Общество3 ноября 2015 21:16

Оставьте историю в покое

Наш обозреватель - против переименования станции метро «Войковская»
Лучше всего на стены "Войковской" будет нанести фотографию мученически убитых царя и его близких, прямо на белый кафель.

Лучше всего на стены "Войковской" будет нанести фотографию мученически убитых царя и его близких, прямо на белый кафель.

Фото: РИА Новости

Пошла сейчас на сайт "Активный гражданин" и проголосовала против переименования станции метро "Войковская". Такая инициатива, если вы не знали, рассматривается сегодня по инициативе мэрии и граждан.

Я знаю, что сделал Войков, Петр Лазаревич: организовал убийство царской семьи, настоял на убийстве пятерых детей царя, лично добивал штыком раненых девушек, снял рубиновое кольцо с пальца императрицы.

Вернее, я знаю, что так сообщил свидетель. Это не точно, но так уж вошло в историю. Карась любит жариться в сметане: карася никто не спрашивал, но такова сила общественного мнения. Войков равно цареубийца.

Я против убийства как такового, против революций и в ужасе от того, что невинных детей растворяли в кислоте.

Более того, я считаю себя православным человеком, знакома с жесткой позицией церкви (отказ от переименования сродни оправданию каннибаллизма), в курсе того, что Николай Второй и его семья почитаются в чине страстотерпцев...

Но я хочу, чтобы карту города и историю моей страны оставили в покое. Слышите? ОСТАВИЛИ В ПОКОЕ! В кровь уже всю истоптали, в слякоть, гозманы вы нового разлива: тот Отечественную войну ковырял, вы - гражданскую... А это, может быть, еще больнее. Есть мнение, что такие раны не заживают в принципе.

Я спрашиваю: неужели нельзя наконец успокоиться и всем всех простить? Да, был такой период, да, большевики творили зверства (как будто одни большевики их творили), но это ОНИ построили метрополитен. Они, коммунисты. Не вы. И руки заберите.

...Лучше всего на стены "Войковской" будет нанести фотографию мученически убитых царя и его близких, прямо на белый кафель. Отлично отразит многогранность истории. Покажет, что мы ничего не забыли.