2016-08-24T01:54:34+03:00

Роль армии в современной России

Эфир программы «Военное ревю» от 12 ноября 2015 г. 17:05 (МСК) [аудио]
Изменить размер текста:

Прослушать запись эфира

Баранец:

- Добрый вечер. Это «Военное ревю» «Комсомольской правды». Здесь не называют Россию «рашкой», здесь не говорят о России «эта страна». Здесь не называют российских воинов «зелеными человечками». Здесь не говорят и не пишут слово Родина с маленькой буквы. Здесь не приукрашивают события, в том числе военные, и не умаляют недостатки. Это «Военное ревю». Со мной в студии по традиции полковник в отставке Михаил Тимошенко. И у нас сегодня гость – советник министра обороны Российской Федерации Андрей Ильницкий. Я хочу задать для разогрева такие вопросы. Как вы видите сегодня Российскую армию как важнейшую государственную структуру России? На чем зиждется авторитет или повышение престижа Российской Армии? А почему вдруг недавно нам социологи выкатили такую цифру, которую я не видел даже в славные времена Советского Союза, когда армия, как клубника в сметане, купалась, и то ей доверяли процентов 80. Сейчас – 86. Андрей Михайлович, вы прибыли к нам из Министерства обороны. Хочется узнать взгляд оттуда, сверху. Как видится сегодня положение Российской армии в нашем российском обществе?

Ильницкий:

- Как это всегда было на Руси, как то, на чем держится государство российское, и держалось всегда. Как то, что определяет развитие страны, развитие экономики и спокойную жизнь ее жителей – нас, россиян.

Баранец:

- Люди часто нам с Михаилом звонят и говорят: Виктор Николаевич, где-то 4 года назад мелькала цифра – Вооруженным силам Российской Федерации доверяло чуть меньше 60%, сейчас – 86. И тут мы задаемся простым вопросом. Это что, пропагандистская цифра, это популистская цифра, это конъюнктурная цифра или все-таки что-то произошло в армии, что вдруг на целых 26% скакнул вверх рейтинг доверия общества?

Ильницкий:

- Постоянно идут учения, вы знаете, в этом году «Центр-2015» - это были беспрецедентные по масштабу, по количеству задействованной техники учения. Я не буду говорить о том, как была проведена операция в Сирии на первом ее этапе. Скажу лишь несколько цифр. 8 500 железнодорожных вагонов – объем груза, перевезенного туда до того момента, когда туда прилетела группа Военно-космических сил, и когда присутствие там стало очевидным. До этого наши «партнеры» пребывали в счастливом неведении. Это первое.

Второе. Каждый день мы получаем сводки и видим, как достаточно интенсивно идет боевая работа, которая приносит свой результат. И это тоже является следствием той самой постоянной работы, которая велась до этого. Вы помните, мы с вами освещали эту работу. Как постоянно отрабатывались на военных учениях большие переброски войск. Как постоянно повышалась мобильность вооруженных сил. Все это приводит к тому, что мы не являемся субъектом новостей, мы их создаём своим делом. Вот и все.

Тимошенко:

- Удивляться, я бы сказал, особо нечему. Потому что мы же такая страна, в которой то или иное явление или структура всегда персонифицируется. Вот, допустим, когда говорят – МВД, значит, Колокольцев, если Центробанк, значит, это Набиуллина, если Минобороны – значит, либо Сердюков, либо теперь Шойгу. И вот возникает вопрос. Я так полагаю, что скачок этого доверия, градус, он повысился благодаря приходу нового министра.

Баранец:

- Кстати, это случилось три года и 5 дней назад, 6 ноября 2012 года. Три года на посту министра обороны Сергей Кужугетович.

Ильницкий:

- Позволю себе высказать гипотезу. Это напрямую связано, однако здесь очень важно подчеркнуть вот еще что. Все-таки армия, вооруженные силы, оборонно-промышленный комплекс – это предмет работы очень серьезной команды. Команды во главе с президентом, нашим Верховным главнокомандующим, и без политической воли этого человека, без поддержки, поверьте, те процессы, которые идут в армии, та оценка (86% доверия), которую ставят армии и министру, были бы невозможны.

К примеру, недавно… Виктор Николаевич, вы, может быть, знаете более детально, как шли бюджетные процессы. А шли они сложно, желающих, и в правительстве в том числе, секвестировать оборонный бюджет, хотя он в 10 раз меньше, к примеру, бюджета американского, который составляет более трети от общемирового бюджета. Так вот, и на этот бюджет, который производит ту самую армию, которой гордятся люди, тем не менее, очень большие были… Если бы не политическая воля и поддержка Верховного главнокомандующего Владимира Владимировича Путина, было бы трудно сохранить тот бюджет, который намечен и идет в рамках программы, принятой до 2020 года, - модернизации и перевооружения Вооруженных сил. Которая уже более чем на треть выполнена, я замечу.

Тимошенко:

- Я хотел сказать, что Владимир Владимирович не отстоял индексацию денежного довольствия. Потому что нас этими вопросами затюкали. Если служба в армии престижна и страна ее любит, эту армию, и нуждается в ней, почему же не индексируется денежное довольствие военнослужащих?

Баранец:

- Мы все умеем задавать очень острые вопросы. И это один из тех вопросов, которые мы каждый раз поднимаем в «Военном ревю», защищая материальное положение наших уважаемых защитников Родины.

Андрей Михайлович Ильницкий затронул вопрос борьбы за военный бюджет. Да, действительно, драка или стычки между Министерством обороны, Минфином… Знаете, они традиционны, только мы о них иногда очень мало знаем. Так вот, из недр правительства ко мне просочились данные, какие стычки были между руководством Министерства обороны и Минфином, потому что Минфин просто невероятно хотел поживиться за счет военного бюджета, пытаясь сократить его. Когда министр обороны приезжал в Минфин, утверждалась одна цифра. Он не успевал доехать до Фрунзенской набережной, ее уже на 15 миллиардов урезали. Утром он узнавал, что вроде бы все на месте, а к вечеру снова… И тогда министр обороны был вынужден напрямую обратиться к Верховному главнокомандующему, и в конце концов, этот бюджет, какой запрашивал Шойгу, он остался.

Тимошенко:

- Не пойму я, что это за игрища. Тогда за что же выперли Кудрина? И кто его сменил, получается? Все правительство теперь хотело оттяпать кусок из военного бюджета.

Ильницкий:

- Слава богу, не всё. В правительстве достаточно уверенно себя чувствуют люди, которые понимают, что военно-промышленный комплекс, армия – это разгонный блок российской экономики. Я назову просто несколько цифр. Я уже сказал о том, что можно, конечно, сравниваться с партнерами, на которых очень любит ссылаться та часть либеральная, которая жаждет уменьшить наши траты на ВПК, но скажу об ином, о позитивном. Вы знаете, эта цифра не придумана, она проверена практикой. Одно место рабочее, созданное в военно-промышленном комплексе, например, в такой отрасли, как авиастроение, создаёт в смешных гражданских областях 9 рабочих мест. Причем мест инновационных, связанных с достаточно высокой производительностью труда. Это надо подчеркнуть. Одно место в микроэлектронике, в такой чувствительной отрасли, где, к сожалению, у нас были проблемы, и мы сейчас в силу импортозамещения здесь тоже решаем эти задачи, создаёт 15 рабочих мест в смежных отраслях. В целом можно говорить о том, что по меньшей мере два рабочих места в гражданке создается одним рабочим местом в военно-промышленном комплексе. Это первый момент.

Во-вторых, здесь надо говорить и о том, что это не только рабочие места. На самом деле поднимаются вузы, причем вузы серьезные, не те, которые штампуют дипломы, расплодившиеся в 90-е и нулевые годы, а вузы типа Физтеха, Бауманка и т.д. Я не так давно был зам. руководителя правительства Московской области. Я могу сказать, что колоссальный дефицит инженеров, колоссальный дефицит рабочих высококвалифицированных именно на предприятиях военно-промышленного комплекса. Причем, Михаил, скажу вам, что дефицит мест, где достаточно высокая (порядка 100-150 тысяч рублей) месячная оплата.

Тимошенко:

- А чему мы удивляемся-то? Стране нужно примерно 1 млн. 400 тыс. выпускников вузов в год. А в вузах околачивается и выпускается до 7 миллионов. Они там скрываются от жизни, и мы об этом уже говорили. А то, что никто не хочет идти на инженерные специальности, точнее, вынуждены брать того, кто пришел, не чемпионов, тоже понятно. Потому что если ты с дурной головой выпущен из этого вуза, накосорезил, самолет упал или мост рухнул, понятно – пошел под уголовную статью. А если ты языком чешешь, как наши экономисты утешают нас в стиле «то ли еще будет», так и ничего страшного в этом нет.

Ильницкий:

- Вы абсолютно правильно говорите. Это продукт той самой либеральной политики в области образования, которую, конечно же, надо менять.

Баранец:

- Переплод планктона у нас действительно есть.

Ильницкий:

- Еще 4 года назад эту цифру мне говорил Владимир Николаевич Плигин, который возглавляет комитет по госстроительству в Государственной Думе. Он говорил, что весь выпуск юристов 2010 года не был нужен, просто для них не было мест. Тем не менее, юристов, экономистов, менеджеров и т.д…

Тимошенко:

- У меня такое впечатление, что не нужны и последующие.

Ильницкий:

- Еще один эпизод из моей конкретной практики. Не так давно по производственной надобности я посещал уникальное предприятие (не могу его назвать) оборонно-космического комплекса. Производят продукцию, не имеющую аналогов в мире. Идем с директором. Я смотрю, лицо знакомое. И вдруг я вспомнил, кто этот человек. Это тот человек, который мне в начале 90-х годов, во время безвременья, извините, ремонтировал автомобиль. У него золотые руки. Я помню, приезжал к нему (он в гараже это делал), его жена постоянно на него пыхтела: вот денег не зарабатывает, ходит на эту свою инженерную работу. Так вот, этот человек сберег себя в профессии. Да, он тогда вынужден был подрабатывать, но сейчас он генеральный директор. Такие случаи, к сожалению, являются исключением.

Баранец:

- У нас в эфире Сергей.

- Здравия желаю, товарищи половники. Я офицер запаса. Тема передачи проста и понятна. Народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую, и намного дороже.

Второй вопрос. Когда вы подняли тему, должен ли отвечать министр. Есть простая русская пословица: взялся за гуж, не говори, что не дюж. При всем моем уважении к Владимиру Владимировичу, мне кажется, что должна быть более жесткая ответственность всех министров, всех категорий. Не только того инженера, который запорол. У нас были срывы и по космическим запускам. Должны отвечать конкретные люди. И тогда, может быть, меньше будут рваться на эти высокие должности люди.

Тимошенко:

- Вы правы, Сергей. Я докладывал, что в свое время обращался в администрацию с просьбой присвоить мне звание поленоносителя. У меня есть сарай на даче, сырое полено. Я готов стоять с этим сырым поленом за дверью и оттуда по сигналу выскакивать и благословлять этим поленом всех.

Баранец:

- Вопрос достаточно ясен. Жесткость спроса руководителей нашего государства с исполнителей, конечно, должна увеличиваться.

Ильницкий:

- Сергей абсолютно прав. Почему с инженера спрос по результату? И действительно, особенно сейчас, когда наша группировка в отличие от того, что было в 8-м году в Южной Осетии, обеспечена связью, в том числе система ГЛОНАСС работает безупречно. Давайте вспомним, поглядев отсюда туда. Вспомните, как падали ракеты, выводящие спутники ГЛОНАСС. На самом деле спрос по результату это единственный правильный подход. Надеюсь, что в этом смысле к армии, поскольку мы постоянно под ударом, постоянно под прессингом, и мы этот прессинг держим, к армии тот спрос, который есть у людей, мы на этот запрос и спрос отвечаем. Это не говорит о том, что мы должны расслабляться. Более того, сейчас президент провел совещание по исполнению гособоронзаказа. Он исполняется, программа идет с опережением, но есть и проблемы. На эти проблемы нам было указано, Министерству обороны, в той части, где это зависит от нас. Но сейчас в ежедневном режиме отслеживается прохождение тех или иных задач, которые поставлены в этой программе модернизации и перевооружения наших Вооруженных сил.

Баранец:

- У нас в эфире Вадим.

- Добрый вечер. Я как участник войны в Чехословакии хочу сказать, что…

Тимошенко:

- Какой войны в Чехословакии? 68-й год?

Вадим:

- Да.

Баранец:

- Может быть, как-то по-другому называются события в Чехословакии 68-го года?

Вадим:

- Ну хорошо, пусть будет по-другому.

Баранец:

- Вы же будете завтра рассказывать соседу, что в 68-м году Советский Союз воевал с Чехословакией. Но это же неправда. Были события. Но война в Чехословакии когда была?

Вадим:

- Хорошо, события. Это позволило при помощи наших Вооруженных сил на 30 лет отменить майдан, 30 лет у нас было спокойно.

Баранец:

- Я бы поспорил с вами, что чешские события… Это конспирология. Я думаю, что Чингисхан тоже позволил нам отложить майдан на 30 лет.

Вадим:

- Я думаю, что то, что наши войска участвуют сейчас в Сирии и на Украине, это помогает нам тоже отложить майдан. То есть нам нужны хорошие, сильные Вооруженные силы. Вопрос такой. Вот на Украине утверждают, что у них была революция. После революции знаете, кто приходит. Тем, кто приходит, нужно получить деньги. Как получить? При помощи войны. Таким нужна какая, быстрая победоносная или медленная война? Я думаю, что на Украине война будет очень долго. Каково ваше мнение?

Тимошенко:

- Единственное, что я не понял, каким образом связано состояние наших Вооруженных сил и возможность создания майдана в Москве.

Ильницкий:

- Если увязывать с тем, что мы обсуждали раньше, я Вадиму скажу. Вы же посмотрели всё по Сирии, и люди это видят. Как вы думаете, если бы Россия, как вы сказали… Вы допустили, на мой взгляд, некорректное обобщение – наши войска в Сирии и на Украине. Так вот, если бы это было так по Украине, то как бы долго эта орда, которая там АТО проводит, продержалась бы? Это такой риторический вопрос. Ответ на него достаточно очевиден.

Баранец:

- У нас в эфире Сергей.

- Сергей, Саратов. У меня вопрос такой. Средства РЭБ позволяют очень эффективно вести боевые действия. Делится ли, будет ли делиться Россия своими секретами со своими друзьями, партнерами? Будет ли когда-то насыщены наши Вооруженные силы данными средствами? И не только средствами, но и специалистами, которые могут работать с такими средствами.

Ильницкий:

- Радиоэлектронное подавление?

Баранец:

- Да, радиоэлектронной борьбы. Есть целая программа по развитию РЭБ, она включена в госпрограмму перевооружения, сначала до 2020-го, потом по 26-го года и даже до 30-го. Специалистов мы готовим. Я не буду говорить, в каком славном городе. Но дело в том, что мы готовим таких специалистов, что лучшие американские говорят, что Россия на ряде участков радиоэлектронной борьбы уже оставила далеко позади себя даже специалистов США.

Тимошенко:

- РЭБ – дело понятное. Как в свое время говаривал один светоч радиоэлектронной борьбы, ставишь помеху с разницей в 30 децибел на этой частоте, и всё. А 30 децибел в переводе на обычные цифры, 1000 раз. Конечно, задавим.

Ильницкий:

- Ведь Сирия, что это такое в том числе? Это хороший полигон, через который не только мы поражаем наших «партнеров» тем, что мы умеем, но и мы учимся, выявляем какие-то недостатки, модернизируем их по ходу и делаем выводы. Так вот, что касается РЭБ, то в данном случае все нормально, все сработало, как надо. Хотя попытки очень серьезные со стороны и приграничных стран блока НАТО, и военно-морских сил, находящихся неподалеку.

Тимошенко:

- Что бы я еще отметил с РЭБ. Американцы всегда делали акцент на РЭБ на авиационных носителях. А РЭБ в сухопутных войсках, наземный, практически у них не существовал. И мы здесь ушли далеко вперед.

Баранец:

- У нас в эфире Людмила Викторовна.

- Самая любимая, дорогая передача, другой нет вообще. Но 3 ноября Михаил Тимошенко, отвечая на вопрос по Ближнему Востоку, сказал, что вспомните нашу революцию, почему никто не хотел остановить дурака, все сидели и молчали. Поясните, кого вы имели в виду.

Тимошенко:

- А разве я говорил такое? Я просматриваю стенограмму нашей передачи от 3 ноября, и там такого нет. Может быть, вам что-то померещилось? Так бывает.

Баранец:

- С нами на связь вышел Николай. Пожалуйста, Николай, ваш вопрос.

- Добрый вечер. Согласитесь, пожалуйста, со мной. У нас президент до того культурный, воспитанный, всесторонне эрудированный человек, но пока он не возьмет себе кусочек сталинизма, у нас будут еще годами появляться и Сердюковы, и Васильевы, и также воровать миллиарды будут на новом космодроме.

Баранец:

- Вы предлагаете, чтобы Путин открыл ГУЛАГи?

Николай:

- Ну зачем? Я сказал – кусочек сталинизма.

Тимошенко:

- То есть весь ГУЛАГ не нужен, но один, допустим…

Николай:

- Да.

Баранец:

- Кусочек Бутовского полигона, что ли?

Николай:

- Надо забрать все, что наворовал. И родню туда же всю. И тогда будет порядок.

Тимошенко:

- В первую очередь вернуть институт конфискации.

Баранец:

- Ваша мысль все равно имеет позитивную направленность – надо жестче спрашивать с воров и бюрократов. Андрей Михайлович, вы согласны с такой постановкой вопроса?

Ильницкий:

- С ярлычком не совсем, а с постановкой – абсолютно.

Баранец:

- У нас в эфире Сергей.

- Добрый вечер. Знаете, у нас такая ситуация в Новосибирске произошла в отношении ветеранов боевых действий. Нам отменили льготу. Мы могли встать в очередь по льготе на приобретение земельного участка.

Баранец:

- Важный вопрос. Вы пользовались федеральными или региональными льготами?

Сергей:

- Региональными.

Баранец:

- По Конституции регионы имеют право или назначать какие-то льготы, или отнимать.

Сергей:

- Смотрите, какая ситуация. Ты можешь встать на учет по этой очереди, но ты должен предоставить кучу справок, что ты нуждаешься в улучшении жилищных условий. То есть они Земельный кодекс…

Баранец:

- А при чем здесь земля и жилищные условия?

Сергей:

- Они смешали всё, они 51-ю статью включают, что ты должен доказать, что нуждаешься в улучшении. Но земля, она сама по себе не является улучшением жилищных условий.

Ильницкий:

- У меня к вам просьба. На SMS-портал Радио «Комсомольская правда» пришлите, пожалуйста, информацию. Я ее соответствующим структурам передам, и с вами свяжутся.

Баранец:

- Или присылайте на мой блог и на мой адрес, Баранцу, и я передам Андрею Ильницкому.

Тимошенко:

- Читаем ваши послания. «Правда ли, что Жириновский является полковником в отставке, и если да, достоин ли он носить офицерское звание?» Да он его не носит, он на полочку положил.

Баранец:

- Да, он полковник в отставке. Достоин или недостоин, это решает только тот, кто присвоил ему это звание.

Тимошенко:

- «Будут ли переоборудовать устаревшие боевые машины и аппараты в беспилотные?» Это, вообще говоря, вопрос такой, который содержит в себе и ответ. Как вы представляете себе переоборудование, например, Т-34 в беспилотник?

Ильницкий:

- Хотя тренд правильно подмечен. На самом деле и «Армата», и беспилотники, дроны – это направление будет развиваться, в том числе в сторону минимального задействования…

Тимошенко:

- На Т-90 уже пробовали дистанционное управление. Беспилотником это не назовешь, и не будет, наверное. Систему свой – чужой туда не поставишь.

Баранец:

- Но какие устаревшие боевые машины поддаются такой модернизации, наверное, будут.

Тимошенко:

- «Не касаясь эффективности технического оснащения, несомненное превосходство русского бойца в любых условиях против любого противника любой ценой. Благодарю».

Баранец:

- Переведите мне на русский язык, Михаил Владимирович. Что хотел человек спросить?

Ильницкий:

- Он хотел произнести, как мне представляется, суворовский принцип: пуля – дура, штык – молодец. Который на самом деле говорит о том, что русский воин по традиции духом силен и нацелен на такой прямой контактный бой, но и стрелять тоже умеет.

Тимошенко:

- Есть и народное изложение этой версии, но Госдума запретила его произносить в эфире.

«Всем добрый вечер. Как бы обязать Дмитрия Анатольевича Медведева ежедневно слушать вашу передачу? Георгий, Москва». Ну что, нужно какие-то наушники и насильно. А иначе никак. Это же покушение на государственное лицо. Это же экстремизм чистой воды.

Баранец:

- «Почему нет прямой пропорциональности индексации пенсий военных пенсионеров?» Миша, как ты понимаешь прямую пропорциональность индексации пенсий?

Тимошенко:

- Потому что инфляция у всех разная. И чем ты ближе к Белому дому, тем больше она загибается, загибается, и вроде как и нет.

Баранец:

- Там и зарплата больше.

Тимошенко:

- «Неужели оправдываются ваши перерывы по 4 минуты? Я до сих пор ничего так и не купил. Аркадий». Аркадий, вы и в прошлый раз, когда рекомендовали парашюты приделать к самолету, не купили.

«Предпочтительнее самим не есть, а армию кормить. Мир в стране дороже всего. Татьяна, столица». Спасибо, Татьяна.

Ильницкий:

- Не буду говорить о том, что если не кормишь свою армию, будешь кормить чужую, и это будет много дороже. Сошлюсь на данные социологического опроса сентября месяца, где людей спрашивали, какие статьи федерального бюджета должны быть прежде всего сокращены от сокращения. На первом месте здравоохранение, на втором, в большим отрывом от остальных, - национальная оборона. Так что, Татьяна, вы немного с народом не совпадаете.

Тимошенко:

- Но не с большим отрывом от остальных. Потому что на оборону мы закладывали 3,3 триллиона примерно на этот год, а на развитие промышленности 2,9 триллиона. Так что разница очень небольшая. На социалку – 5.

Ильницкий:

- Людей спрашивали: вы готовы идти на секвестры, и по каким статьям? И люди сказали: знаете, вот здесь мы потерпим, пусть лучше наши ребята будут экипированы, вооружены, армия будет достойно себя чувствовать.

Тимошенко:

- «Почему строительство «Варшавянок» продолжается, если ранее заявлялось, что их постепенно заменят «Калины»? Андрей». Андрей, «Варшавянка» это третье поколение, четвертое поколение – это проект «Лада». Пока мы не довели его до ума. А «Калина» - это пятое, проработки идут, я бы сказал, уровня эскизно-технического предложения. Позвольте сначала сделать лодку с нормальной анаэробной установкой.

Баранец:

- «Верно вы заметили, товарищи полковники, вузов у нас с лишком, тружеников у нас все меньше да и от армии прикрываются корочками юристов и экономистов. Зато ширится, цветет и пахнет офисная моль. Константин». Ну, ни прибавить, ни добавить. Мы уже говорили об этом.

Тимошенко:

- «Вдовам офицеров какой процент положен от пенсии мужа? Тамара, Волгоград».

Ильницкий:

- Я смотрю, здесь вопросы такого рода. Надо, чтобы специалист пришел и в течение часа примерно…

Баранец:

- Андрей Михайлович, мы будем вам очень благодарны.

Ильницкий:

- Заказ и наказ и от двух полковников принят.

Тимошенко:

- Алексей из Новосибирска с грустью отмечает, что «пенсии сухопутчиков в два раза меньше, чем у военнослужащих других родов войск». Уважаемый Алексей, вы говорите о пехоте, как вы пишете, артиллерия, зенитчики, саперы, связисты и т.д. Правильно. У них служба идет, конечно, год за год, если только они не где-нибудь в полку номер тысяча на мысе Шмидта. А у летчиков все-таки несколько иное, у них летный год иначе считается. Потому и пенсия идет с выслугой льготной в зачет. А если вашего пехотинца, допустим, засунуть в подземелье и заставить служить в обнимку с атомной бомбой, сколько вы сочтете ему правильной пенсию?

«Наша разведка не придала значения событиям на майдане, хотя Германия Штатами прослушивалась. Теракт на самолете мы тоже пропустили. С другой стороны, разведка США проспала Сирию. Но контрразведка США и России на более высоком уровне. Как вы сами оцениваете эффективность наших спецслужб за рубежом в условиях терроризма? Михаил».

Баранец:

- Объективно оцениваем.

Тимошенко:

- Михаил, дело в том, что спецслужбы, за исключением СВР, за рубежом не работают.

Баранец:

- Дорогие друзья, у нас в гостях был советник министра оборона Российской Федерации Андрей Ильницкий.

Слушайте программу «Военное ревю» с полковниками Баранцом и Тимошенко каждый вторник, среду и четверг в 17:05 по московскому времени на волнах радио «Комсомольская правда». Слушайте нас на частоте 97,2 FM в Москве, на нашем сайте www.FM.KP.ru или в мобильных приложениях Радио КП для iOs и Android.

Архив программы «Военное ревю».

 
Читайте также