2016-08-24T01:55:10+03:00

Эдвард Радзинский: Как только Ленина начнут выносить из Мавзолея, к нему возникнет невероятная любовь

Историк и писатель выпустил новую книгу «Берегитесь, боги жаждут!» - в ней он размышляет о том, как меняют мир и людей революции, проводит параллель между Великой Французской и Октябрьской, а также между Ильичом и Робеспьером
Поделиться:
Комментарии: comments109
Если бы интеллигенту и адвокату Ленину сообщили, что вместо того чтобы защищать людей, он будет бесконечно подписывать «расстрелять, расстрелять, расстрелять», он бы не поверилЕсли бы интеллигенту и адвокату Ленину сообщили, что вместо того чтобы защищать людей, он будет бесконечно подписывать «расстрелять, расстрелять, расстрелять», он бы не поверил
Изменить размер текста:

«Революция - это обязательно великая кровь»

- Две великих революции остаются по-прежнему самыми загадочными. Во Франции век просвещения почему-то закончился водопадом крови. В России процветание первых лет XX века утонуло в терроре и жестокости. Если бы милейшему, нравственному и добродетельному человеку, честнейшему адвокату Робеспьеру на свадьбе его ближайшего друга Камиля Демулена сказали, что очень скоро всех своих друзей и самого Демулена, и его жену он отправит на гильотину, я думаю, Робеспьер бы безумно расхохотался. И если бы интеллигенту и адвокату Ленину сообщили, что вместо того чтобы защищать людей, он будет бесконечно подписывать «расстрелять, расстрелять, расстрелять», он бы тоже не поверил. А Юровский, писавший когда-то Льву Толстому большое письмо о мучившей его нравственной проблеме - можно ли ему жениться на любимой женщине, у которой муж в заключении, никогда бы не поверил, что через какое-то время будет спокойно расстреливать беззащитных девочек, разрядит револьвер в голову ползающего перед ним царевича и будет чувствовать себя при этом орудием истории!

- Что же их так изменило?

- Революция. Она преображает. В людях есть неисчерпаемые запасы ненависти. Борьба Христа и Антихриста в человеческой душе постоянна. Но если цивилизация как-то держит вас в руках, то революция фантастически быстро начинает топтать всякий гуманизм и жалость во имя высочайших целей, которые разрешают вам рубить человеческие головы и прибивать к воротам тела. Вся книга Бунина «Окаянные дни» - это проклятие великому русскому народу, который, как пишет Бунин, превратился в зверя. Я думаю, Бунин лукавил. Он не мог не знать, что внутри этого народа столетиями воспитывали ненависть, что это был угнетенный, несчастный, бесправный народ, который могли продавать, проигрывать в карты, обменивать, нарушая все человеческие и божеские законы. И это считалось нормальным! А потом то, что было спрессовано, вырвалось наружу.

Историк и писатель Эдвард Радзинский выпустил новую книгу Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Историк и писатель Эдвард Радзинский выпустил новую книгуФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИНtrue_kpru

- Но это кажется справедливым...

- Историк должен знать, что у великих революций существуют общие законы: начинают революцию свободолюбивые романтики, мечтающие уничтожить несправедливость, но они и выводят на арену воинственную нищету, забитую и страшную. Обездоленные люди выходят требовать ВСЕГО! Карамзин говорил: «Век просвещения, в огне и крови не узнаю тебя!» И этот закон, неизбежную связь причины и следствия, к моему удивлению, отлично понял не очень хорошо знавший историю Владимир Ильич Ленин.

- Почему?

- Он долго изучал Французскую революцию. Большевиками в точности повторялись все ходы французов. Их крестьяне с ненавистью насаживали на вилы и вешали аристократов - и наши крестьяне тоже резали и жгли своих бар. Ленин в полной мере оценил эту силу ненависти и использовал народ. А какие были замечательные лозунги! Фабрики рабочим, земля крестьянам, свобода - всем. Он знал толк в силе слова. И чем все это закончилось? Беспощадной восточной деспотией, азиатским марксизмом, в который обрядилась кровавая инквизиция. Закон революций - универсален. И Робеспьер , и Ленин вынуждены были в конце концов признать, что революция это обязательно великая кровь. И там и там, все революционеры в конце концов были поставлены к стенке. Так что всем, кто начинает играть в эту игру надо знать эти законы. Их не удастся обойти. Придется объявлять террор, убивать, казнить, рушить памятники. Но наша страна прелестна в своей жажде хорошего конца и вере что все будет правильно.

Революция. Она преображает. В людях есть неисчерпаемые запасы ненависти. Борьба Христа и Антихриста в человеческой душе постоянна Фото: РИА Новости

Революция. Она преображает. В людях есть неисчерпаемые запасы ненависти. Борьба Христа и Антихриста в человеческой душе постояннаФото: РИА Новостиtrue_kpru

«Я - наблюдатель, если хотите, свидетель»

- Кому вы адресовали вашу книгу?

- Я хочу чтобы ее прочли молодые люди. Но, скажу вам с большевистской прямотой, у нового поколения есть одна беда - им трудно читать крупные тексты. Они зомбированы телеканалами, примитивными сериалами, этим несчастным даже Твиттер уже кажется слишком объемным и сложным для разговора. Поэтому я встал на горло своей песне, и старался писать кратко - книга вышла небольшая и хорошо иллюстрированная. Но украшена она картинками не для развлечения. Это все - документы эпохи, картины, гравюры, приказы о казнях.

- А какими документами вы пользовались?

- Я, к счастью, дожил до такого состояния, что даже если начну писать о Людовике XIV, мне не надо ходить в архив - я уже все документы о нем читал и все о нем знаю. А вот в России я занимался лично всеми документами, начиная от записки Юровского (он руковолил расстрелом семьи Николая II), которую опубликовал я, и телеграммы Ленина, из которой следует, что это он инициировал расстрел.

- Эдвард Станиславович, книги просто так не пишутся - скажите честно, вы предостерегаете от следующей революции?

- Революции не возникают, когда их ждут. Скорее наоборот. Октябрьская возникла довольно неожиданно. В 14-м году весь народ еще стоит на коленях около Зимнего дворца и приветствует войну. И если бы Николаю шепнули, что эти крестьяне через три года будут бороться за право его расстрелять, он бы не поверил. Эта книжка для того, чтобы вы поняли, как это происходит. Я наблюдатель. Если хотите, свидетель. Мне интересно, что происходит, но вы никогда не увидите меня в толпе на демонстрации.

Робеспьер вынужден был в конце концов признать, что революция это обязательно великая кровь

Робеспьер вынужден был в конце концов признать, что революция это обязательно великая кровь

«Все будет хорошо, Иосиф Виссарионович нас уже покинул»

- Ваши книги выходят в разных странах, где историей интересуются больше всего?

- Такого интереса к истории как у нас, больше нигде нет. Если два шведа сядут на лавку и обсудят Пальме - один скажет что он урод, а второй - святой, они поговорят и разойдутся. А у нас морды набьют друг другу за Сталина. Потому что эпоха Сталина не понята. Заговорили о том, что Сталин, оказывается, «эффективный менеджер». Но более неэффективного менеджера представить себе невозможно. Он получил страну, которая в справочнике ЮНЕСКО занимала первые места по многим позициям и у которой было светлое будущее и народ-умелец. И что он делает? Он возвращает крепостное право, он катком проходит по интеллигенции. Люди разводят споры сколько людей он истребил — 600 тысяч или 2 миллиона. Что меняет число? В очередь к кресту стояла вся русская наука, вся русская поэзия, часть великой русской литературы. У меня только один вопрос — как выжила страна? Сталин — крупная личность, с невероятной волей, он, чтобы стать образованным, каждый день читал книги, и выиграл, хоть и зверскими способами, Великую Отечественную войну. Его роль огромна. Но до войны она была чудовищна.

Сталин — крупная личность, с невероятной волей, он, чтобы стать образованным, каждый день читал книги Фото: РИА Новости

Сталин — крупная личность, с невероятной волей, он, чтобы стать образованным, каждый день читал книгиФото: РИА Новостиtrue_kpru

- Так вы против Сталина или за?

- Разве может актер, играющий Ричарда, ненавидеть своего персонажа? Когда я пишу, судить персонажа не мое дело. Я использовал дневники реальных людей и смотрел на Сталина их глазами. Пытался его понять. Когда я писал о Распутине, мне повезло. Мстислав Ростропович для меня купил на аукционе «Сотбис» дневники тех, кто знал Распутина лично. Это была сенсация. И я имел возможность впервые увидеть его глазами разных людей. До этого существовал лишь заказной политический портрет. Лучше ли он оказался, чем миф о нем? Да нет. Он оказался тем, кем был - мужиком, который запутался, а был объявлен сначала агентом жидомасонов, а потом жертвой жидомасонов. Это наша жизнь и не надо относиться к этому серьезно. Чаадаев, когда слышал об очередном принятом законе, весело говорил: «Какие они, однако, у нас шалуны!»

- А книгу о Ленине вы будете писать?

- Да. Обязательно. Он мне безумно интересен и на очереди, хотя сейчас мало кого интересует. Но вот если его начнут выносить из Мавзолея - тут все встрепенутся, и вы не представляете, какая возникнет любовь к Ильичу. Я дружил с Максимилианом Шеллом и его женой Натальей Андрейченко, он приехал в Москву сниматься в роли Ленина. Шелл лежал в гробу изображая Ильича и спрашивал меня - похож или нет? Я ему говорю: «Надень кепку, подойди к Мавзолею и скажи: «Я домой». Посмотришь что будет». Шелл шутку понял.

- Сейчас непростые времена. Чего нам ждать и на что надеяться?

- Вы сегодня утром проснулись - представьте сколько народу не проснулось. Кто-то был убит, кто-то будет убит, а вы живете. Воспринимайте каждый день как большое достижение. Я утром открываю глаза со светлой радостью - смотри-ка, свершилось, удалось, я здесь, я победил, меня наградили еще одним днем. Все будет хорошо в этом лучшем из миров. Тем более, что Иосиф Виссарионович уже нас покинул.

 
Читайте также