Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Происшествия29 февраля 2016 15:45

Спасатели, работавшие на «Северной»: От ударной волны каски разлетались на части

Сотрудники МЧС рассказали, как проходила спецоперация после третьего взрыва
Авторы (2):
Игорь ПЕТРОВ
Вместе с экспертами мы разбирали - ради чего рисковали жизнями сотни горняков и можно ли было предотвратить чудовищную гибель 36 человек на шахте Северная.

Вместе с экспертами мы разбирали - ради чего рисковали жизнями сотни горняков и можно ли было предотвратить чудовищную гибель 36 человек на шахте Северная.

Воркута простилась с четырьмя шахтерами, чьи тела удалось вызволить из огненно-угольного капкана. Панихида проходила в самом большом местном спорткоплексе - рассчитан на 1800 человек. Но траурный людской поток казался бесконечным - долгие часы люди стояли на улице на морозе, алые розы в венках заметало снегом.

Еще 26 шахтеров погребены в забое на глубине почти 800 метров. К этой братской могиле сейчас не пускают никого, кроме специалистов: в ней продолжает бушевать пожар. Еще на «Северной», напомним, погибли пятеро спасателей и сотрудник «Воркутауголь».

Взрывов же на этой шахте за последние дни прогремело четыре. Первый - в минувший четверг после обеда, когда под землей работали 110 горняков. Последний - в воскресенье незадолго до полуночи. Когда там уже никого не было, кроме мертвых.

Предварительная версия ЧП - горный удар с мощным выбросом метана. Почему? На ключевые из этих «почему» мы и попытались найти ответы.

Вопрос первый: почему шахтеры работали так глубоко - почти километр под землей?

- Для современной угольной промышленности это не типично. Но чем старше шахта, тем глубже идет добыча. А разработкам «Воркутауголь» порядка полувека. В молодых шахтах пласты угля залегают и в 50 метрах под землей, - объясняет Игорь Курбатов, председатель профсоюза воркутинской шахты «Заполярная».

Шахта "Северная". Фото: РЕЗНИЧЕНКО Алексей

Шахта "Северная". Фото: РЕЗНИЧЕНКО Алексей

Вопрос второй: можно ли предотвращать горные удары?

- Горный удар - это скопление взрывоопасных газов в угольном пласте. Провоцирует его любой тектонический сдвиг - естественное природное явление, произойти может на любой глубине, - говорит Игорь Курбатов. - По сути - это ударная волна. Находящегося рядом человека может отбросить на несколько километров. Если удар сопровождается выбросом метана, любая искра способна вызвать пожар.

По словам специалистам, выбить искру может даже кусочек отломившейся породы. Для профилактики горных ударов бурят скважины, метан откачивают вакуумными насосами, но. Чем глубже - тем труднее проводить такую вентиляцию.

Вопрос третий: почему большинство шахтеров выбрались, а 26 не смогли?

В МЧС объясняют: те, кто не вышел из забоя, оказались в эпицентре взрыва - шахтеры ведь работают не гурьбой. Их могло отбросить от выходов ударной волной, а путь отрезали завалы руды. Только в том, что эти люди вообще какое-то время жили, многие эксперты сомневаются.

- В шахтах есть громкая связь, телефоны для звонков на «большую землю». Но после аварии температура там была выше 200 градусов, - объясняет Игорь Курбатов. - Спасатели, скорее всего, до последнего не говорили об этом официально, чтобы не обрубать надежду у родственников - как ни тяжело признавать.

Врач, работавший при подобных авариях на шахтах (просил не называть своего имени), отмечает: травмы у попавших под горный удар - тяжелейшие. Что касается того, будут ли доставать тела тех 26 шахтеров, в «Воркутауголь заявили: потушим пожар - потом решим. А потушить до сих его не могут все потому же, что на большой глубине скопилось много метана, который трудно откачать.

Вопрос четвертый: ради чего такие риски - сколько получали горняки?

Зарплаты шахтеров зависят от объемов добычи. В Воркуте горняки получают порядка 100 тысяч рублей. Для сравнения: средняя зарплата в Коми - 41 тысяча.

Вячеслав Трясухо - один из двадцати шести горняков, которые так и не вышли на поверхность. Проработал шахтером 17 лет. На фото со старшей дочкой Дарией.

Вячеслав Трясухо - один из двадцати шести горняков, которые так и не вышли на поверхность. Проработал шахтером 17 лет. На фото со старшей дочкой Дарией.

Вопрос пятый: что это дает стране?

У «Воркутауголь» пять подземных шахт и один горнодобывающий разрез. Основные поставки идут на Череповецкий металлургический комбинат. В прошлом году на предприятии добыли 13,2 миллиона тонн угля (в 14-м — 11,4 миллионов). А 12 участок шахты «Северная», где случилась трагедия, считался стахановским: в октябре 2004-го впервые в истории освоения Воркутского угольного месторождения там выдали нагора миллион тонн угля, потом размах вырос до 1,6 миллиона тонн в год. В «Воркутауголь» гордились: даже в масштабах России - уникально.

Говорить о прибыли в компании отказались.

Погибшие шахтеры:  Вячеслав Мыгыт, Николай Вангаев и Сергей Шишкин.

Погибшие шахтеры: Вячеслав Мыгыт, Николай Вангаев и Сергей Шишкин.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Мы взяли двоих погибших и пошли к выходу...»

О своих впечатлениях от спецоперации на «Северной» вспоминают спасатели, которые работали там после третьего взрыва. Ближе всего к эпицентру находились отделения Владимира Броскова и Сергея Толкачева Печорского военизированного горноспасательного отряда. Вспоминает Владимир Бросков:

- За секунду до того, как взрывная волна дошла до нас, я почувствовал как в шахте все замерло. Газоанализатор показывал превышение концентрации угарного газа. Я и командир Толкачев молниеносно, практически одновременно, приказали личному составу лечь на землю. Через секунды над нами пронеслась сильнейшая ударная волна. Над головами летели металлические конструкции, бочки, глыбы породы… Когда все стихло и мы смогли поднять головы, вокруг ничего не было видно. Столб густой пыли окутал все. Но мы определили, где эпицентр. Мы знали, что в той стороне есть люди и им нужна наша помощь. А вскоре наткнулись на двоих погибших - горнорабочего и спасателя...

В двухстах метрах от эпицентра находился помощник командира Воргашорского военизированного горноспасательного взвода Спартак Кузьмин:

- Ударной волной меня сбило с ног, на время я потерял ориентацию, каска просто разлетелась на части. Первое, о чем подумал – именно мои ребята в самом пекле. Не чувствовал ничего - ни боли, ни паники. Все мысли были только о том, как помочь своим.

Спартак Кузьмин получил множество переломов, закрытую черепно-мозговую травму. Но, превозмогая боль, пошел в сторону аварийного участка. Ему удалось обнаружить двоих шахтеров. Оба раненые, в сильнейшем шоке, но - живые. Спартак Петрович включил их в дыхательные аппараты, помог дойти до струи свежего воздуха и подняться на поверхность.

А вот рассказ Сергея Вида, заместителя командира филиала Печорского военизированного горно-спасательного отряда - он одним из первых спустился в разрушенную шахту сразу после первых взрывов, 25 февраля. Чтобы искать выживших.

- Спускалось нас четыре отделения специалистов, в общей сложности 25 человек - спасатели, медики, - вспоминает Сергей Николаевич. - Постоянно мониторили газовую обстановку - метан, кислород. Поначалу показатели были в норме, а сразу после повторного взрыва - превышение углекислого газа. Но мы добрались до аварийного участка. Увидели раненого шахтера - у него были перелом ребер и травма спины. Видимо, взрывной волной парню на спину отбросило какой-то предмет. Ему оказали помощь, и я послал одно отделение, чтобы пострадавшего передали врачам и подняли на поверхность. Пройдя еще 300 метров и свернув на выработку, увидели пожар. Точнее, два небольших - на площади по 2 - 4 метра. Непосредственно под землей в горных выработках есть огнетушители - ими мы и потушили. Мы понимали, что есть угроза обрушения, но все равно продолжали идти. И увидели еще двоих горняков - к сожалению, без признаков жизни: обгоревших, с переломами - от ударной волны. Мы их не сразу рассмотрели: ребят засыпало пылью и обломками. Одного из них я знал: это бывший директор шахты «Комсомольская, Лавров... Горный удар - вообще самая страшная авария, которая может быть на шахте. Но таких мощных, как на «Северной», я за свою бытность не встречал. Боялись ли мы? Нет. Были спокойны, не паниковали, хотя понимали, как рискуем. В общей сложности мы пробыли под землей шесть часов. Дольше не смогли только потому, что один за другим начались слабые горные удары - хлопки раздавались каждые 5 - 10 минут. Оставаться там стало крайне опасно. Нам дали команду выходить. Мы взяли тех двоих погибших и - пошли к выходу...

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Медведев поручил избавить воркутинских горняков от бюрократии

По оценкам экспертов, предотвратить выброс метана на шахте «Северная» было невозможно

Премьер Дмитрий Медведев поручил исключить бюрократию при оказании помощи горнякам, пострадавшим во время аварии на шахте «Северная» в Воркуте.

- Всем, кому требуется, должна быть оказана помощь. Это прямая ответственность и руководства региона, и самой компании. Деньги должны быть предоставлены без задержек и каких-либо бюрократических проволочек, - заявил Медведев на совещании со своими заместителями в понедельник в подмосковных «Горках». (подробности)