Поэт и композитор Елена Суржикова: Надеюсь, Николай Караченцов снова споет наши с ним песни!

Поэт и композитор Елена Суржикова: Надеюсь, Николай Караченцов снова споет наши с ним песни!

И вместе переписали так: Я перезимую, я перезимую,

И весну другую встречу во хмелю.

Всех перецелую и найду такую

Женщину святую снова полюблю...

Песню «Акулы» мы раз восемь правили, и Караченцов, наконец, сказал: «Как бабка не мучилась, а всё равно — померла!» Шутил он постоянно. Перед просмотром новых стихов говорил: «Сейчас будем «убивать блох». К текстам Коля относился очень серьезно. Я понимала, что он для меня недосягаем и тянулась до этой планки. Поэтому, когда писала что-либо для него, и перед тем, как ему показать, очень тщательно готовилась. Сама била себя по рукам и говорила: «Давай, думай, голова! Глубже, эмоциональнее!»

У песни «Звезды сошли с небес…» был долгий путь. Расскажу предысторию. Одна моя подруга Лена Игнатикова занималась продюссированием, помогала певцу Мансуру Ташматову. Он был не на слуху, но Лена хотела сделать ему концерт в зале «Россия». И попросила меня написать щемящую песню, наподобие «Я не солгу!». Что-то долго бродило во мне, но при этом все мысли о Николае Петровиче были. И, наконец, села за фортепьяно, хотя обычно беру гитару. И пошло.

Коля был на длительных гастролях, показать песню ему не могла. Подруги мне говорят: «Покажи ее Вахтангу Кикабидзе». Говорю: «Не могу, Караченцову написано».

Но все-таки меня уговорили. И я встретилась с Кикабидзе. Он прослушал мои работы, и сразу выбрал «Звезды…». Мы договоились еще встретиться. Но тут началась «революция роз». Думаю – значит не судьба. Позвонила Коле Караченцову, он попросил записать демо-запись. Эдуард Предигер взялся сделать аранжировку. Через неделю дает послушать. Слушаю, а у меня мурашки по телу. Записал мне на диск в моем исполнении. Отправила я демо-запись Караченцову в «Ленком». Через несколько дней он звонит: «Лен, я ничего подобного не слышал. Это хит!». У меня аж ноги подкосились от волнения. Нашелся спонсор на запись (Евгений Гусев).

Приехали с Караченцовым в студию звукозаписи и буквально моментально песню записали. Все получилось.

И вдруг… через три месяца - несчастье. Караченцов попадает в автокатастрофу…

Так получилось, что именно под нашу песню «Звезды сошли с небес» Николай Петрович первый раз появился перед зрителями после катастрофы.

В ней первые слова: «Я здесь…».

- Вроде бы с вашей песней «Казино» какая-то история связана?

- Меня, начинающего композитора, пригласили написать песню для фильма с очень маленьким бюджетом – потому и позвали… Фильм, по-моему, назывался «Формула счастья». Я написала туда четыре песни и одну мелодию. Они понравились. Основными были песня о казино и песня о Москве. Играть должна была Наталья Андрейченко и певец Данко. По сюжету молодая влюбленная пара идет по ночной Москве. Надо было передать это настроение. Банкиры, которые давали деньги на этот фильм, сказали: «Если будет Караченцов — то это решение дела! Тут нужна звезда». Я позвонила, а Николай Петрович извинился и отказался, объяснив: «Режиссер неизвестный, да и я очень занят. У меня все запланировано, боюсь подвести людей!».

Пришлось режиссеру, Неле Гульчук, обращаться к Михаилу Боярскому и Максиму Дунаевскому. Но фильм, увы, зрительского успеха не имел. Караченцов как в воду глядел. Но песни-то остались, и как-то я показала Караченцову материал. И он записал песню «Казино». «Не в игре, так в любви повезет!» – так звучат в ней последние слова. А тут позвонила актриса Оксана Сташенко и спрашивает: «Какая-нибудь песенка живенькая есть, чтоб на Дарьял-ТВ пригласить Караченцова?». Я созвонилась с Николаем Петровичем. Все совпало. Он приехал, спел, и песня пошла в люди.

- Готовые произведения сразу выносились к зрителю или они вынашивались?

- Караченцов периодически пел их на концертах, хотя у него был большой репертуар, и учить новое было некогда. Зато все песни вошли в альбом. Я писала лично для него, не знаю, как это получалось, видимо, от того, что было большое желание и безмерное чувство благодарности к этому неповторимому Человеку!

Кстати, я наблюдала Караченцова в «Ленкоме». Настолько он доступен в общении. Мог расцеловаться, например, с уборщицами, вахтершами, спросить, как дела…

Сейчас я активно приступила к подготовке концертной программы, которая будет посвящаться юбилею творческого сотрудничества с Николаем Петровичем.

Мы проговаривали с Людмилой Поргиной и с Андреем Караченцовым (сыном) два варианта. Ранее мы проводили вечер на Арбате в Доме книги. Там хороший небольшой зал и уютная атмосфера. Еще Николай Петрович член «Золотого клуба», там минимум 400 фирм. Это клуб предпринимателей. Там фестивали проводят, дни рождения справляют. Они могут осилить тысячный зал. Но Николай Петрович любит скромнее. А я думаю сделать небольшой банкетик в ресторане. Попросим выступить Олю Кабо, Дмитрия Харатьяна, Ксению Георгиади.

Николай Петрович с нами, он в строю. Мы хотим устроить именно лирический вечер этой музыки, этих строк. Сохранились фонограммы. Есть возможность, чтобы они прозвучали. Потому что время другое. Другой Николай Петрович. Пусть будет небольшой зал. И это будет трогательно и душевно.

Надеюсь, Николай Петровчи споет. По крайней мере, такая идея у нас есть…

А еще выходит наш совместный диск "Париж на двоих или каштаны в огне"

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также